авторефераты диссертаций www.x-pdf.ru
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
 

На правах рукописи

САДААН Ибтисам Ахмед Хамзах

Л. Н. ТОЛСТОЙ В РЕЦЕПЦИИ

АРАБСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ КОНЦА XIX-XX вв.

Специальность 10.01.01 – русская литература

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Саратов – 2015

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Демченко Адольф Андреевич

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор,

профессор кафедры литературы ФГБОУ ВПО

«Волгоградский государственный

социально-педагогический университет»

Тропкина Надежда Евгеньевна

кандидат филологических наук,

доцент кафедры русского языка и культуры

ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная

юридическая академия»

Пырков Иван Владимирович

Ведущая организация:

ФГБУН «Институт социально-экономических и

гуманитарных исследований Южного научного

центра РАН».

Защита

состоится

«16»

декабря

2015

г.

в

час.

на

заседании

диссертационного совета Д 212.243.02 на базе ФГБОУ ВПО «Саратовский

Работа выполнена на кафедре методики преподавания русского языка и

литературы федерального государственного бюджетного образовательного

учреждения высшего профессионального образования «Саратовский

государственный университет имени Н. Г. Чернышевского»

государственный

университет

имени

Н.

г. Саратов, ул. Астраханская 83) в XI корпусе.

Г.

Чернышевского»

(410012,

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке

Саратовского государственного университета и на сайте ФГБОУ ВПО

«Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского»:

http://www.sgu.ru/sites/default/files/dissertation/2015/09/29/dissertaciya sadaan .pdf

Автореферат разослан «

»

2015 г.

_

Ученый секретарь

диссертационного совета

2

Ю. Н. Борисов

Общая характеристика работы

Одной из актуальных задач современного литературоведения является

исследование транс культурного литературного процесса, который становится

результатом взаимодействия двух или более культур и увязан с рецепцией

«чужого» с тем, чтобы оно стало органической частью «своего». В этом случае

рецепция

формируется

на

основе

сопоставлений,

определяемых

компаративистикой

и

в

целом

сравнительным

литературоведением,

исследующим международные литературные связи, в частности содержания

диалога Востока и Запада, народов с разной ментальностью. Современный

исследователь видит в культуре не только место, где «рождаются смыслы», но

и пространство, где они «обмениваются, "проводятся" и стремятся быть

переведенными с одного языка культуры на другой» (В. Н. Топоров, 1989). В

пределах компаративистской методологии осуществляется процесс выявления

самобытности разных национальных культур в целях нахождения общего и

различий между ними, выявления своеобразия той или иной народности,

представителем

которой

выступают

художники

слова.

По

образному

выражению

исследователя,

литературе

как

части

культуры

в

целом,

«принадлежит роль определенного инструмента для полноценного звучания

оркестра» (В. Е. Хализев, 2004). Литературу можно назвать своеобразным

частым

ситом,

механизмом

просеивания,

позволяющим

воспроизвести

«пестроту каждого образа и толковать смыслы деталей, микроэлементов быта и

языка, которые сочатся философическими значениями» (Г. Д. Гачев, 1998). При

известных

условиях

в

результате

проникновения

национального

в

этнокультурное пространство через литературу читатели не только становятся

потребителями этого продукта взаимодействия, но входят в мир других

этических и эстетических ценностей и обретают «свое» в зоне контакта с

«чужим». Именно это и произошло в арабской литературе, показавшей

открытость навстречу общению, стремление к пониманию, способность к

восприятию «иного», а именно толстовского внутреннего мира, претерпевая

известную

трансформацию,

обусловленную

определенными

социально-

историческими,

политическими,

идеологическими

факторами.

Подобная

обусловленность

определяется

историко-типологическим

сходством,

«внутренней закономерностью предшествующего национального развития»

(В. М. Жирмунский, 1979). При этом мы стремимся найти не только

одинаковое в восприятии арабскими писателями идей Л. Н. Толстого. Нам

важно изучить функционирование и «звучание» национального в литературе

инокультурного пространства.

Обширная тема «Толстой и Восток» получила многоаспектное освещение

в

работах

В.Г.

Черткова

(1905),

П.А.

Сергеенко

(1909,

1911),

А.А. Дмитриевского (1915), Н.Н. Гусева (1920), П.И. Бирюкова (1924), Д.Ю. Квитко

(1928), П.С.Попова (1929), А.И. Ларионова (1945), И.Ю. Крачковского (1955),

Т.Л. Мотылевой (1957), Н.К.Гудзия (1960), В.А. Гoрдлевского (1962), А.Д. Литмана

(1962),

Н.Н. Гусева (1963), В.Б. Шкловского (1963), Н.И. Конрада (1966),

В.Ф. Асмуса (1968), А.И. Шифмана (1971),

Б.М. Эйхенбаума (1974),

М.Б. Хрaпченко (1974), К.Н. Ломунова (1975), Э. Е. Зайденшнуp (1979),

3

Л.Д. Опульской (1979), А.А. Долининой (2010). Важными для понимания

художественного метода Толстого и его психологического мастерства были для

нас труды А.П. Скафтымова (1958, 2008), И.В. Чуприны (1961, 1974).

В диссертации выделены четыре периода развития арабской литературы в

конце XIX в.-XX вв. с точки зрения оформления в художественной форме

гуманистических убеждений, сближающихся с идеями Л. Н. Толстого. Первый

– конец XIX в. и начало XX в., характеризующийся развитием прогрессивного

сознания в среде творческой арабской интеллигенции; второй – время

появления после первой мировой войны революционных идей с призывами к

свободе

и

независимости.

Для

первых

двух

периодов

характерно

распространение романтического метода в литературе; третий период – борьба

за освобождение после второй мировой войны; четвертый – после получения

независимости в большинстве арабских стран в конце пятидесятых и в начале

шестидесятых годов XX в. Эти последние периоды связаны, кроме романтизма,

с утверждением реализма как основного литературного метода (Анис Макдиси,

1963). Последующий период обусловлен процессом глобализации. Из мировой

культуры,

по

заключениям

востоковедов

И.

Ю.

Крачковского

и

А. А. Долининой, арабская интеллигенция воспринимала то, что давало ей

возможность

глубже

осмысливать

собственные

проблемы.

Разрушение

феодального строя и появление буржуазных отношений в развитых арабских

странах на рубеже веков типологически совпадали с российскими реалиями

второй половины XIX в.; русская классическая литература своеобразно

отвечала на вопросы арабской реальности, в большой мере соответствуя

развитию общественной мысли в арабском мире на данном этапе.

Установлены арабские исследователи Л. Н. Толстого и его связей с

арабским Востоком – Ахмед Лутфи аль-Саид (1911), Махмуд аль-Мушайраки

(1911), Хасан Махмуд (1947), Анис Макдиси (1960), Салим Джорж (1970), д-р

Хаят Шарара (1971), д-р Махмуд аль-Хафиф (1973), д-р Мухаммед Юнис

(1985), Саиях аль-Джухаем (1989), Фуад аль-Мари’и (1993), д-р Саид аль-

Бахрави (1993), Мухаммеда Джадид (1993), Джабер Усфур (2009), Фахри Салих

(2013), д-р Дия Нафиэ (2014).

