авторефераты диссертаций www.x-pdf.ru
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
 

На правах рукописи

АРЖАНОВСКАЯ АНАСТАСИЯ ВАЛЕРЬЕВНА

ФРЕЙМ «РАСТЯЖИМОСТЬ» В РУССКОЙ И АНГЛИЙСКОЙ

ЛИНГВОКУЛЬТУРАХ

10.02.20 — сравнительно-историческое, типологическое

и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Пятигорск – 2015

Работа выполнена в федеральном государственном автономном

образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Волгоградский государственный университет»

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Милованова Марина Васильевна,

ФГАОУ ВПО «Волгоградский

государственный университет», профессор

кафедры русского языка и документалистики

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор

Леонтович Ольга Аркадьевна,

ФГБОУ ВПО «Волгоградский социально-

педагогический государственный

университет», заведующая кафедрой

межкультурной коммуникации

кандидат филологических наук, доцент

Кузьмина Светлана Евгеньевна,

ФГБОУ ВПО «Нижегородский

государственный лингвистический

университет им. Н.А. Добролюбова»,

доцент кафедры английского языка

переводческого факультета

Ведущая организация:

ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный

университет»

Защита диссертации состоится 21 декабря 2015 г. в 10.00 часов на

заседании

диссертационного

совета

Д

212.193.02

в

ФГБОУ

ВПО

«Пятигорский государственный лингвистический университет» по адресу:

357532, г. Пятигорск, проспект Калинина, 9, конференц-зал № 1.

С текстом диссертации можно ознакомиться в научной библиотеке

ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет»

и на сайте ФГБОУ ВПО «ПГЛУ»: http://pglu.ru/science/diss/?ID=100158

Автореферат разослан ___ октября 2015 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

Л.М. Хачересова

1

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертационное исследование выполнено в русле сопоставительной

лингвистики, лингвокультурологии и лингвокогнитологии.

Актуальность данной работы обусловлена рядом факторов: 1)

активным развитием антропоцентрического подхода к исследованию языковых

явлений в настоящее время; 2) недостаточной разработанностью проблемы

выражения в русском и английском языках растяжимых понятий пространства

и времени с позиций лингвокультурологии; 3) отсутствием комплексного

описания

особенностей

языковой

репрезентации

растяжимых

понятий

пространства и времени в сопоставительном аспекте; 4) необходимостью

изучения феномена временной и пространственной растяжимости с позиций

фреймового подхода, позволяющего более глубоко осмыслить особенности

языковой картины мира, сформированной в той или иной лингвокультуре.

Степень разработанности проблемы.

В современной отечественной и зарубежной лингвистике достаточно

большое внимание уделяется исследованию языковых единиц, выражающих

различные квантитативные характеристики категорий времени и пространства,

данные единицы описываются с точки зрения семантических особенностей

[Батуркин, 2003; Богуславская, 2000; Крейдлин, 1994; Никитина, 1979; Панков,

2004; Селиверстова, 2004; Беннет, 1975 и др.], в аспекте лингвокультурологии

[Верещагин, Костомаров, 1990; Гачев, 1988; Гуревич, 1969;

Джонсон,

Лакофф, 1987; Каган, 2001; Корнева, 2000; Ли Тоан Тханг, 1989; Михеева,

2004; Пете, 2004; Шамне, 1999;

Холл, 1990; Яковлева, 1991 и др.], в

социокультурном аспекте [Скульмовская, 2008; Шинкаренко, 2006; Панин,

2012 и др.], в плане соотношения языка и культуры [Blommaert, 1991; Xiangli,

2005 и др.]. Однако такая релевантная квантитативная характеристика понятий

пространства и времени, как растяжимость, еще не получила должного

освещения в работах ученых.

Представления человека о времени и пространстве как онтологических

параметрах бытия и их едином первоисточнике традиционно составляли

основу мировоззрения, что обусловливает частое обращение исследователей к

данной проблематике. Сами по себе категории времени и пространства могут

представлять собой инструмент познания, параметры объекта исследования.

Пространство и время – это способ упорядочивания предметов и явлений в

объективном мире, а также в нашем восприятии и представлении, то есть

необходимое условие всякого опыта, всеобщая и неизменная категория

мышления.

