авторефераты диссертаций www.x-pdf.ru
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
 

На правах рукописи

Додаров Оятулло Мирзошарифович

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ В «МАТЛА‘-УЛ-УЛУМ ВА

МАДЖМА‘-УЛ-ФУНУН» ВОДЖИДАЛИИ МУДЖМАЛИ

10.02.22 - Языки народов стран Европы, Азии, Африки и аборигенов

Америки и Австралии (таджикский язык)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата

филологических наук

Душанбе – 2015

1

Работа

выполнена

на

кафедре

истории

языка

и

типологии

Таджикского национального университета.

Научный руководитель:

Ходжаев Давлатбек -доктор

филологических наук, профессор

Официальные оппоненты:

член - корреспондент АН РТ, доктор

филологических наук, профессор,

главный научный сотрудник Института

языка, литературы, востоковедения и

письменного наследия АН РТ

Саймиддинов Додихудо

кандидат филологических наук, доцент

кафедры таджикского и русского языков

финансого – экономического института

Таджикистана Собиржанов Солижон

Ведущая организация:

Таджикский государственный институт

языков имени Сотима Улугзаде

Защита состоится «5» ноября 2015 г. в «15:00» часов на заседании

диссертационного совета Д 737.004.03 по защите диссертации на соискание

ученой

степени

кандидата

и

доктора

филологических

наук

при

Таджикском национальном университете (734025, г. Душанбе, пр. Рудаки,

17).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке и на сайте

Таджикского национального университета www.thu.tj (734025, г. Душанбе,

пр.Рудаки, 17).

Автореферат разослан « » _______ 2015 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор

________________

2

Нагзибекова М.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. История таджикской лингвистической мысли до

настоящего времени еще в полном объеме не исследована, но обретение

Таджикистаном независимости в конце ХХ века стимулировало интерес к

изучению истории становления и развития национального языка. Некоторые

фундаментальные исследования и отдельные статьи были посвящены видным

ученым и представителям таджикской лингвистической науки прошлых

веков. Несомненно, наши ученые еще в прошлом хорошо осознавали тот

факт, что язык является основным элементом, отражающим специфику

культуры нации,

а также служит значимым средством сохранения

самобытности народа.

Актуальность

настоящей

диссертационной

работы

заключается

в

исследовании

и

научной

интерпретации

содержания

и

структуры

лингвистического

труда

Воджидалии

Муджмали

«Матла‘-ул-улум

ва

маджма‘-ул-фунун» («Введение в науки и свод дисциплин») как одного из

ценных источников формирования и развития таджикской лингвис-тической

мысли.

Степень разработанности темы. О Воджидалии Муджмали и его труде

«Введение в науки и свод дисциплин» до настоящего времени отсутствует

отдельное монографическое исследование. О содержании и структуре данного

труда во втором томе «Энциклопедии литературы и искусства» (Душанбе,

1989) Дж. Азизкуловым приводятся сведения следующего содержания:

«Работа «Введение в науки и свод дисциплин» Воджидалии Муджмали

написана в 1845 - 46 гг. в Индии на фарси. Эта книга является

энциклопедическим трудом, состоящим из двух частей, и в ней приведены

краткие сведения о науках и дисциплинах, известных во времена автора

книги. Под понятием «улум - науки» понимаются теоретические науки, а под

понятием «фунун - дисциплины» имеются в виду прикладные науки» [9, с.

185].

Сам Воджидалии Муджмали так объясняет причины создания своей

книги: «…для упрощения и облегчения ученикам и жаждущим знания надо

создать образец из двух книг: в первой книге - общие сведения о науках, а во

второй книге - пояснения знаний в редактированной форме, которые за

небольшое время позволят быть ученикам успешными и знающими» [10, с.

5].

Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что основная цель автора

заключалась в попытке обновления системы образования в медресе. По его

мнению, для изменения системы обучения, в первую очередь, необходимо

было объяснить и раскрыть смысл важных вопросов в основах по грамматике

и в пособиях по языку.

Следует отметить, что научный труд «Введение в науки и свод

дисциплин» до сих пор не изучен фундаментально. О важности и самой сути

языкознания,

изложенной в концепции

Воджидалии Муджмали в его

научном трактате, до сих пор не проведены исследования, за исключением

3

статей профессоров Д. Ходжаева и А. Хасанова [4-8], что и обусловило выбор

темы нашей диссертационной работы.

Цель и задача настоящей диссертационной работы заключаются в научно-

обоснованной интерпретации лингвистических положений и постулатов

известного представителя филологической

науки ХIХ века Воджидалии

Муджмали, изложенных в книге

«Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-фунун»

(«Введение в науки и свод дисциплин»), и определение их роли в развитии

таджикской лингвистической мысли. Исходя из вышеизложенной цели, в

диссертации поставлены и решены следующие задачи:

- определение роли и места Воджидалии Муджмали в становлении и

развитии основ таджикской грамматики и лингвистической мысли;

- выявление лингвистических и экстралингвистических факторов и

предпосылок становления и развития взглядов Воджидалии Муджмали;

- определение влияния арабской грамматической мысли и взглядов

таджикских грамматистов средневековья на лингвистические концепции

Воджидалии Муджмали о грамматике;

- анализ, интерпретация и классификация разделов книги Воджидалии

Муджмали

в

соответствии

с

разделами

грамматики

современного

таджикского литературного языка и современными лингвистическими

концепциями;

-

определение

степени

применения

лингвистических

воззрений

Воджидалии

Муджмали

при

создании

учебников

по

грамматике

современного таджикского языка.

Объектом и предметом исследования являются лингвистические взгляды и

комментарии Воджидалии Муджмали, изложенные в книге «Матла‘-ул-улум

ва маджма‘-ул-фунун», а также лингвистические идеи учѐных и мыслителей

средневековья и в грамматике таджикско-персидского языка.

Методологические основы исследования. Диссертация написана на основе

анализа и интерпретации научного и эмпирического материала. При

изучении данной проблемы характерно обращение к научно-исторической

традиции и к современному состоянию разработки этих вопросов в

таджикском и русском языкознании.

В качестве методологической и научной основы настоящей диссертации

послужили научные труды отечественных и зарубежных исследователей В. В.

Виноградова, А. А. Реформатского, В. А. Звягинцева, Ф. Гиргаса, В. Т.

Березина, Т. М. Габучана, В. Г. Ахвледиани, Л. Г. Герценберга, Д. Т.

Таджиева, М. Н. Касымовой, Д. Саймиддинова, Т. Хаскашева, Ф. Зикриѐева,

Х. Маджидова, Б. Камолиддинова, Д. Ходжаева, С. Назарзода, С.

Сулаймонова, А. Хасанова, Ф. Шарифовой Т. Яъкубова и др.

Методы исследования. В работе были использованы описательный метод

и методы сопоставительного и структурно-семантического анализа. Приемы

стилистического анализа, системного контрастивного изучения лексики и

метод компонентного анализа семантики и структуры слов, используемые в

работе, привлекаются как для подтверждения тех или иных закономерностей,

так и для их выявления.

4

Источники исследования. Основными источниками исследования, наряду

с трактатом Воджидалии Муджмали «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-фунун»,

также послужили труды других мыслителей, такие как «Данишнаме» («Книга

знаний») Ибн Сины, «Джаме‘-ул-хикматайн» («Свод мудрости») Носира

Хусрава, «Эхсо‘-ул-улум» («Свод наук») Абунасра Фараби, «ал-Фехрист»,

(«Библиографии») Мухаммада ибн Исхака Надима, «Ал-Му‘джам» Шамса

Кайса Рази и «Нафоис-ул-фунун фи ароис-ил-уюн», («Редкостные искусства о

наилучших шедеврах») Махмуда Амули.