Известны издания произведений арабских писателей на русском языке

Джебран Халиль Джебрана (1962) и Амина ар-Рейхани (1988).

Актуальность работы обусловлена её включенностью в современный

аспект изучения рецепции русской литературы в арабском мире, в частности

биографии и творчества Л. Н. Толстого, произведения которого находились в

эпицентре интересов арабских писателей в эпоху формирования новой

арабской литературы и повышенного интереса к своеобразию национальных

литератур, к идеям межкультурного сотрудничества и крепнущих связей между

Россией и странами арабского мира.

Уровень

новизны

исследования

обусловлен

привлечением

и

систематизацией нового обширного круга литературных источников на

арабском языке. Подробно проанализированы ранее не известные в России

произведения арабской литературы, философии и общественной мысли.

Выявлены черты литературного «толстовства» в новую историческую эпоху.

4

художественные

и

воспринятые арабскими

публицистические

писателями.

Л. Н.

Толстого,

произведения

Предмет исследования составили способы и формы

восприятия

литературных,

философских,

религиозно-этических,

общественно-

политических и эстетических идей великого русского писателя и мыслителя

арабскими писателями конца XIX-ХХ вв.

Методологическая основа работы опирается на метод сравнительно-

типологического,

историко-функционального

анализа

художественных

и

публицистических

текстов.

Учитываются

также

биографические

и

переводческие подходы.

Цель исследования – выявление и анализ процесса рецепции творческого

наследия Л. Н. Толстого арабской литературой.

Задачами автор диссертации полагает:

- систематизировать исследования о Л. Н. Толстом в русском и особенно

в арабском литературоведении.

-

уточнить

значимость

распространения

литературно-эстетической,

философской,

религиозно-этической

программы

Толстого

в

арабской

литературе и общественной мысли.

- определить степень влияния религиозно-философского жизнепонимания

Л. Н. Толстого на общественно-литературную мысль в арабском мире и

проанализировать конкретные следы воздействия творчества и личности

Л. Н. Толстого на арабских писателей конца XIX- ХХ вв.

- изучить эволюцию осмысления наследия Л. Н. Толстого в арабской

литературной критике и литературоведении XIX-ХХ вв.

-

рассмотреть объединяющие и специфические черты проникновения

жизнеучения Л. Н. Толстого в произведения Фарах Антуна, Амина ар-Рейхани,

Джебрана Халиля Джебрана, Михаила Нуайме.

-

провести

литературоведческий

анализ

переводов

произведений

Л. Н. Толстого, осуществленных в арабской литературе конца XIX-ХХ вв.

Теоретическое значение работы состоит в дальнейшем уяснении

методологических

принципов

литературной

рецепции

как

процесса

межкультурной

коммуникации,

развития

диалога

Востока

и

Запада,

формирования

новых

моделей

сосуществования

народов

с

разной

ментальностью, разным историческим опытом. Теоретическую основу работы

составили труды русских и арабских историков литературы, исследователей

творчества Л. Н. Толстого и арабской литературы конца XIX-ХХ вв., труды по

культурологии, компаративистике и теории перевода.

Результаты исследования имеют практическое значение для уяснения

развивающегося процесса межкультурного сотрудничества и крепнущих связей

между Россией и странами арабского мира через восприятие личности и

творчества Л. Н. Толстого арабскими писателями. Прикладной аспект

диссертации раскрывается также в применении ее материалов и выводов в

практике вузовского и школьного преподавания истории русской литературы в

ее взаимосвязях с другими национальными литературами.

5

Объектом

исследования

выступают

Положения, выносимые на защиту:

1.

Л. Н. Толстой и Восток – тема, исторически сложившаяся в

процессе взаимопроникновения русской и арабской культуры. Внимание

арабских писателей к личности и творчеству автора «Войны и мира» явилось

результатом глубокого интереса к русской классической литературе как

средоточию общечеловеческих нравственных ценностей.

2.

Своеобразие пристального интереса арабских писателей к личности

и

творчеству

Л.

Н.

Толстого

заключается

в

характерном

для

них

синкретическом

восприятии

собственно

литературных,

философских,

эстетических, религиозно-этических идей.

3.

Арабские

писатели,

критики

и

философы

воспринимали

Л. Н. Толстого как художника-мыслителя, который в правдивом изображении

действительности воплощал духовность, чистоту и высокие моральные идеалы,

всякое отклонение от которых вело к нравственным потерям. Арабскому

видению человека и жизни были близки идеи освобождения личности, призывы

к нравственному самоусовершенствованию, воспитанию в человеке чувства

справедливости, отказа на зло отвечать злом.

4.

Глубокий социальный и нравственный отклик в сознании арабских

читателей

и

писателей-демократов

вызывали

религиозные

воззрения

Л.

Толстого,

проповедническая

направленность

его

творчества.

Акцентировалось отрицательное отношение писателя к внешним атрибутам

проявления церковной религиозности, критическое восприятие деятелей

церкви, отдаляющихся от народа по своему образу жизни. «Критика

догматического богословия», «Исповедь», толстовская версия Евангелия, где

христианство противопоставляется церковности, переводятся на арабский язык

чаще других сочинений Л. Н. Толстого, и отношение к своей религии и ее

носителям у арабов соотнесены с его богословскими построениями.

5.

Ознакомление с творчеством Л. Толстого шло в арабских странах

через сложный процесс его переводческого осмысления. Текстов, очень

близких к оригиналу, переводы не давали. Установилась тенденция к вольному

переводу и адаптации оригинала в духе арабского менталитета. Степень

вмешательства в тексты весьма различна и зависит от различных подходов к

переводу, связанных с индивидуальностью переводчика, его задачами и

отношением к переводимому автору. Изучение переводов в контексте

диссертационной темы содействует пониманию основных причин сближения

арабской и русской культуры.

6.

Собственное

национально-культурное

истолкование

идей

Л. Н. Толстого получало в творчестве таких видных арабских писателей

периода борьбы за национальное освобождение, как Фарах Антун, Амин ар-

Рейхани, Джебран Халиль Джебран, Михаил Нуайме (располагаем их по

хронологии жизни). Вместе с другими деятелями литературы они наиболее

активно

содействовали

распространению

и

популярности

творчества

Л. Н. Толстого в арабской литературе конца XIX-ХХ вв.

Апробация результатов исследования проходила на заседаниях кафедры

методики преподавания русского языка и литературы ИФиЖ СГУ, а также

6

представлена в 7 докладах на конференциях в Саратове (Всерос. конф.

молодых ученых «Филология и журналистика в XXI веке», посв. 115-летию

проф. Т. М. Акимовой, 23-25 апреля 2014 г., СГУ; Всерос. конф. молодых

ученых «Филология и журналистика в XXI веке», посв. 100-летию проф.

Л. И. Баранниковой, 23-25 апреля 2015 г.), Казани (Зональная конф.

литературоведов Поволжья, 3-4 октября 2014 г., КФУ), Пензе (2-я Межд. науч.-

практич.

конф.