Проведенное нами исследование представляет собой сопоставительный

анализ особенностей языковой репрезентации растяжимых понятий времени и

пространства с позиций лингвокогнитологии и лингвокультурологии в русском

и английском языках.

Лингвокультурологический

анализ

языковых

единиц,

квалифицирующих

растяжимые

понятия

пространства

и

времени,

2

представляет

особый

интерес.

Данные

понятия

имеют

сложный

и

неоднородный план содержания, в связи с этим использование фреймового

подхода при их изучении способствует более глубокому и системному анализу

особенностей их отражения в языке. Основные свойства фрейма – четко

структурированная

иерархическая

структура,

категориальный

принцип

организации знаний и представлений о тематически единой ситуации –

позволяют

подробно

охарактеризовать

особенности

восприятия

представителями той или иной лингвокультуры различных проявлений

взаимоотношений человека и окружающего мира, в частности, в рамках

пространственно-временного континуума.

Объектом исследования является растяжимость как квантитативный

параметр категорий времени и пространства, а предметом — языковые

единицы, репрезентирующие растяжимые понятия пространства и времени в

русском и английском языках.

В

основу

работы

положена

следующая

гипотеза:

понятие

растяжимости моделируется в виде особого ментального образования –

фрейма,

содержанием

которого

являются

различные

квантитативные

характеристики (величины) времени и пространства, что находит отражение в

семантике языковых единиц и обладает лингвокультурной спецификой.

Цель

работы:

выявить

особенности

репрезентации

фрейма

«растяжимость» в русском языке в сопоставлении с английским языком. В

свою очередь, поставленная цель конкретизируется в следующих задачах:

1) установить структуру фрейма «растяжимость» в русской и

английской лингвокультурах;

2) выявить и классифицировать языковые единицы, репрезентирующие

структурные компоненты установленного фрейма;

3)

охарактеризовать

сходства

и

различия

в

вербализации

установленного фрейма в сопоставляемых лингвокультурах;

4) определить национально–культурную специфику представлений о

временной и пространственной растяжимости, закрепленных в семантике

языковых единиц русского и английского языков.

Материалом для исследования послужили около 4000 случаев

употребления языковых единиц, квалифицирующих различные величины

временной и пространственной растяжимости (в русском языке – 2200, в

английском языке – 1800), извлеченных методом сплошной выборки из текстов

классической русской и английской литературы ХΙХ–XXI веков. Помимо этого

использовались данные Национального корпуса русского языка, British

National Corpus, толковых, этимологических русских и английских словарей.

За единицу исследования принята языковая единица, функционирующая в

высказывании, равном предложению.

В работе использованы

следующие методы исследования: методы

наблюдения

и

описания,

сопоставительный

метод,

элементы

метода

3

контекстуального анализа, применены элементы когнитивного (метод анализа

фреймовых структур), лингвокультурологического анализа.

Научная новизна настоящего исследования заключается в когнитивно-

лингвокультурном фреймовом моделировании представлений о растяжимости

времени

и

пространства

применительно

к

русской

и

английской

лингвокультурам.

Определена

структура

фрейма

«растяжимость»,

позволяющая выявить лингвокультурную специфику вербализации различных

квалификаций

растяжимости

в

семантике

языковых

единиц

неблизкородственных языков. Разработана типология языковых средств

выражения растяжимости времени и растяжимости пространства в русском и

английском языках. Установлена специфика отражения в сопоставляемых

языках различных квантитативных величин категорий времени и пространства.

Теоретическими и методологическими основами исследования

послужили работы, посвященные изучению различных аспектов категорий

времени и пространства Ю.Д. Апресяна, О.Ю. Богуславской, Г.Е. Крейдлина,

Е.С. Кубряковой, Ф.И. Панкова, О.Н. Селиверстовой, Д. Беннета, Н.Л. Шамне

и др., труды по лингвокультурологии Е.М. Верещагина, С.Г. Воркачева, А.Я.

Гуревича, М. Джонсона, В.И. Карасика, Н.А. Красавского, В.В. Красных, Дж.

Лакоффа, О.А. Леонтович, М.В. Миловановой, А.В. Олянича, Г.Г. Слышкина и

др., а также работы в области фреймового подхода В.И. Карасика, Н.В.