Научная новизна диссертации. Впервые в современном таджикском

языкознании предпринята попытка научной интерпретации лингвис-тических

взглядов

известного

ученого

лингвиста

Воджидалии

Муджмали.

В

диссертации также впервые в монографическом плане изучена проблема

грамматических комментариев и постулатов Воджидалии Муджмали в

системе

комплексного анализа, имеющего связь с закономерностями

многоаспектных лингвистических концепций. Диссертационное исследо-

вание является первой попыткой

определения значимости трактата

Воджидалии Муджмали «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-фунун» в развитии

таджикской лингвистической мысли в XIX веке.

Теоретическая и практическая значимость исследования в рамках данной

темы заключается в том, что посредством анализа и изучения взглядов

Воджидалии Муджмали на основе его труда «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-

фунун» выявляются особенности развития таджикской лингвистической

мысли в ХIХ веке и определяется состояние обучения таджикскому языку в

различных ареалах распространения данного языка. Выводы и материалы,

содержащиеся в диссертации, могут быть ис-пользованы при изучении

истории науки, в первую очередь, истории языкознания.

Научно-теоретические положения данного исследования могут быть

положены в основу научных изысканий в области грамматики и теории

языка. Результаты исследования будут актуальны при разработке вузовских

программ

преподавания

таких

курсов,

как

«История

таджикской

лингвистической мысли»; «Средневековое учение о грамматике», «Роль

Воджидалии Муджмали в истории развития таджикской лингвистической

мысли».

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Изучение источников по таджикскому языку, составленных в ХIХ веке,

когда были сделаны серьезные шаги для подготовки и создания специальных

руководств по грамматике и пособий по персидско-таджикскому языку,

представляет важный аспект в развитии лингвистический мысли.

2. Значимость «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-фунун» Воджидалии

Муджмали в развитии таджикской лингвистической мысли несравнимо

велика, так как данный трактат представляет своеобразное обобщение и

совокупность ценнейших идей и взглядов лингвистов и ученых - филологов

прошлых эпох.

3. В результате анализа и интерпретации «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-

фунун» было определено, что данное произведение считается

не только

5

вводных

времени.

основах обучения языку в образовательных учреждениях того

4. В «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-фунун» Воджидалии Муджмали

представлен новый подход к обучению и новый взгляд на обучение, в том

числе и на изменение содержания учебных программ и учебных пособий на

основе грамматики классического периода.

5. Исследование направлено на выявление и классификацию научных

концепций и взглядов Воджидалии Муджмали на грамматику таджикского

языка, которые сыграли немаловажную роль в развитии таджикской

лингвистической мысли.

6. Основные научные идеи и взгляды Воджидалии Муджмали, представ-

ленные в «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-фунун», способствуют усовер-

шенствованию

современной

таджикской

грамматики

и

современной

лингвистической мысли в целом.

Апробация работы. Диссертация была обсуждена на заседании кафедры

истории языка и типологии Таджикского национального университета

(Протокол №12 от 2015г.). Основное содержание диссерта-ции отражено в

4 статьях, список которых приводится в конце ав-тореферата. По теме

исследования

автором

в

2011-2015

годах

прочитано

4

доклада

на

республиканских и вузовских конференциях.

Структура работы. Диссертационная работа состоит из предисловия, двух

глав, заключения, библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введение диссертации обосновывается актуальность темы, степень еѐ

изученности, цели и задачи исследования, определяются научная новизна,

источники

и

научные

методы

анализа,

отмечаются

теоретическая

и

практическая значимость, источники и методы исследования, указывается

структура диссертационной работы.

Первая

глава

называется

«Влияние

арабской

грамматики

на

языковедческие взгляды Воджидалии Муджмали» и состоит из двух разделов.

Первый раздел – «Роль и состояние персидско-таджикского языка во времена

арабского халифата» - рассматривает вопросы исторического состояния языка

в эпоху средневековья. Персидский язык в период исламского халифата был

языком поэзии, литературной прозы и международным языком в каком-то

смысле, подобно латинскому языку в европейском средневековье или

французскому языку в поздние века. Ираноязычные ученые

внесли свой

вклад в развитие науки и духовности не только Востока, но и Запада, а в

6

учебным

пособием,

но

и

является

своеобразной

лингвистической

энциклопедией, в которой приводятся конкретные и основные сведения о

целом и всего человечества, и записали свои имена на скрижалях

человеческой цивилизации. Персидско-таджикские ученые, любившие свою

родину и созидательный труд, стремились написать на своем родном языке

ценные произведения. Они, таким образом, преследовали, по крайней мере,

две цели. Во-первых, они хотели повысить значимость персидского языка

наравне с арабским языком во всем исламском халифате, добиваясь того,

чтобы персидский язык находился в научном и религиозном обращении. А

во- вторых, вследствие того что большинство ираноязычных народов не

знали арабского языка, персидско-таджикские ученые хотели распространить

персидский язык среди иранских народов в целях повышения их грамотности

и духовности в целом. Такое благое дело всесторонне поддерживалось

благородными эмирами и предводителями династии Саманидов.

Следует отметить, что формирование таджикской науки о языке берет

свое начало еще с периода Сасанидской династии. Из-за того, что

Сасанидская империя сошла с политической, культурной и социально-

экономической арены, данный процесс также в определенной степени был

приостановлѐн.

Правление

Саманидов

постепенно

способствовало

возрождению прежних традиций в науке, культуре и других сферах

социальной жизни. Основателями персидско-таджикской науки о языке

считаются опять же те ученые, которые служили при дворе династии

Саманидов, хотя они преимущественно писали свои труды в то время на

арабском языке. Самыми известными из ученых того времени были Абубакр

Мухаммад бин Закария Рази (865-925), Абунаср Мухаммад Фараби (873-950),

Абуали ибн Сина (980-1037), Абурайхан Беруни (973-1048). Чуть позже, а

именно в ХI-XV веках, появились и другие ученые, такие как Носир Хисрав,

Асадии Туси (автор «Персидского словаря»), Абунасри Фарохи, Насируддин

Туси, Шамси Кайси Рази, Махмуди Амули, Амир Хусрави Дехлави,

Абдурахман Джами, Хафизи Убахи и другие, которые в своих трудах

обобщали передовые мысли о языке, используя достижения греческих,

индийских, арабских ученых, создав и укрепив тем самым таджикскую

языковедческую мысль. В ХV-XIX веках плеяда других ученых продолжила

эту традицию. К ним относятся такие ученые, как Атаулла Махмуд Хусайни,

Хаджа Хасан Нисори, Хусайни Инджу (автор «Фарханги Чахонгири»),

Мухаммад Хусайни Бурхан (автор «Бурхани котеъ»), Абдурашиди Татави

(автор «Фарханги Рашиди»), Сираджуддин Алихан Арзу (автор словаря

«Чароги хидаят»), Мухаммад Гиясуддин (автор словаря

«Гияс-ул-лугат»),

Хаджи Мухаммад Каримхан и Воджидалии Муджмали.

Профессор Д. Ходжаев в своей монографии пишет: «Создание теории

таджикского языкознания в средние века происходит на основе философской

7

системы Абунасра Фараби и посредством уникального сочинения Абуали ибн

Сина «Данишнаме» («Книга знаний») [7, с. 50].

Так как в формировании и развитии таджикского языкознания было

значимо влияние арабской грамматической системы, то в трудах ученого

энциклопедиста Абуали ибн Сина также ярко прослеживается влияние

арабской грамматики. Подобное влияние мы также замечаем в трудах других

таджикских ученых более позднего времени вплоть до 20-30-х годов ХХ века.

К этим ученым, без сомнения, относится автор «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-

ул-фунун» Воджидалии Муджмали.