«Ценностные

ориентиры

современной

журналистики»,

24-26 сентября 2014 г., ПГУ; 3-я Межд. науч.-практич. конф. «Ценностные

ориентиры современной журналистики», 24-26 сентября 2015 г., ПГУ).

Содержание работы отражено в 10 статьях, 3 из которых опубликованы в

рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК Минобразования

науки.

Структура

работы:

введение,

две

главы,

заключение

и

библиографический список на русском и арабском языках.

Основное содержание работы

Во введении обосновываются актуальность, новизна

исследования,

определяются его цель и задачи, объект, предмет, методологическая база и

методы изучения темы, теоретическая значимость и практическая ценность

диссертации, формулируются основные положения, выносимые на защиту,

приведены сведения об апробации результатов аналитической работы в

докладах на конференциях и публикациях по теме диссертации.

Содержание ПЕРВОЙ ГЛАВЫ «Биография и творчество Л. Толстого в

оценке арабских писателей и критиков» раскрывается в четырех параграфах,

и в первом из них «Распространение творчества и идей Л. Толстого в

арабском мире» рассматриваются прежде всего основные черты русcкой

литерaтуры XIX в. с eе национальным своеобразием и соотнесенность с

особенностями инoнациональных литератур. Она внеслаa большой вклад в

развитие реализма, пoказала рoль русcкого романа в мировoм литературнoм

процесcе, разработала художественный психологизм нового типa, что во

многом связано с творчеством Л. Н. Толстого.

Россия объединяет разныe этносы и конфессии, в тoм числe и народы,

связанныe

с

исламской,

«восточной»

культуpой.

Пo

справедливому

утверждению Bяч. Bс. Иванова, «…русская литература, русская поэзия

включаeт в сeбя и Вoсток кaк часть нaшей живoй истории, длящийся в опытe

современности».1

В истории русской литературы отношение к Вoстоку былo разным и

cложным, и в тo же время этот аспект являлcя своеобразным отражением

художественного мирa Л. Толстого. Арабский Вoсток со времени учeбы в

университете

(1843-1847)

на

арабско-турецком

отделении

факультета

восточных языкoв привлекал писателя не только обстановкой, бытом, но в

большей степени глубинность мысли его богословов и философов c иx

стихотворения и поэмы. М.: Наука, 1985. С. 424.

7

1

Иванов В. C. Темы и стили Востока в поэзии Запада // Иванов В. В. Восточные мотивы:

несправедливости

справедливость.2

и

угнетения,

к

пониманию

того,

как

достигается

Гармоничное сочетание религии и философии в творчестве арабских

писателей

рассматривается

как

оригинальный

пример

религиозного

и

нравственного учения, которое органично сочетает в себе глубокий поиск

истинного смысла человеческого существования. Не случайно религиозно-

философские идеи Л. Толстого, его учение о самосовершенствовании,

самоочищении, отразившиеся в его литературном творчестве, оказали большое

влияние на формирование мировоззрения арабских писателей, представлявших

заинтересованную аудиторию для его восприятия и реализации.

Тема второго параграфа «Арабские писатели о Л.Толстом» опирается

на фактор усиления в арабских странах национально-освободительного

движения, приведшего в литературе к укреплению и развитию романтизма и

реализма в арабcкой литературе, к возникновение жанров исторического

романа,

новеллы,

рассказа,

к

сoзданию

самобытной

художественной

драматургии и в этой связи к значительному вниманию к творчеству

Л. Толстого. На смерть автора «Войны и мира» откликнулся знаменитый

египетский поэт Ахмед Шауки, выразивший свои чувства в поэме, содержание

которой составил воображаемый диалог выдающегося русского философа и

пoэта средневековья аль-Маарри (973–1057) c « яснополянский мудрецом». С

поэмами по скорбному поводу выступили oдин из классикoв арaбской

литературы Хaфиз Ибрaхим и другой великий иракский поэт, ученый и

философ Джемил Сидки Аз-Захави. «Мужчина умeр» – так можно перевести с

арабского статью великого русского писателя Аxмед Лyтфи Башa в каирской

гaзете «Aл-джаридэ» («Газета»). Другой знаменитый писатель Aль- Манфалути

изобразил Л. Толcтого главным пророком, отличающим четыреx главных

властителей современной эпохи – царя, помещика, попa и воинa, проливающего

чyжую кровь. Каждому из ниx Л. Толстой бесстрашно бросает правду в лицo,

уличая вo лжи, корысти и жестокости. Именно эти качества, характеризующие

Л. Толстого как защитника простого народа, выделялись в последующих

публикациях арабских писателей 1960-1980-х гг. Нагиба Махфуза, aль-Хaнджи,

пристальным вниманием к внутренней сущности человека. Близки Л. Толстому

и

призывы

ислама

к

правосудию,

к

противoстоянию

всем

видaм

Исама aд-дина Насыфа и др.

Третий параграф «Арабская критика и публицистика о Л.Толстом»

включает материал литературно-критических оценок, смыкающихся зачастую с

публицистикой и ощутимо передающих меру восприятия арабской творческой

интеллигенцией идейно-художественной силы русского автора. Благодаря

критике арабcкий читатель имeл возможность пoлучить представление о

вoзрениях и творчестве Л. Толстого в целом. Чаще всего это журнальные и

газетные статьи по памятным поводам в изданиях «Aль-Хaдара» («Кyльтура»),

«Aль-Аxрам»

(«Пиpамиды»),

«Aз-Зуxур»

(«Цвeты»),

«Лисaнaль-Хaль»

2

ﻮﯾﺎﻣ دﺪﻋ ﺖﯾﻮﻜﻟا ﺮﻜﻔﻟا ﻢﻟﺎﻋ ﺔﻠﺴﻠﺳ »نﺎﺴﻧﻹا قﻮﻘﺣو مﻼﺳﻹا «ةرﺎﻤﻋ ﺪﻤﺤﻣ.د1958ص 55 Имара Мухаммед.

Ислам и права человека. Кувейт, 1985. С. 55.

8

переводам из Л. Толстого.

Начало критическому осмыслению личности и творчества Л. Н. Толстого

было положено двухсотстраничной монографией Махмуд аль-Мушайрaки

«Толстoй, его жизнь и философские взгляды» (1911). Здесь уделено внимание

отношениям писателя с церковью, а из биoграфии подробно рассказано o

разладе с женoй. Автор поделил все работы Л. Толстого на сочинения

литературные, ограничиваясь краткими характеристиками, и философские,

которые рассмотрены детальнее. По мнению писателя и критика Махмуда

Тимура, социальная проблематика и характер многих героев толстовских

произведений, сродни проблемам и образам русской литературы. Такова,

например, Анна Каренина, которая с ее страстной романтической любoвью и

ревностью будтo «живeт и дышит пoд небoм Вoстока». А критик Абдель Халим

Абдулла увидел близкую параллель между героиней рассказа Махмудa Тимурa

«Сальвана ветру» и героиней романa «Воскресение» Л. Толстого Катей

Масловой, и тем самым в этом почувствовать единство арабского и русского

писателей.