Колесник, М. Минского, И.А. Стернина, Ч. Филлмора и др.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что она вносит

определенный вклад в развитие лингвокогнитологии, лингвокультурологии, в

дальнейшее описание русской и английской языковых картин мира, так как

содержит

подробный

анализ

репрезентации

установленного

фрейма

«растяжимость» в русском и английском языках. Охарактеризована связь

растяжимости с протяженностью и повоторяемостью, систематизированы

языковые средства выражения временной и пространственной растяжимости в

сопоставляемых языках, обоснованы сходства и различия в семантике

проанализированных языковых единиц, выражающих различные величины

растяжимости, базирующиеся на сходствах и различиях в восприятии

окружающего мира представителями разных культур.

Полученные результаты исследования способствуют дальнейшей

разработке лингвокультурологического подхода к описанию различных

ментальных образований.

Практическая значимость заключается в возможности использовать

полученные в ходе исследования результаты в вузовских курсах лексикологии,

общего языкознания, стилистике, спецкурсах по лингвокультурологии и

межкультурной

коммуникации,

когнитивной

лингвистике,

в

практике

преподавания русского языка как иностранного.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Понятие растяжимости является квантитативной характеристикой

универсальных категорий «время» и «пространство» и включает в себя

4

признаки повторяемости и распространения действия, процесса, явления а) в

разные стороны, б) на всю поверхность, в) с определённой направленностью,

г) с ограниченной длительностью.

2.

Растяжимость

может

быть

представлена

в

виде

фрейма,

конститутивными

компонентами

которого

являются

субфреймы

«растяжимость времени» и «растяжимость пространства», которые включают

ряд слотов, подслотов и терминалов. В рамках субфрейма «растяжимость

времени», включающего слоты «астрономическое время», «природное время»,

«неопределенные

отрезки

времени»,

в

качестве

начальной

величины

выступают минимальные величины (секунда, минута), относительно которых

выделяется степень растяжимости (долгой, очень долгой, сверхдолгой, очень

короткой, короткой). В рамках субфрейма «растяжимость пространства»

определяющим является понятие протяженности, уточняемое в слотах

«дистантная растяжимость», «локационная растяжимость», «растяжимость по

вертикали».

3. Субфрейм «растяжимость времени» характеризуется наибольшей

номинативной плотностью в общей структуре фрейма растяжимости.

Максимальная вариативность установлена у слота «астрономическое время»,

при

языковой

репрезентации

которого

релевантными

для

русской

лингвокультуры являются моменты а) статики (мгновение) / динамики (миг), б)

«сжатия» временных границ (секундочка, час, часок, неделя), для английской –

а) скорость (instant), б) внешние обстоятельства, в) начало нового события

(point), г) значимость отдельных величин (fortnight). При вербализации слота

«природное время» в русском языке находит отражение а) «размытость»,

нечеткость

границ

растяжимости

(утро,

ночь,

день,

сутки),

б)

астрономическая конкретизация природной растяжимости (сегодня днем); в

английском языке – а) статика (dawn) / динамика (daybreak), б) конкретизация

границ растяжимости, в) «дробление» величины (терминал «сутки»).

Структурные

компоненты

слота

«неопределенные

отрезки

времени»

представлены в сопоставляемых языках несимметрично; в русском языке

отмечен процесс расширения, либо сжатия временных границ (терминал

«сейчас»), в английском языке наблюдается подробная квалификация величин

растяжимости в рамках выделенных терминалов.

4.

Субфрейм

«растяжимость

пространства»

в

сопоставляемых

лингвокультурах характеризуется следующей спецификой: в слоте «дистантная

растяжимость» в русском языке наибольшую номинативную плотность

обнаруживает подслот «протяженность на неопределенное расстояние»

(поблизости, недалеко и др.), в английском – «протяженность на малое

расстояние» (close, near); в слоте «растяжимость по вертикали» в русском

языке актуализируется значение преодоления больших, преимущественно

ровных пространств, в английском – преодоление преимущественно преград; в

слоте «локационная растяжимость» в английском языке значимым оказывается

собственно протяженность (beside, next to), в русском языке – наличие

5

пространственных ориентиров относительно субъекта и объекта (около, возле,

у).

5.

Понятие

физической

растяжимости

распространяется

в

сопоставляемых лингвокультурах на ментальную сферу жизнедеятельности

субъекта, характеризуя торжественность, значимость какого-либо события,

явления,

процесса

(слот

«астрономическое

время»),

позитивность

/

негативность события, явления, процесса (слот «природное время»), сферу

отношений (слот «дистантная растяжимость»), социальную сферу (слот

«растяжимость по вертикали»).