Первая глава данного произведения именуется «Дар баѐни муфрадот ва

мураккаботи хуруфи тањаљљї ва тасрифи масдари форсї» (О простых и

сложных буквах, о слогах и склонениях персидского инфинитива). Как видно,

Воджидалии Муджмали на первое место ставил комментарии к фонетическим

вопросам и подчеркивал, что учение о буквах и слогах персидского языка

необходимо рассмотреть во взаимодействии и в сравнении с арабским

языком.

Наука

о

склонении,

которая

сегодня

известна

под

названием

морфология, имела высокий статус в научных трудах ученых-филологов и в

целом в филологической науке мусульманского средневековья. В арабском

языкознании у Сибавайха в комментариях по вопросам морфологии

прослеживается влияние учения Халила ибн Ахмада Фарахида. Сибавайх

выделял такие задачи морфологии: 1) классификация частей речи; 2)

структура корней слов; 3) существительные и их классификация; 4) глагол и

его формы; 5) личностные и количественные категории; 6) относительные

прилагательные; 7) различные изменения словесных форм.

Такие обозначения, относящиеся к вопросам морфологии, мы встречаем

в сочинениях Абунасра Фараби, Абуали ибн Сина и в трудах других ученых

более позднего времени, в том числе и в книге Воджидалии Муджмали.

Например, Абунаср Фараби науку о языке разделил на такие части,

большинство которых относится к морфологии: 1) наука о простых словах; 2)

наука о фразеологии; 3) наука о правилах простых слов; 4) наука о правилах

выражений; 5) наука о правилах правописания (орфография); 6) наука о

нормах артикуляции; 7) наука о нормах стихосложения [13, с. 109].

В теории Абуали ибн Сины в комментариях по вопросам морфологии

встречается некоторое стремление отделить систему грамматики таджикского

языка от системы грамматики арабского языка. Например, он в своем труде

«Книга знаний» в разделе «Логика» пишет: «Каждое простое слово бывает

именем или диание, или буквой. На таджикском языке «имя» является

существительным, а «диание» в морфологии считают глаголом, логики

называют «словом», и существительное со словом имеют общий смысл,

8

подобно тому, если кто-то спросит: «Кого увидел?», и ты ответишь: «Зайда»,

то ответ будет полным. И если кто-то спросит: «Зайд что сделал?», и ты

ответишь: «Ушел», то в этом случае ответ тоже полный, но буква не имеет

полного смысла в самом ответе. Так как, если спросили бы: «Где Зайд?», то

ответил бы: «На» или «В», то оба ответа не полные, пока не скажешь: «Дома»,

«В мечети» и «На крыше» [1, с. 179].

Как видно из вышеуказанных комментариев, Абуали ибн Сина обсуждает

и стремится решить одну из важных задач морфологии, такую как

классификация

частей речи. Он ясно излагает мысли на основе правил

морфологии таджикского языка, хотя все-таки опирается на грамматическую

систему арабского языка.

Второй раздел первой главы под названием «Влияние арабской

грамматики на таджикскую лингвистическую мысль и языковедческие

взгляды Воджидалии Муджмали» рассматривает вопросы влияния арабской

грамматики на грамматическую систему персидско-таджикского языка, а

также на идеи и лингвистические взгляды Воджидалии Муджмали.

В свое время Воджидалии Муджмали при изложении основ морфологии

таджикского языка в учебниках того времени неизбежно использовал в

полной мере термины и слова арабского языка, например, «сарф» [arf] -

морфология, «феъл» [fi‘l] - глаголы, «масодир» [maādir] - инфинитивы,

«мутааддї» [muta‘addī] - переходный, «лозим» [lāzim] – непереходный (глагол),

«истисно» [istithnā’] - исключение, «фоил» [fā‘il] - подлежащее, «иќтизо» [iqtiā’]

- требование, «муќтазї» [muqtiī] - требующий, «мафъул» [maf‘ūl] -

дополнение, «муштарак» [mushtarak] - общий, «сиѓа» [īghа] - наклонение,

«воњид» [wāid] - единый, «ѓоиб» [ghāib] - отсутствующий, «мозї» [māī] -

прошедшее

время,

«музореъ»

[muāri‘]

-

настоящее-будущее

время

изъявительного

наклонения,

«музаккар»

[mudhakkar]

-

мужской род,

«муаннас» [mu’annath] - женский род, «куллия» [kulliyya] - всеобъемлющий,

«соќит» [sāqi] - аннулирование, «мустаќбал» [mustaqbal] - будущее время,

«ваќф» [waqf] - пауза в речи, «мабнї» [mabnī] - неизменяемый, «марфуъ»

[marfū‘] - находящийся в именительном падеже, «лафз» [laf] - речь,

«мутакаллим» [mutakallim] - говорящий, первое лицо единственного числа,

«мухтафї» [mutafī] - скрытый, «мутлаќ» [mulaq] - абсолютный, «истимрорї»

[istimrārī] - длительный, «мафтуњ» [maftū] – огласованный фатхой, «мусбат»

[musbat] - положительный, «манфї» [manfī] - отрицательный, «муфрад»

[mufrad] - единственное число, «мураккаб» [murakkab] - сложный, «маљњул»

[majhūl] - пассивный, «нањй» [nahy] - запрет, «мустаъмал» [musta‘mal] -

употребляемый,

«афъол»

[af‘āl]

-

действия,

«мунсариф»

[munarif]

изменяемый, склоняемый по трем падежам, «љомид» [jāmid] - первообразный,

9

«иштиќоќ»

[ishtiqāq]

-

словообразование,

«муъљама»

[mu‘jama]

с

диакритическими точками, «бадал» [badal] - замена и другие.

Как видно, большинство из этих терминов и сегодня используется в

пособиях и в учебниках по основам таджикского языка. В соответствии с

традициями арабского языкознания ученых - филологов называют по имени

«нањвї» - синтаксистами и слово «нањв» -синтаксис используют для

обозначения основного раздела науки о языке. И эта традиция по

языкознанию соблюдается в идеях и мыслях Воджидалии Муджмали.

Например, во второй главе в девятом параграфе «Матла‘-ул-улум ва

маджма‘-ул-фунун», именуемом «О правилах персидского синтаксиса», где

рассматриваются

вопросы,

относящиеся

к

разделам

морфологии

и

синтаксиса, автор часто применяет термин «нањв» - синтаксис. Далее он делит

все слова на три морфологические группы: имена существительные, глаголы и

буквы.

Он

приводит

комментарии

к

обозначенным

частям

речи,

словосочетаниям, некоторым суффиксам, префиксам и связным словам, а

также рассматривает методы и способы формирования фраз и предложений.

Там же автор дает сведения о главных и второстепенных членах предложения

и приводит некоторые виды предложений.

Вторая глава диссертации - «Комментарии грамматических терминов в

«Матла-ул-улум ва маджма-ул-фунун» - состоит из 5 разделов, каждый

раздел, в свою очередь, разделяется на параграфы.

2.1. Комментарии к фонетическим вопросам

маджма-ул-фунун»

в «Матла-ул-улум ва

Фонетика считается одним из главных разделов филологической науки,

потому что слово, которое состоит из звуков и букв, играет важную роль в

создании словосочетаний и предложений. Поэтому ученые как в прошлом,

так и в настоящее время уделяют особое внимание изучению роли и функции

артикуляции звуков и их грамматическим функциям [См.: 3, 83].