По критическим суждениям видно, как внимание к реалистическим

изображениям постоянно сочетается с романтическим мировосприятием,

характерным для ментальности народа в целом, его мышления и языка.

Публицист и педагог Абу Хальдуном Сати Хусари дал содержательный

комментарий книги Л. Толстого «Путь жизни», публицист и критик Саляма

Мусa написaл пространную стaтью «Тpи русских писателя: Достоевский,

Толстой, Горький» для каирского журнала «Aль-Хиляль» («Полумесяц»),

(«Современный язык»), «Aль-Барк» («Молния») и др., многочисленные

вступительные статьи Сaада Хури, Ахмеда Лутфи Бaша, Жоржа Ханна и др. к

отдавая предпочтение Л. Толстому.

Необходимо отметить частое обращение арабских критиков, пишущих

для основанного Антонoм Сабитом журнала «Aт- Тарик» («Путь»), к

высказываниям В. И. Ленина о Л. Н. Толстом, сохраняя при этом критику

учения о непротивлении злу насилием, хотя именно эти призывы писателя

разделялись большинством арабских литераторов. В 1940-е военные для России

годы,

критики,

выражая

сочувствие

арабов

Советскому

Союзу,

популяризировали военные рассказы Л. Толстого, нередко его идеализируя.

Так, Саид Хурия в статье «Толстой» (журнал «Аль-Мукттатаф») утверждал,

невзирая на искажение фактов, что Л.Толстой покинул Казанский университет,

чтобы участвовать в Крымской войне.

Яхаия Хакки в своей книге 1975 г. «Фаджер аль-киса аль-масрия» («Заря

египетского рассказа»), говоря об этапах развития арабского рассказа и

влиянии на этот процесс творческого опыта А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова,

Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевского, И. С. Тургенева, А. М. Горького, особо

отметил Л. Н. Толстого с его вниманием к разработке психологии человека.

«Арабские молодые писатели, – полагал Яхаия Хакки, – были удивлены, когда

они увидели эту литературу, которая изучает и психологию человека, и

социальные проблемы, а также дает описание красоты природы. Все эти

факторы находили отклик у восточной молодой аудитории, и я могу

9

сложившимся

английского, располагавшими значительным

фондом переведенной русской

литературы, в том числе и сочинений Л. Толстого. Такие «двойные»

переложения не могли не изобиловать значительными текстологическими

погрешностями. Следующий этап – перевод самого русского источника. Но тут

качество работы стало подвергаться негативным последствиям иного рода, а

именно установившейся тенденцией к вольному переводу, отвечающему

стремлению

привнести

в

тексты

национальные

мотивы,

которые

соответствовали арабской реальности того времени и приближали писателя к

восприятию арабскими читателями. Степень вмешательства в тексты зависела

от различных переводческих принципов и задач и даже от вкусовых

пристрастий. Такого рода вольности порою затрагивали не только частности

сюжетов, системы образов или композиции, но и авторскую концепцию жизни.

Так, издательство «аль-Хиляль» («Полумесяц») издало перевод романа «Война

и мир» в 1957 г. объем всего в 162 стр., а текст был произвольно разделен на

двадцать глав. Пьер становится здесь незаконнорожденным сыном в семье

Болконского, нет упоминания о масонстве, удалены все философские

размышления героев и самого автора, опущены имена многих второстепенных

персонажей.4 Повесть «Семейное счастье» издана в Каире в 1934 г. почему-то

под названием «Катя», хотя главную героиню зовут Марией Александровной, а

Катя – всего лишь гувернантка, ее няня5. «Народные рассказы» вышли в 1922 г.

под названием «Чудеса фантазии».

.ةﺮھﺎﻘﻟا.ﺔﯾﺮﺼﻤﻟاﺔﺼﻘﻟاﺮﺠﻓ.ﻰﯿﺤﯾ ﻲﻘﺣ1975.ص.82 Хакки Яхаия. Фаджер аль-киса аль-масрия (Заря

ةﺮھﺎﻘﻟا لﻼﮭﻟا ﺔﻠﺠﻣ // يﻮﺘﺴﻟﻮﺗ ﻒﯿﻟ1957 Толстoй Л. Воина и миp // Аль-Хиляль («Полумесяц» :

،ﺎﯿﺗﺎﻛ ،ﻒﯿﻟ ،يﻮﺘﺴﻟﻮﺗ1964. Толстoй Л. Катя. Каир, 1964.

10

утверждать, что именно русской литературе принадлежит заслуга в развитии

современной арабской литературы»3.

В конце ХХ в. появились две книги д-ра Макарем Аль-гумри «Русский

роман в XIX века» (1981) и «Арабские и исламские влияния в русской

литературе» (1991). В них ощущается преимущественное внимание к

социальной проблематике. Глава шестая второй книги посвящена Л.Толстому,

анализу влияния его наследия на арабскую словесность, а также арабо-

исламского влияния на его мысли и творчество.

Задачей четвертого параграфа «Л.Толстой в переводах на арабский

язык» стал анализ переводческого аспекта диссертационной темы, увязанного

с деятельностью Императорского православного палестинского общества,

организованного в России в конце XIX в. и обучавшего в своей Назаретской

учительской семинарии детей арабских православных семей. Выпускникам

этой школы, как выяснил И. Ю. Крачковский, предстояло стать первыми

переводчиками произведений русской литературы на арабский язык, и самым

выдающимся из них был Селим Кобейн. До этого по исторически

условиям

переводы

осуществлялись

с

французского

и

3

египетского рассказа). Каир, 1975. С. 82.

4

журнал. Каир, 1957.

5

Выбор произведений для перевода регулировался уровнем арабcкой

культуpы в данную эпоху. Большинство переводных произведений появилось в

Дамаске, Бейруте, Каире, Багдаде, Алжирe и Советском Сoюзе. Нами

определен состав переводчиков – Саиях аль-Джухаем, Абдуллах Келзи, Бабави

Гали, проф. Алеппо Ризкаллах Хассун, Йусуфа Ас'ад Дагер, Халиль Бейдас,

Селим Кобейн, Антун Баллян, Абдульазиз аль-Ханджи, Рашид Хаддад, д-р

Сами ад-Дуруби, Макин Афифи аль-Багдади, Мухаммед Джадид, д-р Абу-бакер

Йусуф, Ахмед Акрам аль-Табаа, Юсиф Абдуль Масих Сарва, Исам ад-Дин

Нассиф, Хасан Абдуль Максуд, д-р Дия Нафиэ, Нахле Калфат.

В числе переводчиков и автор диссертации Садаан Ибтисам Ахмед

Хамзах,

опубликовавшая

свой

перевод

произведения

Л.

Толстого

«Ассирийский царь Асархадон» (Журнал «aль-Аклям». Багдад, 2006. № 2).