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования

представлены в виде докладов на международных, всероссийских и

региональных научных конференциях: «Языковая и речевая коммуникация в

семиотическом, функциональном и дискурсивном аспектах» (Волгоград, 2012),

«Современные проблемы лингвистики и лингводидактики» (Волгоград, 2013),

«Коммуникативные аспекты лингвистики и лингводидактики» (Волгоград,

2013), «Мир человека на гранях языка» (Самара, 2013); «Русский язык как

государственный язык Российской Федерации в условиях полиэтнического и

поликультурного региона» (Саранск, 2013); на ежегодных внутривузовских

конференциях (Волгоград, 2012—2015 гг.). По теме диссертации опубликовано

13 работ, в том числе 3 статьи в изданиях, рекомендованных ВАК

Минобрнауки России.

Структура работы. Композиционно диссертация включает введение,

три главы, заключение, библиографический список, список источников,

словарей и принятых сокращений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертационного

исследования, описывается степень разработанности проблемы, объект и

предмет исследования, формулируются цели и задачи, характеризуется

материал и методы исследования, дается характеристика научной новизны,

теоретической значимости и практической ценности диссертации, излагаются

положения, выносимые на защиту, отмечается апробация ее основных

результатов, приводятся сведения о композиционной структуре работы.

Первая глава «Фреймовый подход как направление исследования

квантитативных параметров категорий времени и пространства» содержит

теоретические основания проводимого исследования.

Рассмотрены основные аспекты изучения универсальных категорий

времени и пространства, охарактеризованы подходы к их определению и

осмыслению с точки зрения разных наук (лингвистики, психологии,

философии, логики, математики, физики), представлен краткий обзор работ в

данной области языкознания, дана трактовка релевантного квантитативного

параметра категорий

пространства и времени – растяжимости, которое

6

определяется, опираясь на работы ряда ученых: Лакофф, Джонсон, 2004;

Ратмайр, 1994; Кубрякова, 1990; Нёт, 2003; Шамне, 1998 и др. Мы считаем

растяжимость неоднозначным понятием, которое может включать различные

обозначения от малых до больших величин. Представленный в нашем

исследовании анализ временной и пространственной растяжимости с позиций

фреймового подхода позволяет получить четкое представление о структуре

данного феномена и специфике его репрезентации в той или иной

лингвокультуре.

Вслед за В.И. Карасиком мы рассматриваем фрейм как «модель для

измерения и описания знаний (ментальных репрезентаций), хранящихся в

памяти людей» [Карасик, 2002, с. 152]. Опираясь на работы в области

фреймового моделирования, мы представляем фрейм как определенную

иерархическую структуру, включающую в свой состав субфреймы, слоты,

подслоты и терминалы [Бабичева, 2005; Кулаков, 1979; Милованова, 2007;

Минский, 1979].

Фактический

материал

и

специфика

самого

рассматриваемого

феномена позволяет выделить в структуре фрейма «растяжимость» два

ключевых

субфрейма:

«растяжимость

времени»

и

«растяжимость

пространства», которые, в свою очередь, включают ряд слотов, подслотов и

терминалов. В рамках субфрейма «растяжимость времени» мы выделяем

слоты «астрономическое время», «природное время» и «неопределенные

отрезки времени». В состав субфрейма «растяжимость пространства» мы

включили слоты «дистантная растяжимость», «растяжимость по вертикали» и

«локационная растяжимость».

Лингвокультурологическая характеристика, представленная в нашем

исследовании, предполагает выделение и описание определенного набора

лингвокультурных

признаков,

организующих

установленные

подслоты.

Лингвокультурные признаки мы рассматриваем как отличительные свойства

растяжимости, квалифицирующие существующие в определенной культуре

представления об этом феномене, нашедшие отражение в семантике языковых

единиц.

В

качестве

непосредственных

репрезентантов

данных

лингвокультурных признаков выступают квалификаторы.

Во второй главе «Субфрейм «растяжимость времени» в русской и

английской лингвокультурах» рассматриваются особенности репрезентации

установленной структуры данного субфрейма в семантике языковых единиц.