Фонетические вопросы в труде Воджидалии Муджмали «Матла‘-ул-улум

ва маджма‘-ул-фунун» описаны в первой главе. Первая глава этого труда

называется «Дар баѐни муфрадот ва мураккаботи њуруфи тањаљљї ва тасрифи

масдари форсї» - (О простых и сложных буквах, о слогах и склонениях

персидского инфинитива). В этой главе автор, анализируя процесс изучения

букв в школах его времени, отмечает специфические звуки речи. Перед тем

как описать буквы, он предоставляет сведения о диакритических знаках -

фатха, касра и замма и считает такое начинание необходимостью. Об этом

сам автор так говорит: «Учителю нужно, чтобы каждый раз, когда ученика

нужно учить персидским слоговым буквам, тогда необходимо и научить его

сложностям арабских слоговых букв. В арабском алфавите содержатся

необходимые правила, посредством изучения которых легче будет читать

10

Коран и другие священные тексты. Тем, кто собирается читать Слово Бога,

необходимо будет выучить арабскую графику и письмо, а также для чтения

персидских текстов важно знать арабский алфавит» [10, с. 6].

После такого введения автор приводит примеры с

персидско-

таджикскими буквами, которые заимствованы из арабского алфавита, а также

приводит примеры по применению трех диакритических знаков и слов с

окончанием арабского наречия танвином «ан». Заслуживает внимания то, что

автор после завершения описания особенности букв и диакритических знаков

далее излагает свою мысль о правилах «ташдида» - удвоенном произношении

согласных букв. И по этому поводу пишет: «Да будет известно, что «ташдид»

в персидском языке удваивается путем приемлемости и встречается очень

редко. В основном «ташдид» используется в арабском языке, и так как

большинство заимствованных арабских слов в персидском языке имеют

такую особенность, тому, кто читает и пишет на этом языке, становится

необходимым их знать» [10, с. 7].

В этих кратких сведениях автор затрагивает важные стороны фонетики. В

особенности важным является напоминания автора об отсутствии удвоенного

произношения согласных (ташдид) в персидском языке. В заключительной

части

этой

главы

Воджидалии

Муджмали

излагает

свои

мысли

о

фонетических случаях чередования гласных и согласных звуков, как он сам

выражается, чередования букв. Для подтверждения собственных идей он

приводит нижеследующие примеры:

1. Замена «а» на «ѐ»: «армуѓон» [armughon] превращается в «ѐрмуѓон»

[yormughon] - (подарок); 2. Замена «б» на «в»: «хоб» [ob] - (сон) превращается

в «хов»; 3. Замена «п» на «ф»: «сапед» [saped] - (белый) превращается в

«сафед» [safed], «пил» [pīl] - (слон) - «фил» [fīl]; 4. Замена «љ» на «з»: «каљ» [kaj]

- (криво) преобразуется в «каз» [kaz]; 5. Замена «љ» на «ш»: «кољ» [koj] - (ель)

преобразуется в «кош» [kosh]; 6. Замена «љ» на «г»: «љавњар» [jawhar] -

(жемчуг) преобразуется в «гавњар» [gawhar]; 7. Замена «ч» на «з»: «пичишк»

[pichishk] - (лекарь) превращается в «пизишк» [pizishk]; 8. Замена «љ» на «к»:

«вазољ» - [wazoj] превращается в «вазок» [wazok]; 9. Замена «х» на «з»: «сўхт»

[sūt] - (сгорел) превращается в «сўз» [sūz], «дўхт» [dūt] - (шитьѐ) – «дўз» [dūz];

10. Замена «д» на «т»: «дуррољ» [durroj] - (дрозд) сменяется на «тарољ» [taroj];

11. Замена «з» на «д»: «устоз» [ustādh] - (наставник) сменяется на «устод»

[ustād], «коѓаз» [koghaz] - (бумага) сменяется на «коѓад» [koghad]; 12. Замена

«р» на «л»: «нилуфар» [nilufar] - (лотос) – «нилуфал» [nilufal], «сур» [sur] - (пир)

– «сул» [sul]; 13. Замена «з» на «љ»: «газ» [gaz] - (селенит) – «гаљ» [gaj]; 14.

Замена «з» на «с»: «айѐз» [ayyoz] - (стужа) – «айѐс» [ayyos]; 15. Замена «з» на

«ѓ»: «гурез» [gurez] - (убегай) – «гуреѓ» [guregh]; 16. Замена «с» на «ш»:

«фариста» [farista] - (ангел) – «фаришта» [farishta]; 17. Замена «с» на «њ»:

11

«љастан» [jastan] - (прыгать) – «љањад» [jahad], «растан» [rastan] - (спасаться) –

«рањад» [rahad]; 18. Замена «ш» на «љ»: «гош» [gosh] - (болтун) – «гољ» [goj]; 19.

Замена «ш» на «с»: «мушк» [mushk] - (мускус) – «муск» [musk]; 20. Замена «ѓ»

на «к»: «лаѓом» [laghom] - (вам) – «лаком» [lakom]; 21. Замена «ѓ» на «з»:

«кареѓ» [karegh] - (канал) – «карез» [karez]; 22. Замена «ф» на «в»: «фом» [fom] -

(цвет) – «вом» [wom]; 23. Замена «ќ» на «к»: «тарѐќ» [taryoq] - (опий) – «тарѐк»

[taryok], «далќ» [dalq] - (ведро) – «далк» [dalk]; 24. Замена «к» на «х»:

«шомокча» [shomokcha] - (невысокий) – «шомохча» [shomocha]; 25. Замена

«д» на «п»: «дом» [dom] - (западня) – «пом» [pom].

Таким образом, исходя из рассмотрения этих фонетических явлений,

выясняется, что Воджидалии Муджмали был всесторонне осведомлен об

основах грамматики персидско-таджикского языка и считал их важными

факторами развития литературного языка.

2.2. Комментарии к некоторым научным терминам и словам в «Матла-ул-

улум ва маджма-ул-фунун». В «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-фунун», наряду

с приведением сведений о разных дисциплинах, автор непременно приводил

краткие сведения относительно терминов, связанных с той дисциплиной, о

которой идет речь. Например, автор приводит термины про игру в шахматы и

говорит: «Коль король приближается к «муњра» [muhra] - фигуре «њариф»

[arīf] - соперника, это называется «кишт» [kisht] - шах, а некоторые это

называют шахом. И, если кроме короля не останется других фигур, тогда в

половине игры заканчивается игра, а если у обеих сторон осталась с королями

пара фигур, тогда это называется «ќоим» [qā’im], что означает можно

продолжать игру. Когда у короля после «кишт» [kisht] - шах не останется мест

для «мафар» [mafar] - ухода, тогда это называется «мот» [mot] - мат. Король не

будет убит, за исключением того, что у него не останется места для ухода.

Однако, когда соперник его окружит со всех сторон и для короля будут все

пути «банд» [band] - закрытыми, тогда положение короля будет близко к

смерти и это означает мат» [10, с. 287].

В двадцать первом параграфе, где речь идет о географии, во втором

пункте приводятся сведения о терминах по этой науке. Например: «барри

аъзам» [barri a‘zam] - большая суша, так называют огромный континент, на

котором находится множество отдельных государств и царств. Если

островная часть суши меньше «барри аъзам» [barri a‘zam] - большой суши и ее

окружают с четырех сторон огромные моря, тогда это называется остров,

например, остров «Сарандеб» [sarandeb] - название острова, который еще

называют «Њанудонико» [hanudoniko] [10, с. 189].

Как видно, Воджидалии Муджмали огромную часть суши земли называет

«барри аъзам» [barri a‘zam] - большая суша, а сушу с меньшим размером

называет островом и в пример приводит остров «Сарандеб» [sarandeb].

12

2.3. Лексикологические заметки в «Матла-ул-улум ва маджма-ул-фунун».