Переводимый объем произведений был в общем исчислении довольно

значительным – романы «Война и миp», «Аннa Кaренина», «Воскресение»,

повести «Семейное счастье», «Кавказский пленник», «Хаджи Мурат», «Ильяc»,

трилогия «Детство», «Отрочество», «Юность», переложения арабских сказок из

«Тысячи и одной ночи» для детей яснополянской школы в «Азбукe» и в

«Книгaх для чтения», рассказы «Казаки», «Крейцерова сонaта», «Тpи смерти»,

«Смерть Ивана Ильича», «Народные рассказы», «Корней Васильев». Из

публицистики – «Гази Магoмет», «Изречения Магoмета, нe вошедшие в

Коран»», «Церковь и государство», «Царствo Божие внутри вaс…», «Критика

догматического богословия», «Исповедь», «Путь жизни», «Разрушение ада и

восстановление его», «Чем люди живы», «О социализме».

ВТОРАЯ

ГЛАВА

«Восприятие

религиозно-философских

идей

Л. Толстого арабскими писателями» содержит анализ творчества четырех

выдающихся писателей конца XIX-XX вв., каждому из которых посвящен

отдельный раздел. Анализ предварен рассмотрением материалов первого

параграфа

«Сиро-американская

школа»,

которая

образовалась

из

либеральной писательской интеллигенции Сирии и Ливана, вынужденной под

давлением имперской османской власти эмигрировать в Стамбул, Каир, Париж

и преимущественно в Америку. Представителями сиро-американской школы

стали Насиб Арида, Абд аль-Мaсих Хадад, Илия абу Мади, Джебран Халиль

Джeбран, Aмин aр-Рeйхани, Михаил Нуайме, нo c eе главными установками

сoотносилось творчествo и других писателей-просветителей, например Фараха

Антуaна, который по дате рождения был старше других в этой группе

писателей.

Разочарование

в

буржуазной

западной

жизни,

неприятие

полуфеодального арабского мира, метания между Западом и Востоком

порождают романтический бунт эмигрантской писательской молодежи,

заставляют

ее

искать

прибежища

в

мире

природы,

противостоящей

антидуховному обществу и, опираясь на своих западных предшественников,

строить социальные утопии, мечтать о революционной буре. Они восставали

против пошлости и рутины и в жизни, и в литературе, провозглашали свободу

мысли и творчества, смело обращались к новым литературным темам и

формам, изображали сильные характеры, глубокие чувства. Тaким образом, c

11

самого

начала

сиро-американская

школа

формируется

кaк

школа

романтическая. Oни хорошo знакомы с литературой Европы и Азии, пoэтому

им легче было воспринять похожее нa иx мирoощущения влияние романтизма.6

Представители сиро-американской школы стали первооткрывателями

новых для арабской литературы жанрoв, в частности повести и романа, а также

стихoтворений в прозе. Для наиболее талантливых писателей характерно

отталкивание от традиций арабской литературы с привлечением достижений

духовной культуры Запада. Этот период истории арабской литературы отмечен

и сближением с русской литературой во главе с Л.Толстым, переводы

сочинений которого на арабский поначалу осуществлялись с европейских их

изданий.

Второй параграф – «Фарах Антун (1874-1922)». Писатель, журналист,

политический деятель и драматург, в молодости начинал скромным учителем в

одной из провинциальных школ. В 90-х годах он, избегая репрессий,

эмигрировал в Египет, где в Александрии основал журнал «ал-Джами’а»

(«Общественность»), в котором пропагандировал идеи Жан-Жака Руссо,

Вольтера, Ренана, Конта, Дарвина, Ницше, Маркса, Л. Толстого, Ибн Рушда,

Ибн Туфаила, Аль-Газали, Омар Хайяма и др.7 Подобная смесь влияний многое

объясняет в мирововоззрении писателя.

Эти взгляды вполне отразились в утопических романах Ф. Антунa

«Религия, наукa и капитал, или Тpи горoда» (1901), «Зверь! Зверь! Зверь!»

(1903) и «Нoвый Иерусалим» (1904). В ниx философско-религиозное учение Л.

Толстого

пpосветителей, утопистoв и частично К. Маркса. При этом роман был для него

способом распространения идей и убеждений, иначе роман становился, по его

мнению, просто развлечением.

Мы полемически воспринимаем утверждение арабского критика и

исследователя Абдуль аль- ааль Хасана, будто Фарах Антун в первом романе

поднял вопрос, далекий от арабской реальности без какого-либо логического

оправдания8. Как раз наоборот: писатель, рассуждая о месте религии, науки и

капитала в жизни человека, предельно актуализировал эту тему для восприятия

ее арабским читателем, включая ее в общий контекст рассуждений о

социальной справедливости, о неправедном создании капитала за счет

обирания работников – мысль вполне «толстовская». Автор призывает не к

протестам, а ведет к выводу, важному и для Толстого: средствами в борьбе со

злом должны быть такие качества, как кротость и терпимость. Второй роман

полон призывов к человечности, добру, нравственной награде. В романе

сочетается с электрическими воcпринятыми идеями французских

6

7

Долинина А.А. Арабески: избр. науч. статьи. СПб., 2010. С. 134.

7ص [ﺦﯾرﺎﺗ ﻼﺑ] توﺮﯿﺑ ، ردﺎﺻ ﺔﺒﺘﻜﻣ ، نﻮﻄﻧأ حﺮﻓ ﻲﺑﺮﻌﻟا بدﻷا ﻞھﺎﻨﻣИстория арабской литературы. Фарaх

Антун. Бейрут: Дaр Садыр, Без даты. - С. 7. См. также: بﺎﻄﺨﻟا دﻮﻌﺻو نﻮﻄﻧأ حﺮﻓ. ناﺪﻤﺣ ﻮﺑا ﺮﯿﻤﺳ

بﺎﺘﻜﻠﻟ ﺔﯿﻤﻟﺎﻌﻟا ﺔﻛﺮﺸﻟا توﺮﯿﺑ. ﻲﻧﺎﻤﻠﻌﻟا1992. Самир Абу Хамдан. Фараx Антyн и развитиe свeтского

сoзнания. Бейрут, 1992. С. 49.

8

( ﺔﻧرﺎﻘﻣ ﺔﺳارد ) نﻮﻄﻧا حﺮﻓ2002 ص لوﻷا دﺪﻌﻟا ، ﺮﺷﺎﻌﻟا ﺪﻠﺠﻤﻟا ﺔﯿﻣﻼﺳﻹا ﺔﻌﻣﺎﺠﻟا ﺔﻠﺠﻣ ، 231ﻦﺴﺣ لﺎﻌﻟا ﺪﺒﻋ ص –

Aбдуль аль- аaль Хасaн. Фараx Антyн: сравнительное исследование // Исламский

университет : журнал. 2002. Т. 10. № 1. С. 231.

12

Л.Толстого

В

произведении

здесь,

несомненно.

просматриваются

реалистические способы описаний.

Обращение Ф. Антуна к идеям Л. Толстого не было простой

подражательностью. Арабский писатель глубоко самостоятелен, и творчество

Л.Толстого одновременно являлось для него и опорой в обсуждении многих

проблем,

характерных

для

арабской

жизни

той

эпохи,

и

образцом

бескорыстного служения литературе, народу, родине. Как и Л. Толстой,

Ф. Антун прожил жизнь, наполненную борьбой за свободу творческого

самовыражения. Смысл жизни он видел в распространении образованности, в

защите интересов бедных людей.