Субфрейм

«растяжимость

времени»

включает

три

слота:

«астрономическое время», «природное время», «неопределенные отрезки

времени».

В составе слота «астрономическое время» выделено пять подслотов:

«очень короткий отрезок времени» (терминалы «миг», «мгновение», «момент»,

«instant», «point», «twinkling» «moment»); «короткий отрезок времени»

(терминалы «секунда», «минута», «second», «minute»); «долгий отрезок

времени» (терминалы «час», «hour»), «очень долгий отрезок времени»

7

(терминалы «неделя», «месяц», «год», «week», «month», «year»); «сверхдолгий

отрезок времени» (терминалы «век», «century»). При установлении структуры

слота «астрономическое время» в рамках фрейма растяжимости в качестве

начальной «величины» растяжимости в нашем исследовании выступают

минимальные величины (секунда, минута). Установленные нами терминалы

заполняют ядерные единицы, номинирующие терминалы, и периферийные

единицы, уточняющие и конкретизирующие ядерные единицы. Следует

оговорить, что к периферийным единицам мы относим наиболее частотные – в

среднем не менее 0,1 на 100 случаев употребления.

В рамках слота «астрономическое время» нами выделяются следующие

лингвокультурные признаки: характер протяженности, характер временных

границ, степень значимости для субъекта, которые представлены набором

квалификаторов.

Лингвокультурный

признак

характер

протяженности

конкретизируется квалификаторами очень короткий, короткий, долгий, очень

долгий, сверхдолгий. Квалификатор очень короткий репрезентируют языковые

единицы, входящие в состав терминалов «миг», «мгновение», «момент»,

«instant», «point», «twinkling», «moment».

Анализ фактического материала показал, что ядерная единица

мгновение используется для описания нечто статичного, фиксированного, это

именно точка во времени; миг же, наоборот, передает динамику времени, это

всегда какое-то движение, например: Сладкий миг пролетел и не вернется

больше (НКРЯ); Кажется, миг прошел, – с тех пор как сегодня увидела тебя

(НКРЯ). Образно говоря,

миг – это скорость переключения с одного

мгновения на другое. Ср.: миг мгновения; Но после нее повисает молчание,

начиненное жизнеопасным тротилом. Часы тикают, остановись, мгновение!

(НКРЯ). Можно предположить, что в сознании носителей языка миг нельзя

«остановить». Это еще более подтверждает его динамическую природу. С

другой стороны, мгновение нередко соотносится носителями русского языка с

застывшим настоящим, в котором действие либо совсем не происходит, либо

кратковременно «останавливается». Например: Он подождал мгновение и

заговорил (Сорокин); Марютка остановилась на мгновение, недоуменно

дернулась (Лавренев). Приведенные примеры показывают, что мгновение

используется для описания своего рода «остановки» на фоне какого-то

движения,

переключения,

изменения

чего-то:

внутреннего

состояния,

собственно движения, эмоционального фона и т.д.

Квалификатор очень короткий репрезентирует также ядерная единица

терминала

«момент»,

которая

подчеркивает

эпизодичность,

кратковременность: Еще Медведев думал о том, что для Оксаны он –

приятный элемент отдыха, попутчик на короткий момент, и как только их

траектории разойдутся, она забудет о нем, и в лучшем случае пришлет

новогоднюю открытку из своего городка под Прагой на адрес издательства...

(НКРЯ); А глаза искали мушки и хотели, чтобы все три сбежались к ней сразу,

хоть на момент (НКРЯ). Периферийная единица короткий в первом примере

8

также подчеркивает скоротечность и непродолжительность обозначаемой

временной растяжимости.

В английском языке квалификатор очень короткий репрезентируют

единицы терминалов «instant», «point», «twinkling», «moment», которые

передают в своем значении собственно «кратковременность», однако у каждой

из единиц есть своя «область применения»; в процессе их употребления в

английском

языке

нами

зафиксировано

переосмысление

феномена

растяжимости и соотнесение его с другими понятиями, например: взгляды,

воззрения, убеждения, действия. Так, для instant важно передать именно

скорость происходящих событий, в этом смысле прослеживается близость с

русской единицей миг, например: But in an instant arose the dreadful suspicion

of his being purposely omitted for Mr. Darcy’s pleasure in the Bingleys’ invitation to

the officers…(Austen); But the other voice never stopped for an instant, even when

the girl was speaking (Orwell).