Воджидалии Муджмали в «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-фунун»

приводит сведения относительно таких наук, как риторика, семантика речи и

о многих других словесных искусствах и рассматривает их во взаимосвязи с

лексикологией в целом. Например, в процессе разъяснения словесного приема

толкования искусства «таљнис» [tajnis] - игры слов - автор рассматривает

также вопросы омонимии, или схожих по формам с ней явлений, и приводит к

ним примечательные пояснения, которые и сей день заслуживают внимания

в современной таджикской лексикологии. Например, совершенная форма

омонимии, существующая в поэзии и в прозе, состоит из двух и более слов,

которые как в чтении, так и в письме одинаковы, но в понимании они

различаются и могут быть разными по смыслу. Во время «њаракат» [harakat] -

действия диакритики и «сакана» [sakana] - неизменчивости знаков между

ними не существует лишних отличий, например, «шона» [shona] - расческа и

«шона» [shona] - заплечия

в двустишии поэта Амир Хусрава Дехлави

приводятся в следующем порядке:

Тори зулфатро људо машшота гар зи шона кард,

Дасти он машшота мебояд људо аз шона кард.

Волосок твоих локонов коль разъединила парикмахерша с гребешком,

Руку той парикмахерши следует разъединить от заплечья.

В вышеприведенном бейте в первой строке слово «шона» [shona]

обозначает расческу, гребень, с помощью которого расчесывают волосы, а во

второй строке слово «шона» [shona] обозначает лопатку, заплечья. В

персидско-таджикском языке слово «шона» [shona] имеет два смысла, и поэт

этими значениями красноречиво воспользовался в этих стихотворных

строках.

Данный бейт

приводится в виде примера почти во всех пособиях,

учебниках и научных трудах по лексикологии, когда речь идет об омонимах.

Иногда

автор

приводит

последовательно

несколько

переносных

выражений, которые по смыслу означают одну иносказательную мысль, и это

обогащает работу и является очень примечательным. Например: «об ба њован

кўфтан» [ob ba howan kuftan] - толочь воду в ступе, «об ба оњан куфтан» [ob ba

ohan kuftan] - воду с железом ковать, «об дар сабад кардан» [ob ba sabad

kardan] - воду брать в корзину, «об ба ресмон бастан» [ob ba resmon bastan] -

воду связать с веревкой, - все эти выражения в иносказательном смысле

обозначают «заниматься бесполезным делом». А также «Офтоб ба сари девор

рафтан» [oftob ba sari dewor raftan] - Солнце взошло над забором, стеной,

«Офтоб ба сари куњ» [oftob basari kuh] - Солнце взошло над горой, «Офтоб дар

лаби бом» [oftob ba labi bom] - Солнце взошло над крышей. Все эти

13

иносказательные выражения обозначают конец жизни, человеческого века,

богатства и успехов.

Подробно и своеобразно комментирует Воджидалии Муджмали в абзаце

буквы «з» несколько смыслов инфинитива глагола «задан» [zadan] - бить,

стучать, которые с точки зрения руководств по языкознанию очень важны.

Значения инфинитива глагола «задан» [zadan] зафиксированы в словарях и

учебных пособиях по основам таджикского языка, но Воджидалии Муджмали

толкует оригинально, подробно и со всеми смысловыми тонкостями.

Например: «задан» [zadan] - бить, колотить, это переходный глагол, который

иногда как «лозим» [lozim] - непереходный. Наподобие: «бў задан» [bu zadan] -

нюхать, по смыслу выступает как «бў баромадан» [bu baromadan] - выходить

запах, «пароканда шудан» [parokanda shudan] - рассеиваться; «бода задан»

[boda zadan] - пить вино, «шароб задан» [sharob zadan] - пить крепкое вино,

«кабоб задан» [kabob zadan] - употреблять жареное мясо, «ќадањ задан»

[qadah zadan] - поднять бокал по смыслу произнести тост. Как видим, глагол

«задан» [zadan] (бить) употребляется в значении есть, кушать, - «машќ задан»

[mashqzadan] - тренироваться, «зўр задан» [zur zadan] - напрячь силы, «сайр

задан» [sayr zadan] - прогуливаться, «љавлон задан» [jawlon zadan] - двигаться,

«таѓофул задан» [taghoful zadan] - быть беспечным, «назар задан» [nazar zadan]

- оглядываться, «ханда задан» [anda zadan] - смеяться - по смыслу выступает

«кардан» [kardan] - делать; «чашм ба роњ задан» [chasm ba roh zadan] -

смотреть на дорогу - по смыслу означает «доштан» [doshtan] - иметь; «чин бар

љабин задан» [chin bar jabin zadan] - хмурить лоб, «шикор задан» [shikor zadan]

- охотиться, выступает как «афгандан» [afgandan] - бросать; «намак задан»

[namak zadan] - солить, «иксир задан» [iksir zadan] - часто бить, по смыслу

выступает как «рехтан» [retan] - осыпать и «андохтан» [andotan] - класть

что-нибудь на что-нибудь; «худро ба ќалби сипоњ задан» [udro ba qalbi sipoh

zadan] - себя в сердце войска сталкивать, по смыслу выступает как «расонидан»

[rasonidan] - донести; «бўса задан» [busa zadan] - целоваться, «дашном задан»

[dashnom zadan] - ругаться, по смыслу выступает как «додан» [dodan] - давать;

«ќофила задан» [qofila zadan] - грабить караван и «роњ задан» [roh zadan] -

разбойничать на дороге, выступает по смыслу как «торољ кардан» [toroj kardan]

- расхищать и разбойничать; «шох задан» [shozadan] - рубить ветки и

«гардан задан» [garden zadan] - отсечь шею, выступают по смыслу как

«буридан» [buridan] - резать; «хишт задан» [isht zadan] - делать кирпичи,

здесь: «сохтан» [sotan] - строить; «њарф задан» [harf zadan] - разговаривать и

«достон задан» [doston zadan] - повествовать, выступать - как «гуфтан»

[guftan] - говорить и «хондан» [ondan] - читать; «руд задан» [rud zadan] -

играть в руде (старинный струнный инструмент), «чанг задан» [chang zadan] -

играть на чанге (губной музыкальный инструмент), «рубоб задан» [rubob

14

zadan] - играть на рубабе (четырехструнный инструмент), по смыслу

выступает как «навохтан» [nawotan] - играть; «шероза задан» [sheroza zadan] -

вышивать тесьму, «наъл задан» [na‘l zadan] - подковать, по смыслу выступает

как «бастан» [bastan] - связывать, крепить; «гул задан» [gul zadan] - нанести

узор, «турра задан» [turra zadan] - поправить концы, «кулоњ задан бар сар»

[kuloh zadan bar sar] - надеть шапку на голову, «дастор задан бар сар» [dastor

zadan barsar] - накрыть голову чалмой, выступает по смыслу как «ќоим» [qoim]

- ставить что-нибудь на что-нибудь; «имора задан бар ќил» [imora zadan bar

qil] - связать палантин на конские волосы, выступает как «кашидан» [kashidan]

- растягивать; «тахт задан» [tat zadan] - крепить престол, выходить - как

«густурдан» [gusturdan] - расстилать; «нард задан» [nard zadan] - побег,

выступает как «тохтан» [totan] - бежать; «хайма задан» [ayma zadan] -

раскладывать шатер, приходить - как «ќоим кардан» [qoim kardan] - поднять;

«ранг задан» [rang zadan] - краситься и «фол задан» [fol zadan] - предсказывать,

по смыслу означает «кушодан» [kushodan] - раскрывать [10, с. 118].

Как видно, автор «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-фунун» указал

двадцать одно смысловое значение инфинитива «задан» [zadan] - бить,

проиллюстрировав их примерами.

2.4. Комментарии к вопросам словообразования и морфологии в «Матла-

ул-улум ва маджма-ул-фунун». В первой главе «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-

ул-фунун» автор после разъяснения арабских и персидских алфавитных букв

указывает на структуру слов, имеющую отношение к количеству букв,

составляющих само слово. В выборе количества букв, составляющих слова, не

учтены

короткие

гласные

звуки.