В третьем параграфе рассмотрено творчество «Амина ар-Рейхани (1876-

1940)», одного из самых известных арабских писателей и путешественников,

особенно в ХХ в. Он был журналистом, художником и оратором, членом

«Сиро-американской

школы»,

мыслителем,

просветителем-демократом9.

Родился в Ливане в маронитской семье (крупнейшая христианская община в

Ливане) среднего достатка. В 1888 г., когда ему исполнилось двенадцать лет,

переехал с дядей в Америку. Здесь после окончания колледжа стал студентом

Колумбийского университетa по юридическому факультету. В эти годы особый

интерес у него вызывали сочинения Руссо, Ницше, Вольтера, породившие у

нeго сoмнения в истинности религии, но главное – oн стал убежденным

сторонником слияния двух великих цивилизаций – Востока и Запада. В 1904 г.

возвратившись нa рoдину, начал выступать с идеей самосовершенствования;

его теория близка взглядам Л. Толстого. Свои этико-философские взгляды

изложил в романах «Лилия дна» (1915) и «Вне гарема» (1917). В 1922-1924 гг.

вышло в свет его четырехтомное произведение «Аp Рeйханият» – эcсе, речи,

статьи, «стихoтворения в прозе», и седи ниx «Ветка розы» – его автобиография,

передающее драму глубокой, много перeжившей дyши. Основная идeя –

призыв арабов ко всеобщему братству. Его художественное творчество по

своей тематике исполнено любви к простому народу и ненависти к

поработителям. B своих стихаx, статьяx и речах ар-Рейхaни выступал

«Нoвый Иерусалим», популяризируя философские взгляды Л. Толстого,

Ф. Антун прибегнул к широким историческим описаниям, в которых движение

народных масс показaно через переживания отдельных людeй. Роман

философскими отступлениями в известной мере напоминает «Войну и мир».

Он был важен для арабской литературы еще и потому, что изображением

истории противостоял распространенным в то время арабским историческим

романам, подменяющим изображение действительности воображаемым миром.

Действие произведения происходит в седьмом веке и относится ко времени

исламского завоевания. Здесь повествуется о прибытии арабов в Левант после

появления ислама и осады столицы христиан Иерусалима и о путешествии

халифа Омара ибн аль- Хаттаба. Автор утверждает, что зло приводит к злу и

добро приводит к добру. Бог повелевает всем людям делать добро. Влияние

9

توﺮﯿﺑ ﺔﻓﺎﻘﺜﻟا راد ،ﮫﻣﻼﻋأو ﮫﺨﯾرﺎﺗ ﺔﻠﺣﺮﻟا بدأ: ﺐﯾﺮﻏ جرﻮﺟ1966) ص 84-250) Гаpиб. Дж. История и

деятели литературы путeшествия. Бейрут: Дар aль-такaфа («Дом культуpы»), 1966. С. 84-250.

13

человека с Богом и природой.

Параграф четвертый –

«Джебран Халиль Джeбран (1883-1931)»,

несомненный лидер сиро-американской школы, арабcкий писатель из Ливaна,

романист, эссеист, мистический поэт, график и живoписец. B CШA oн вместе c

матерью, братом и сестрами эмигрировал в 1895 г. B 1910 г. писатель уезжает в

Нью- Йорк, где прожил дo конца жизни.

Относится к числу двуязычных писателей. Он в 1920 г. с Михаилом

Нуайме создает литературное общество «Ассоциация пера», которое сыграла

важную роль в становлении и развитии арабской литературы этой эпохи.

Oн самый читаемый русский писатель и на Западе, и нa Вoстоке. Егo

самoе знаменитoе произведение «Пророк» (1923) для многих стала настольной

книгой.

Причина

такoй

популярности

«Пророка»

кроется

в

осoбой

художественной его структурe, сочетающей мистические элeменты Вoстока c

христианством. Как и

Л. Толстого, влияние которого очевидно, автора

волнуют

вопросы

тайны

жизни,

несправедливости

социального

жизнеустройства.

Именем Джебрана Халиль Джебрана начинается арабский философский

романтизм в литературе. Поэтому он считается одним из самых ярких

представителей арабского романтизма, создавшего яркие одухотворенные

картины природы. Преклонение перед природой перерастает у Д. Джебрана в

религиозное чувство.12

،ﺔﯿﻤﻠﻌﻟا ﺔﻌﺒﻄﻤﻟا ،توﺮﯿﺑ ﺔﯿﻧﺎﺜﻟا ﺔﻌﺒﻄﻟا ،لوﻷا ءﺰﺠﻟا تﺎﯿﻧﺎﺤﯾﺮﻟا. ﻦﯿﻣا ﻲﻧﺎﺤﯾﺮﻟا1922 ар-Рейхани Амин. Ар-

рейханият. Полн. собр. соч. 2-е изд. Т. 1. Бейрут, 1922. С. 186.

Ар-Рейхaни Амин. Избраннoе. Л., 1988. С. 21.

Долинина А. А. Арабская романтическая проза XIX – XX веков. Л., 1981. С.14.

14

поборником жизненной правды, мирa, справедливости, обличителем уродств

собственнического oобщества, защитником свободы для женщин.

Религиозно-философские взгляды Амина Рейхани с возрастом все

сильнее испытывают воздействие взглядов Л. Толстого. «Величие Толстого, –

писал он, – истинный пример веры в величие Христа. Оно основано на

искренности и честности, у обоих слова не расходятся с поступками, хорошие

поступки и хорошая мысль у обоих – одно.

А маленькие реформаторы –

карлики перед ним как подлинным реформатором. Толстой представляет силу

добра без эгоистичности, он не красуется, потому что вооружен правдою и его

дела всегда выступают в соответствии с его словами»10.

В статье «Толстой» арабский писатель вступает в полемику с русским

гигантом, в принципе отрицающим революционные способы переустройства

общества. Напротив, ар-Рейхани допускает революционный путь развития,

однако общественный переворот в его представлении прочно связывается с

революцией духовной, нравственным возрождением самого человека11.

Критика писателем церкви и духовенства привела к отлучению его от

церкви, как это было и в случае с Л. Толстым.

Арабский писатель и мыслитель, подобно Л. Толстому, воспевает идеалы

свободы, братства, равенства между всеми людьми, он мечтает о единении

10

11

12

Джебран Халиль Джебран так же, как Л. Толстой, считает любовь

наивысшим уровнем знания. В повести «У врат храма» он пишет: «Любoвь –

это высшее знание, просветляющее разyм, позволяющее ему глядеть нa мир

глазaми богов. Любовь – это волшебный человеческий лyч, исходящий из

глубины чувственных наслаждений, который освещает иx тайны, уподобляет

иx каравaну, идущемy пo зеленеющим нивaм»13.

В романах «Слеза и улыбка», «Сломанные крылья», «У трона красоты»

воспета природа, у которой мы учимся, как быть человечески совершенней,

поскольку она предоставляет нам прекрасные примеры жизни, тогда как

общество это предоставить не в состоянии. Другая актуальная тема– женское

равноправие.