Point чаще всего ассоциируется и понимается как «точка» во времени,

в которой происходит концентрация внешних обстоятельств, важных для

субъекта, а также точка отсчета для начала новых событий (как и момент). В

контексте эту статичность, как правило, подчеркивают периферийные единицы

терминала, например: At that point I burst out laughing (BNC); All I wanted to do

at that point was change direction (BNC).

Единица twinkling имеет и другое значение – мерцание, мигание, что

также подчеркивает кратковременность, зафиксирована в таких выражениях,

как in a twinkling of an eye, in a twinkling of a bedpost – в мгновение ока.

Английская языковая единица moment репрезентирует квалификатор

очень короткий и подобно русскому эквиваленту момент передает значение

кратковременности, эпизодичности и выступает своего рода «переключателем»

с одного события, явления или действия на другое, например: And with these

words he hastily left the room, and Elizabeth heard him the next moment open the

front door and quit the house (Austen).

Лингвокультурный признак характер протяженности может быть

представлен также квалификаторами короткий, который иллюстрируют

ядерные языковые единицы терминалов «секунда» и «минута», «second» и

«minute; долгий – языковые единицы терминалов «час» и «hour»; очень долгий

–единицы, заполняющие терминалы «неделя», «месяц», «год», «week»,

«month», «year»; сверхдолгий – единицы терминалов «век» и «сentury».

В рамках квалификатора очень долгий в английском языке отмечена

следующая национально-культурная особенность – номинирование отдельной

растяжимой величины – fortnight / fourteen nights (букв.: две недели,

четырнадцать ночей), например: They retired a fortnight ago (BNC);

He was

in Peru for a fortnight with his tall, red-cheeked friend (BNC); следует отметить,

что в русском языке нет абсолютного эквивалента этой лексемы.

Проведенный анализ фактического материала позволяет говорить об

определенных

национально-культурных

особенностях

восприятия

и

9

обозначения растяжимости астрономического времени. Наличие в составе

установленных терминалов русского языка таких единиц, как минуточка,

минутка, секундочка, часок, часик, часочек, неделька, месяцок, месячишко,

подтверждает мысль о том, что русские достаточно «вольно» обращаются со

временем и собственно с растяжимостью, например: – Я извиняюсь, - сказал

он, и лицо его потемнело, - вы не можете подождать минутку? (Булгаков);

Ну, приду я к нему на часочек, посижу, а потом и уйду! (НКРЯ); Еще на

месячишко останусь… – пожала она плечами (НКРЯ). В этом можно увидеть

сознательное стремление к искажению реального временного отрезка: в

данном

случае

к

мысленному

сокращению

его

границ,

«сжатию»

растяжимости. В английском языке отмеченная особенность не зафиксирована,

что свидетельствует о желании точно, без искажений передать растяжимость

времени и сохранить четкость его границ.

Следующий выделенный нами лингвокультурный признак характер

временных границ может быть представлен квалификаторами конкретный и

абстрактный. Квалификатор конкретный эксплицируют языковые единицы,

включенные нами в состав терминалов «секунда», «минута», «час», «неделя»,

«месяц», «год», «век» в русском языке и «second», «minute», «hour», «week»,

«month», «year», «century» – в английском. Это связано с тем, что данные

языковые единицы соотносятся в сознании носителей языка с вполне

определенными временными границами. Этими единицами мы пользуемся для

измерения времени в нашей повседневной жизни. Например: И двадцати

секунд не прошло, как после Никитинских ворот Иван Николаевич был уже

ослеплен огнями на Арбатской площади (Булгаков); He had held it between his

fingers for as long as thirty seconds (Orwell); Через десять минут Желтков

вернулся (Куприн); Lucy waited for nearly ten minutes. Then she began to get tired

(Forester).

Языковые единицы, заполняющие терминалы «миг», «мгновение»,

«момент»,

«instant»,

«point»,

«twinkling»,

«moment»,

репрезентируют

квалификатор абстрактный. Данные языковые единицы, как правило,

обозначают время стечения событий, обстоятельств, время концентрации

душевных переживаний, то есть такие моменты в жизни человека, когда

трудно уследить за ходом времени и определить его конкретные границы: На

какой-то миг я полуослеп, а когда проморгался, потер глаза – сразу увидел на

склоне оврага черные борозды, разодравшие и снег, и землю под снегом

(НКРЯ); I put all my belongings dawn and sat by them in order to rest for some

twinklings (BNC).