Например,

нижеследующие

слова

Воджидалии Муджмали назвал словами с двумя буквами: «об» [ob] - вода;

«бо» [bo] - с; «по» [po] - нога; «то» [to] - до; «гаљ» [gaj] - селенит; «мо» [mo] - мы;

«сар» [sar] - голова; «дар» [dar] - в; «ош» [osh] - плов; «он» [on] - он; «бат» [bat] -

идол; «пар» [par] - перо; «тар» [tar] - мокрый; «кас» [kas] - кто-то; «ман» [man] -

я; «сум» [sum] - копыто; «дум» [dum] - хвост; «тан» [tan] - тело; «кай» [kay] -

когда; «се» [se] - три; «сал» [sal] - паром; «ду» [du] - два; «ољ» [oj] - слоновая

кость; «ос» [os] - мельница; «бас» [bas] - довольно; «пас» [pas] - после; «ту» [tu] -

ты; «кун» [kun] - делать; «мар» [mar] - число; «мад» [mad] - знак, прилив; «сун»

[sun] - в сторону; «дай» [day] - название месяца [10, с. 5].

Как видим, все слова, состоящие из двух букв, которые автор привел в

виде образца, имеют один слог и в соответствии с персидским письмом

пишутся

с двумя буквами. Однако на кириллице они пишутся с тремя

буквами. Автор также привел ряд слов, содержащих по три буквы, которые

он называет усложненными словами с тремя буквами. Например: «бор» [bor] -

груз; «љон» [jon] - душа; «чун» [chun] - как; «хуб» [ub] - хорошо; «дуд» [dud] -

дым; «рўз» [rūz] - день; «син» [sin] - возраст; «сол» [sol] - год; «боз» [boz] - снова;

15

«љом» [jom] - кубок; «чоњ» [choh] - яма; «хуш» [ush] - добро; «дом» [dom] -

западня; «руд» [rud] - река; «сухан» [suan] - слово; «ситам» [sitam] - угнетение;

«бош» [bosh] - будь; «љоњ» [joh] - положение; «чаро» [charo] - почему; «худ»

[ud] - сам; «дод» [dod] - дар; «рум» [rum] - византия; «сих» [si] - прямой.

Очевидно, что те слова, которые в написании по арабскому алфавиту

пишутся с тремя буквами, являются простыми словами. Автор привел еще

другие слова, назвав их усложненными словами с четырьмя буквами, которые

выглядят таким образом: «имон» [imon] - вера; «бадтар» [badtar] - хуже;

«парво» [parwo] - забота; «додо» [dodo] - слуга; «розї» [rozī] - согласие; «оќил»

[oqil] - разумный; «фоиќ» [foiq] - наилучший; «ќоил» [qoil] - признающий;

«ором» [orom] - спокойный; «бењтар» [behtar] - лучше; «парда» [parda] -

занавес; «доро» [doro] - состоятельный; «рошї» [roshī] – межевой [10, с. 5].

Слова с четырьмя буквами, которые привел в пример автор, являются

простыми словами, однако среди них находятся и слова, которые по составу

являются словообразованиями. Например, «бадтар» [badtar] - очень плохо;

«доро» [doro] - состоятельный; «бењтар» [behtar] - лучше.

В разделе трехзначных выражений, или выражений с тремя словами,

Воджидалии Муджмали приводил следующие примеры: «дилбари гулрухсор»

[dilbari gulrusor] - очаровательная красавица; «шоири хушбаѐн» [shoiri

ushbayon] - красноречивый поэт; «писари некбахт» [pisari nekbat] -

счастливый мальчик; «бози тезпарвоз» [bozi tezparwoz] - быстро летающий

сокол; «забони гуњарбор» [zaboni guharbor] – язык - жемчужный клад; «шоҳи

гетиситон» [shohi getisiton] - шах - покоритель мира; «шоҳи фалактахт» [shohi

falaktat] – шах, владеющий троном, дарованным небом; «майдони таку тоз»

[maydoni takutoz] - арена для старания; «дили пурдард» [dili purdard] – сердце,

полное печали; «марди сияњфун» [mardi ciyahfun] – мужчина, полный черни;

«марди покбоз» [mardi pokboz] - честный мужчина.

Исходя из объяснений Воджидалии Муджмали, можно сделать вывод,

что его мысли по поводу морфологии направлены на основы персидско-

таджикского языка, однако основы морфологии автор рассматривал,

используя сравнительный метод, сопоставляя основы грамматики арабс-кого

и персидского языков. Воджидалии Муджмали, зная двойственную форму

женского глагола как одну из особенностей строения арабского языка, считал

эту особенность чуждой для персидского языка, так как в персидском языке

полностью отсутствуют мужской и женский род. В этом вся оригинальность и

привлекательность персидско-таджикского языка, который приспособился к

арабскому языку благодаря таким ученым, как Воджидалии Муджмали.

Заслуживает внимания и то, что Воджидалии Муджмали считал инфинитив

основой всех форм глаголов для персидско-таджикского языка, а не основы

самих глаголов.

16

Относительно разъяснений форм времен глагола, их положения,

возникновения множественных форм глаголов и прилагательных глаголов,

мысли Воджидалии Муджмали очень близки морфологическому пониманию

современной таджикской системы глагола. В то же время его мысли

отличаются от трактовок в учебных пособиях по арабскому языку, так как

автор

специально

написал

свою

работу

для

изучающих

персидско-

таджикский язык, хотя извлекал пользу и из арабских руководств. Это

свидетельствует о том, что таджикские ученые прошлых веков в толковании и

осмыслении основ персидско-таджикского языка имели самостоятельную

точку зрения, а также, ссылаясь на основы таджикского языка, рассматривали

все возникающие вопросы и получали в итоге желаемые результаты.

Заслуживают внимания мысли Воджидалии Муджмали о формах времен

глаголов. Несмотря на то, что вопросы о формах времен глаголов были

разработаны в соответствии с правилами учебных заведений ХIХ века, тем не

менее, они с точки зрения современного таджикского языкознания являются

научно обоснованными, правильными и созидательными. Ценные взгляды

автора можно наблюдать и в других вопросах таджикского языкознания, в

том числе относительно таджикских глаголов. Например, спряжение

глаголов, которое Воджидалии Муджмали привел в своем труде с указанием

лица и числа, применяется в современных научных источниках по

таджикскому языку и не имеет отличительных черт и значимой разницы с

современной трактовкой, конечно, кроме некоторых арабских слов и

терминов, и это естественно, ведь до 20-х годов ХХ-го века научным языком

на бывших мусульманских землях был арабский язык. Поэтому все ученые

придерживались этих правил, однако они, в том числе и Воджидалии

Муджмали, старались по возможности приспособить таджикский язык к этим

правилам. И можно с уверенностью сказать, что они добились в этом

направлении больших успехов. Для подтверждения нашей точки зрения

можно привести пример из текста работы Воджидалии Муджмали о том, как

он спрягал глаголы в своем труде «Матла-ул-улум ва маджма-ул-фунун».

Автор приводит шесть видов глаголов, образованных при спряжении

глагола «гуфтан» [guftan] - сказать, как сам ученый подчеркивает, этот глагол

является формой глагола прошедшего времени.