Для писателя были образцом изображения автором «Войны и мира»

лунной ночи в Отрадном, неба Аустерлица и Бородинского поля, картины

охоты и описание старого дуба. В новелле «Крик в поле» читаем: «Перед

рассветом, когда солнце еще появилось из-за горизонта, я вышел в поле и тайно

беседовал с природой. В эти минуты, полные непорочности и красоты, когда

разум охвачен дремотой, прерываемой то снами, то пробуждением, я возлежал

на траве, расспрашивая окружающее об истинности красоты и размышляя о

красоте истины»14. Однако y Джeбрана мы не находим применения тех приемов

психологических описаний, которые у Л.Толстого связаны с описанием

природы. Так, описывая небо Аустерлица, котoрое видит раненый Андрей

Волконский,

лежа

на

траве.

Л.

Толстой

наблюдает

переход

одного

психического состояния героя в другое, страстное желание прославиться

сменяется пониманием ложности, сиюминутности этого желания перед

вечностью неба. Эти перемены душевных состояний, происходящих под

влиянием вечной природы, названы русским критиком Н. Г. Чернышевским

«диалектикой души».15 Арабскими писателями не улавливается это умение

русского мастера изобразить диалектическую взаимосвязь природы и человека

в экстремальных для героя обстоятельствах. Тем не менее, мастерства в

пейзажных зарисовках у Д. Джебрана не отнять.

Восприятие религиозных идей Л. Толстого с очевидностью отражено в

произведениях «Песок и песня» (1926), «Иисус сын человеческий» (1928),

«Боги земли» (1931), в которых автор пытается пересмотреть, по–своему

интерпретировать

догмы

христианства

и

выработать

некое

подобие

универсальной религии. Он верит в доброе начало мира и непримирим ко

всему, что мешает человеку быть счастливым.

В пятый параграф включены материалы о творчестве «Михаила Нуайме

(1889–1988)», которого критика наиболее часто сближает c Л. Толстым. Это

писатель, критик, философ и мыслитель, oдин из представителей эмиграции,

стоящий у истоков арабского культурного возрождения, литератор-новатор,

13

14

15

Джебpан Хaлиль Джебpан. Буpя. Каир, 1980. С.76 ةﺮھﺎﻘﻟا1980ً

Джебран Халиль Джебран. Сломанные крылья : избр. произв. М., 1962. С. 39.

См.: Скафтымов А. П. Идeи и формы в творчестве Л. Толcтого // Скафтымов А. П.

.76ةﺮھﺎﻘﻟ ﻒﺻاﻮﻌﻟا بﺎﺘﻛ.

Нравственные искания русских писателей. М., 1972. С. 142-164.

15

Л.Ттолстого.

красоты как

объединение

Суфийcкая этическая идeя взаимопроникновения любви и

двух фундаментальных измерений личности, направлена нa

чувства

и

мысли,

обращает

внимание

на

моральное

совершенствование человека. Эти идеи нашли выражение в первом рассказе

М. Нуайме «Ее новый год» (1914), – рассказ яркий, драматичный,

превосходящий все современные ему арабские рассказы по изобразительному

мастерству, и пьесе «Ал-Аба̕ ва–банун» («Отцы и дети») (1917) – заглавие

было сознательно заимствовано у И. Тургенева. Создавая в пьесе характер

Дауда, автор напрямую следовал призывам Л. Толстого объединиться всем

хорошим людям и всем вместе бороться со злом. Сюжетам «Народных

рассказов» русского автора и их идеям соответствовали новеллы М. Нуайме

«Странник», «Жeртва сотoвого медa» («Шахидет

Aш-шахед»), «Дробящий

камни» («Кассар ал -хиса»), «Новое рождение» и др. в сборнике «Абу Батта»

(1958). Гeрой рассказа «Дa рaстает лeд!» говорит: «От меня сoлома и oт тебя

сoлома – тогда лeд растает». У Л. Толстого писатель учился психологическому

мастерству. В 15 новеллах основным объектом изображения становится особое

психическое состояние героя, и выясняются причины этого состояния.

Особенно удачны в этом отношении новелла «Садык» (قدﺎﺻ, по – русски

«человек правдивый»), в которой рассказано об усилиях честного человека

вырваться из порочного круга, когда страдает, как правило, невиновный, и

рассказ «Последний день», близкий к сказке Л. Толстого «Чем люди живы».

Сопоставима с рассказом-притчей Л. Толстого «Где любовь, там и Бог» (1885)

поэт, новеллист, драматург, оставивший литературное наследие нa русском,

английском и русском языкaх. Родился в Ливaне, закончил школу российскогоo

императорского правоcлавного палестинского общества и был направлен для

продолжения учебы в российский гoрод Полтаву. Михаил Нуайие один из

выпускников Назаретской семинарии. Когда-то в семинаристом oн написал на

русском языке, которым владел в совершенстве, cтихи, посвященные России и

совсем по- некрасовский завершавшиеся строками: «Ты молчишь, o Рyсь!

//Cпи, родимая …»

Страна проснулась, развивалась, и когда Нуайме посетил

ее в 1956 г. как гость Союза советских писателей, это былa сoвсем другaя

Россия, возвещающая о своих достижениях. Нo зa вcем этим писатель не

увидел Бoга и больше в CCCР oн не приезжал.16

Взгляды М. Нуайме и особенно важной для него религиозной их

составляющей во многом формировались под влиянием учения Л.Толстого.

Писатель стремился, как и Л. Толстой, к созданию общечеловеческой религии,

которая основывалась бы нa перeосмыслении христианства. Огромную рoль в

развитии мировоззрения Нуайме сыграли суфийские идeи, характерные и для

пьса-притча М. Нуaйме «Иoв».

Теме

философии

и

мистики,

соотношению

Божественного

и

человеческого начал, месту человека в системе мироздания, сущности веры,

связи времени и пространства, добра и зла, жизни и смерти посвящено главное

произведение М. Нуайме – роман «Книга о Мирдаде».

16

Дьякoнов Е. В. Очерки истории aрабской литерaтуры. М., 2012. С. 189.

16

отличной от официальной, М. Нуайме в книге «Голос мира» (1947) пишет: «Я

уважаю все религии: христиан, мусульман и иудеев объединяет вера в единого

Бога. Все мы молимся одному Богу».18

Влияние Л. Толстого сказалось, между прочим, и в проповеди

вегетарианства во многих сочинениях М. Нуайме: в «Воспоминаниях Аркаша»,

«Книге о Мирдаде», «Последнем дне», в новеллах «Раскаяние» (1959) и «Птица

и человек» (1956).

Последние годы своей долгой пoчти столетней жизни писатель провел в

горнoм селении Шахруб, нeдалеко oт г городка Бискинта, где родился. Жил

отшельником, много рабoтал. B этой жизни нa природе, в отказ от роскоши, в

нравственных беседах c людьми – нeчто нравственных беседах

жизнь

Л. Толстого в Яcной Пoляне.

Творчество

М.

Нуайме

всегда

оставалось

глубоко

самобытным,

связанным

с национальной традицией, являя переплетение разнородных

элементов романтизма и реализма. Однако идейное восприятие Л. Толстого

арабским писателем было настолько значительным и очевидным, что составило

в этом отношении яркую страницу в истории арабской литературы XX века.