Сведения, которые приводит Воджидалии Муджмали, являются очень

подробными, точными и понятными. А также они легко усваиваемы и

способствуют восприятию сути этого морфологического явления, связанного

с глаголом. Именно таким методом и способом изложения в трактате

Воджидалии Муджмали были истолкованы и другие спряжения форм

глаголов, которые с точки зрения и оценки современной таджикской

филологии считаются приемлемыми и соответствующими. Вот как об этом

17

говорит сам автор: «Коль хочешь образовать будущее время, тогда тебе

необходимо будет внести знак будущего времени в начале глагола

единственного числа совершенной формы прошедшего времени. А знаков

будущего времени бывают шесть: «хоњад» [ohad] - хочет, «хоњанд» [ohand] -

хотят, «хоњї» [ohī] - хочешь, «хоњед» [ohed] - хотите, «хоњам» [oham] -

хочу, «хоњем» [ohem] - хотим. «Хоњад» [ohad] - хочет для неопределенного

единственного лица, «хоњанд» [ohand] - хотят для неопределенного

множественного числа, «хоњї» [ohī] - хочешь для настоящего второго лица

единственного

числа,

«хоњед»

[ohed]

-

хотите

для

настоящего

множественного числа, «хоњам» [oham]

- хочу

для первого лица

единственного числа, «хоњем» [ohem] - хотим - для множественного числа»

[10, с. 135].

Заслуживает внимания то, как Воджидалии Муджмали предлагает

создать от изявителного наклонения несколько других видов наклонений,

которые в книгах по грамматике и научных пособиях по современному

таджикскому языку излагаются немного по- другому. Например, Воджидалии

Муджмали говорит: «Коль намереваешься создать глагол настоящего

времени, нужно букву «би» [bi] отбрасывать

в начале повелительного

наклонения. Потом добавить в его конце букву «алиф» [alif] и «нун» [nun],

тогда образуется наклонение настоящего времени. Например, в конце глагола

первого лица повелительного наклонения «гўй» [guy] - говори добавить

«лафзи» - суффикс «-анда» [-anda], имя существительное становится активным

подлежащим, и получим «гўянда» [guyanda] - говорящий. А когда из этого

нужно образовать множественное число, тогда нужно в соответствии с

правилом заменить суффикс «њо» на персидскую букву «коф» [kof] - «г» и

добавить в его конце множественный знак «алиф» [alif] и «нун» [nun]. В итоге

получим множественное число имени существительного: «гўйандагон»

[gūyandagon] – говорящие, и иногда по правилам подлежащего можно

превратить

форму

единственного

числа

в

форму

множественного

посредством суффикса «њо» [ho], тогда образуется «гўйандањо» [gūyandaho] -

говорящие» [10, с. 136].

Еще одним важным вопросом, который Воджидалии Муджмали

комментировал относительно инфинитива, является тот, что персоязычные

народы добавляли в некоторые арабские слова персидский инфинитив и

таким образом преобразовывали арабские слова в инфинитив. Он для

иллюстрации приводит несколько таких слов, например: «раќс» [raqs] - танец,

«фањм» [fahm] - понимание, «талаб» [talab] - требование, которые приобрели

форму

персидского

инфинитива:

«раќсидан»

[raqsidan]

-

танцевать,

«фањмидан» [fahmidan] - понимать, «талабидан» [talabidan] - требовать.

18

Таким образом,

можно сделать вывод, что взгляды и комментарии

Воджидалии Муджмали относительно системы таджикских глаголов имели

значимость и пользу

не только для учебных заведений ХIХ века, где

обучались также по этому труду, наряду с использованием других учебных

пособий по персидско-таджикскому языку, но они имеют огромное значение

и для сегодняшней таджикской языковедческой мысли. Особенно толкование

и разъяснение глаголов и их наклонений, форм времен глагола, а также

применение

новых

терминов

относительно

глагола

значительно

способствовали развитию таджикской лингвистической мысли.

2.5. Комментарии к вопросам синтаксиса в «Матла-ул-улум ва маджма-

ул-фунун». Многие ученые прошлых эпох, в том числе Воджидалии

Муджмали, морфологию и синтаксис не отделяли друг от друга, поэтому

многие вопросы, которые мы сегодня относим к морфологии, в прошлом

рассматривали в разделе о синтаксисе. Например, Воджидалии Муджмали в

книге «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-фунун» девятый раздел назвал «О науке

персидской морфологии и синтаксиса», который разделил на две части и

вторую часть именовал «О правилах персидского синтаксиса».

Воджидалии Муджмали признавал имя существительное как часть

самостоятельной (и именительной) речи, не придавая ему временной

категории. «Имя существительное, - говорит он, это когда у него есть

самостоятельный смысл и отсутствуют у него времена, например: «асп» [asp] -

лошадь, «фил» [fil] - слон, «гов» [gow] - корова и «хар» [ar] - осел». Он

подчеркивал, что все имена, существующие в мире, являются именами

существительными: «Имена всех сотворенных, как в небесах, так и на земле, в

том числе сами небеса, ангелы, звезды, знаки зодиака, растения, неживая

природа и животные являются именами существительными» [10, с. 138].

Толкование

Воджидалии

Муджмали

абсолютно

соответствует

толкованиям Хаджа Хасан Нисари в работе «Четыре цветника»: «Глагол -

это слово, от которого понимается три времени, то есть прошедшее время,

настоящее время и будущее время. Например: «кард» [kard] - сделал,

«мекунад» [mekunad] - делает и «хоњад кард» [ohad kard] - хочет сделать от

«кардан» [kardan] - делать, а «гуфт» [guft] - сказал, «мегўяд» [megūyad] -

говорит и «хоњад гуфт» [ohad guft] - хочет сказать от «гуфтан» [guftan] -

сказать» [5, с. 13].

В последней главе «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-фунун» Воджидалии

Муджмали завершает разъяснения о предложениях и их видах. Эту главу

автор именовал «Баѐни љумлањо» [bayoni jumlaho] – «О предложениях», где

рассматривал нижеприведенные темы, имеющие от-ношение к предложениям.

Первая - «хабария» [abariya] - повество-вательные,

вторая -

«иншоия»

[inshoiya] изложение. Предложение сказуе-мое, - говорит он, состоит из слова,

19

которое имеет предположение, излагающее правду или ложь. Предложение

сказуемое бывает нескольких видов: одно из них - предложение имя

существительное: «љумлаи исмия» [jumlai ismiya] - предложение имя

существительное называет то, что имя существительное пишется в начале

предложения. Например, если скажем: «Зайд олим аст» [Zayd olim ast] - Зайд

является ученым. Второе, глагольное предложение, где глагол находится

вначале, например, если скажем: «Омад бар макони ман Зайд» [omad bar

makoni man Zayd] - Пришел в мой очаг Зайд. Третье - условное предложение, и

оно состоит из того, что решение о доказательстве, обоснованности или

отрицании зависит от другого решения, подобно выводу о доказательстве.

Например, если скажем: «Агар офтоб тулуъ кунад, рўз мављуд аст» [agar oftob

tulu‘ kunad, rūz mawjud ast] - Если Солнце взойдет, то наступит день.

Следовательно, решением обоснованности здесь считается «наступление дня»,

которое является следствием и условием восхода Солнца. А также бывает

отрицательное решение, например, если скажем: «Агар шаб нашавад, ситорањо

равшан намешаванд» [agar shab nashawad, sitoraho rawshan nameshawand] -

Если не наступит ночь, звезды не будут светиться. Следовательно,

отрицательное решение – не свечение звезд является условием не наступления

ночи. Условное предложение в действительности по содержанию бывает двух

видов, подобно вышеприведенным примерам. То есть, «Если Солнце

восходит» - первое предложение, и оно называется условное, а второе

предложение «Наступит день» называется следствием» [10, с. 138].