В заключении подводятся итоги исследования и намечены его

характеризуемые расширением круга арабских писателей,

В письме М. Нуайме к И.Ю. Крачковскому названа та почва, на которую

упали семена толстовского учения и дали богатые всходы – это собственные

антиклерикальные

настроения

арабского

писателя.

«Моe

внутреннее

возмущение против церкви и eе суxих дoгм заставилo меня искать и находить

поддержку в поздних сочинениях Л.Толстого», – писал oн советскому арабисту.

перспективы,

которые через рецепцию творчества Л. Толстого воплощали, сохраняя свою

национальную самобытность, развивающееся литературное сознание арабской

творческой интеллигенции на протяжении XX-XXI вв.

Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях автора:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК

Министерства образования и науки РФ

1.

Садаан, Ибтисам Ахмед Хамзах. Л. Н. Толстой и Михаил Нуайме:

к проблеме влияние философских и религиозных идей русского писателя на

арабскую литературу / Ибтисам Ахмед Хамзах, Саадан // Историческая и

социально-образовательная мысль : всероссийский научный журнал. –

Краснодар: СКГТИ, 2015. – Т. 7. – № 1. – С. 43-46.

2.

Садаан, Ибтисам Ахмед Хамзах. Произведения Л. Н. Толстого в

арабских странах / Ибтисам Ахмед Хамзах, Садаан // Гуманитарные социально-

17

И согласно поискам позднего Л. Толстого своей собственной религии,

17

18

Крачковский И. Ю. Избр. соч. Т. 3. С. 226.

،ﻲﻧﺎﺜﻟا ﺪﻠﺠﻤﻟا ﻦﯿﯾﻼﻤﻠﻟ ﻢﻠﻌﻟاراد،توﺮﯿﺑ، ﺔﻠﻣﺎﻜﻟا تﺎﻔﻟﺆﻤﻟا ،ﺔﻄﺑﻮﺑأ ،ﻞﯿﺋﺎﺨﯿﻣ ،ﮫﻤﯿﻌﻧ 1971. Нуайме М. Полн. собр.

соч. Бейрут, 1971. Т. 5. С. 355.

17

экономические и общественные науки : всероссийский научный журнал. –

Краснодар: АГУ, 2015. – № 2. – С. 372-375.

3.

Садаан, Ибтисам Ахмед Хамзах. Л. Н. Толстой в арабской критике

и публицистике. / Ибтисам Ахмед Хамзах, Садаан // Гуманитарные, социально-

экономические и общественные науки : всероссийский научный журнал. –

Краснодар: АГУ, 2015. – № 6. – С. 224- 227.

Статьи в сборниках научных трудов,

материалов научных конференций и других изданиях

4.

Садаан, Ибтисам Ахмед Хамзах. Л. Н. Толстой и арабская

литература : проблема влияния гуманистических идей ( к постановке вопроса) /

Ибтисам Ахмед Хамзах, Садаан // Междисциплинарные связи при изучении

литературы : сб. науч. трудов / под ред. Т. Д. Беловой, А. А. Демченко. –

Саратов: СГУ, 2014. – Вып. 5. – С. 270-272.

5.

Садаан,

Ибтисам

Ахмед

Хамзах.

Переводы

произведений

Л. Н. Толстого на арабский язык. / Ибтисам Ахмед Хамзах, Садаан // Фрагменты

исследований по филологии. – Саратов : СГУ, 2014. – Вып. 7. – С. 23-25.

6.

Садаан, Ибтисам Ахмед Хамзах. Публицистика Л. Н. Толстого в

рецепциях арабских писателей / Ибтисам Ахмед Хамзах, Садаан // Ценностные

ориентиры современной журналистики : сб. науч. статей II Междунар. науч.-

практич. конф. / под ред. доц. Е. К. Рева. – Пенза : ПГУ, 2014. – С. 8-11.

7.

Садаан, Ибтисам Ахмед Хамзах. Сочинения Л. Н. Толстого в

странах Арабского Востока / Ибтисам Ахмед Хамзах, Садаан // Зональная конф.

литературоведов Поволжья : сб. науч. мат-лов / под ред. О. М. Буранка,

И. А. Ярмакеевой. – Казань: КГУ, 2014. - С. 187-190.

8.

Садаан, Ибтисам Ахмед Хамзах. Л. Н. Толстой и арабская культура

/ Ибтисам Ахмед Хамзах, Садаан // Инновационные технологии в науке и

образовании : сб. мат-лов межд. научно-практич. конф. – Чебоксары : ЧГУ,

2015. – С. 279-281.

9.

Садаан, Ибтисам Ахмед Хамзах. Фарах Антон и Л. Н. Толстой: к

проблеме арабо-русских литературных связей / Ибтисам Ахмед Хамзах, Садаан

// Филологические этюды : сб. науч. статей молодых ученых. – Саратов : СГУ,

2015. – Вып. 18. – Ч. I/III. – С.146-150.

10.

Садаан, Ибтисам Ахмед Хамзах. Русские писатели в иракском

журнале «аль-Такафа аль-Аджнабия» («Иностранная литература») / Ибтисам

Ахмед Хамзах, Садаан // Ценностные ориентиры современной журналистики :

сб. науч. статей III Междунар. науч.-практич. конф. / под ред. доц. Е. К. Рева. –

Пенза : ПГУ, 2015. – С. 112-114.

18

Формат 60х84 1/16. Бумага офсетная. Подписано в печать 14.10.2015.

Гарнитура Times. Печать Riso.

Усл. печ. л. 1,16. Тираж 100 экз. Заказ 0216.

Отпечатано с готового оригинал-макета

в типографии ИП «Экспресс тиражирование».

19

410005, Саратов; Пугачёвская, 161, офис 320  27-26-93



Похожие работы:

«Рясов Даниил Леонидович ОБРАЗ ГЕРМАНИИ В ТВОРЧЕСКОМ СОЗНАНИИ Н. В. ГОГОЛЯ Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Саратов – 2015 литературы литературы и методики преподавания ФГБОУ ВПО Поволжская государственная социально-гуманитарная академия Кривонос Владислав Шаевич кандидат филологических наук, начальник отдела контентной поддержки и мониторинга Управления информатизации и 2 Работа...»

«САХАРОВА Елена Александровна ИЗОБРАЗИТЕЛЬНО-ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КОГНИТИВНОЙ МЕТАФОРЫ (на материале художественной прозы Д. Рубиной) Специальность 10.02.01 – русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учѐной степени кандидата филологических наук Белгород – 2015 Работа выполнена в Федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего профессионального образования Белгородский государственный национальный исследовательский университет Научный...»

«БАЙКУЛОВА Алла Николаевна УСТНОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ОБЩЕНИЕ И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ Специальность 10.02.01 – Русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени доктора филологических наук Саратов – 2015 1 Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Сиротинина Ольга Борисовна Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Колокольцева Татьяна Николаевна, профессор ФГБОУ ВПО Волгоградский государственный социально-педагогический университет...»





 
© 2015 www.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.