Исходя из рассмотрения частей предложения, Воджидалии Муджмали в

основном комментировал суть простых предложений, входящих в состав

сложных предложений. Он не классифицировал по группам простые

предложения в зависимости от смысла и состава, потому что вначале решил

смысл определить как норму, а не разделить их на предложении имя

существительное и глагольное. Другое - это то, что автор комментировал

сложноподчиненные предложения не в отдельном параграфе, а смешивал их с

простым предложением. Тем не менее, его

разъяснения по поводу

придаточных пояснительных предложений являются весьма впечат-ляющими

и заслуживают внимания. Воджидалии Муджмали подчеркивал, что части

предложения выполняют функцию, подобную частям толкования, а также

комментировал всесторонне начальную часть предложения. Он излагал

мысль,

имеющую

отношение

к

этому

контексту,

таким

образом:

«Употребление предложения бывает несколько видов: одно из них разъясняет

последующее слово, например, если скажем: «Зайдро дидам, ки марди бохудо

ва бериѐст» [Zaydro didam, ki mardi bo udo wa beriyost] - Увидел Зайда и нашел

в нем, что он Божий человек и без двуличия. Здесь выражение «Божий человек

20

и нелицемерен» является объясняющим предложением, которое толкует о

следствии и положении Зайда» [10, с. 138].

Как

видно,

«љумлаи

муфассира»

[jumlai

mufassira]

-

толкующее

предложение, которое разъяснял Воджидалии

Муджмали, в современном

языкознании

-

«љумлаи

пайрави

муайянкунанда»

[jumlai

payrawi

muayyankunanda] - придаточно-определительное предложение. Другой вид

придаточного предложения, которое Воджидалии Муджмали выделил,

согласно его терминологии называется «иллат» [illat] - причина, повод, а в

современной таджикской науке о синтаксисе его называют «љумлаи пайрави

сабаб» [jumlai payrawi sabab] - придаточно – причинное предложение.

Таким образом, в разделе о синтаксисе Воджидалии Муджмали

комментировал важнейшие вопросы и темы, которые и в наше время не

потеряли свою научную и прикладную значимость.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и приводятся

основные выводы, которые заключаются в следующем:

1. «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-фунун» написан на основе таких

энциклопедических трудов средневековья, как «Аль-Фехрист» Ибн Надима (Х

век), «Эхсо-ул-улум» Абунасра Фараби (Х век), «Мафотех-ул-улум» Котибии

Хоразми (XI век), «Джоме‘-ул-улум» Имама Фахриддина

Рази (XIII век),

«Мифтох-ул-улум» Сакокии Хоразми (XIII век), «Ме‘ѐри Джамоли ва

Мифтохи Абуисхаки» Шамса Фахра Исфахани, «Нафоис-ул-фунун фи ароис-

ил-уюн» Мухаммада Амули (XIV век) и другие.

2. «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-фунун» является не только учебным

пособием, но и ценным энциклопедическим трудом, и в этом произведении

даются конкретные и основные сведения о вводных основах обучения

некоторым отраслям науки.

3. Автор «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-фунун» представлял свои

критические взгляды в отношении методов обучения в медресе его времени,

поэтому предлагал новый взгляд на содержание учебных программ, и такое

отношение автора очень важно.

4. В девятой главе автор приводит ценные сведения о содержании основ

грамматики

персидско-таджикского

языка,

которые

с

точки

зрения

современной лингвистики очень важны и полезны.

5. Одной

из

примечательных

заметок

автора

является

описание

придаточных изъяснительных предложений и способов их употребления.

Необходимо подчеркнуть, что до того, как стали доступными сведения этого

произведения по поводу данного вида предложений, среди таджикских

филологов шли долгие споры и было предложено много мнений и выводов.

6. В «Матла‘-ул-улум ва маджма‘-ул-фунун» Воджидалии Муджмали

некоторые выводы, рассуждения про учебные пособия были заимствованы из

других

источников

по

грамматике

персидского

языка

и

были

усовершенствованы автором.

21

7. Замечания и толкования Воджидалии Муджмали, имеющие отношения

к основам грамматики, сыграли важную роль для развития таджикской

лингвистической мысли XIX и ХХ вв.

8. Взгляды и идеи Воджидалии Муджмали, несомненно, способствуют

совершенствованию таджикской грамматики и современной лингвистической

мысли.

Список цитированной литературы:

1. Абўалї, ибни Сино. Осор. Љ. 1/ Сино Абўалї. – Душанбе: Дониш, 2005. –

452 с.

2. Грамматикаи забони адабии њозираи тољик. Љ. 1. – нашри академї.

Душанбе, 1985. – 350 с.

3. Виноградов, В.В. История русских лингвистических учений./ В.В.

Виноградов. –М., 1978. – 378 с.

4. Њасанов,

А.

Матлаъ-ул-улум

ва

маљмаъ-ул-фунун

//

Паѐми

забоншинос./Абдуљамол Њасанов. -Хуљанд, 21.05.2002. -С. 6

5. Хољаев, Д. Ташаккул ва тањаввули забоншиносии форсу тољик дар асрњои

миѐна./Д. Хољаев. – Душанбе, 1998. – 150 с.

6. Хољаев, Д. Хоља Њасани Нисорї ва афкори забоншиносии ў./Д. Хољаев. –

Душанбе, 2004. – 124 с.

7. Хољаев Д. Афкори забоншиносии тољик дар асрњои X – XVI./Д. Хољаев. –

Душанбе: «Маориф ва фарњанг», 2013. –343 с.

8. Хољаев Д. Вољидалии Муљмалї ва асари ў «Матлаъ-ул-улум ва маљмаъ-

ул-фунун» // Маърифати омўзгор, №1, 1992. С. 8 – 9.

9. Энсиклопедияи адабиѐт ва санъат. Љ. 2. – Душанбе, 1989. – 559 с.

320

-

22

ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ

ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Додаров О. Комментарии некоторых вопросов синтаксиса персидско-

таджикского языка с точки зрения Воджидалии Муджмали//Язык – столп

поклонения (Сборник научных статей). Книга 5. – Душанбе, 2011.–С. – 3 –5. (в

соавторстве). (на тадж. яз.).

2. Додаров О. Комментарии к некоторым вопросам глагола в «Матла‘-ул-

улум и маджма‘-ул-фунун» Воджидалии Муджмали //Вестник Таджикского

национального университета. Серия филология. (научный журнал). – Душанбе:

Сино, 2012, №4/1. – С. 3 – 9. (в соавторстве) (на тадж. яз.).

3. Додаров О. Метафорические словосочетания в «Матла‘-ул-улум и

маджма‘-ул-фунун»

Воджидалии

Муджмали//Вестник

Таджикского

национального университета. Серия филология. (научный журнал).– Душанбе:

Сино, 2013, №4/3. – С. 67 – 70 (на тажж. яз.).

4. Додаров О. Некоторые вопросы фонетики в «Матла‘-ул-улум и маджма‘-

ул-фунун» Воджидалии Муджмали //Вестник Таджикского национального

университета.

Серия филология. (научный журнал).– Душанбе:Сино, 2014,

№4/1. – С. 111- 114 (на тадж. яз.).

5. Додаров О. Разъяснение некоторых задач морфологии в «Матла‘-ул-улум

и маджма‘-ул-фунун» //Вестник Таджикского национального университета.

Серия филология. (научный журнал).– Душанбе: Сино, 2015, №4/4. – С. 94- 97

(на тадж. яз.).

23

24



Похожие работы:

«Рясов Даниил Леонидович ОБРАЗ ГЕРМАНИИ В ТВОРЧЕСКОМ СОЗНАНИИ Н. В. ГОГОЛЯ Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Саратов – 2015 литературы литературы и методики преподавания ФГБОУ ВПО Поволжская государственная социально-гуманитарная академия Кривонос Владислав Шаевич кандидат филологических наук, начальник отдела контентной поддержки и мониторинга Управления информатизации и 2 Работа...»

«БАЙКУЛОВА Алла Николаевна УСТНОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ОБЩЕНИЕ И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ Специальность 10.02.01 – Русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени доктора филологических наук Саратов – 2015 1 Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Сиротинина Ольга Борисовна Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Колокольцева Татьяна Николаевна, профессор ФГБОУ ВПО Волгоградский государственный социально-педагогический университет...»





 
© 2015 www.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.