Следующий выявленный нами лингвокультурный признак степень

значимости для субъекта представлен квалификаторами высокая и низкая. Мы

полагаем, что квалификатор нейтральная не эксплицирован в анализируемых

языках. Нами установлена следующая закономерность. В контекстах, когда

речь идет о ментальной сфере, актуализируется квалификатор высокая, в

10

случае, если языковые единицы номинируют физическую растяжимость,

актуализация квалификаторов будет зависеть от контекста.

Фактический материал позволяет установить тесную взаимосвязь

лингвокультурных признаков степень значимости для субъекта и характер

временных границ. Если лингвокультурный признак степень значимости для

субъекта репрезентирован квалификатором высокая, то лингвокультурный

признак характер временных границ будет представлен квалификатором

абстрактный: Они не жили вместе – это было невозможно по многим

причинам, – иногда они не виделись долгими месяцами, но в самые трудные

минуты его жизни она неизменно была рядом с ним (НКРЯ). В случае если

данные единицы репрезентируют квалификатор низкая степень значимости,

актуализируется квалификатор конкретный: А случилось это ровно месяц

тому назад, так что сегодня как раз годовщина, когда я познакомилась с ним

(НКРЯ).

Следующий установленный нами в рамках субфрейма «растяжимость

времени» слот «природное время» включает в себя три подслота: «промежуток

появления солнца над линией горизонта» (терминалы «рассвет», «заря»

(утренняя), «утро», «daybreak», «dawn», «morning»); «промежуток захода

солнца за линию горизонта» (терминалы «закат», «заря» (вечерняя),

«сумерки»,

«вечер»,

«sunset»,

«afterglow»,

«evening

glow»,

«twilight»,

«evening»); «промежуток между появлениями солнца у линии горизонта»

(терминалы «день», «ночь», «сутки», «day», «night»).

В

рамках слота

«природное

время»

представлены

следующие

лингвокультурные признаки: характер протяженности, характер временных

границ, степень освещенности горизонта, степень значимости для субъекта.

Лингвокультурный признак характер протяженности конкретизируется

квалификаторами появление солнца над линией горизонта, заход солнца за

линию горизонта, между

появлениями солнца у линии горизонта.

Квалификатор появление солнца над линией горизонта репрезентируют

русские и английские единицы терминалов «рассвет», «заря» (утренняя),

«утро», «daybreak», «dawn», «morning». Нами была установлена следующая

национально-культурная особенность. Для передачи динамики и статики

растяжимости (при помощи различных контекстуальных уточнителей) в

русском языке используется одна языковая единица рассвет, например:

Наступал рассвет. Кажется, я плакал (НКРЯ) – динамика; Лейтенант, тебе

сколько нужно времени, чтоб к рассвету все было готово? (НКРЯ) – статика,

в английском языке для передачи динамики растяжимости используется

единица daybreak, например: When the day is only just breaking (BNC), статики

dawn, например: She had risen at dawn each day, when the sky was still apricot-

coloured and swum naked (BNC).

Квалификатор заход солнца за линию горизонта выражают единицы

терминалов

«закат»,

«заря»

(вечерняя),

«сумерки»,

«вечер»,

«sunset»,

«afterglow», «evening glow», «twilight», «evening»; квалификатор между

11

появлениями солнца у линии горизонта языковые единицы соответствующих

терминалов день, ночь, сутки, day, night.

В

процессе

репрезентации

приведенных

квалификаторов

нами

обнаружены определенные закономерности. В английском языке отсутствуют

два отдельных значения единицы day как одной четвертой части суток

(русская система деления суток: утро-день-вечер-ночь) и как синонима суток.

Таким образом, в русской лингвокультуре, в отличие от английской, возможна

астрономическая конкретизация природной растяжимости – употребление

словосочетания сегодня днем, например: – Я сегодня днем забегала домой, ―

начала рассказывать она (НКРЯ). В английском языке невозможны

конструкции

*today

day

и

today

night,

вместо

этого

представлены

дополнительные периферийные языковые единицы this afternoon: I’m hoping

he will ring me this afternoon (BNC); I hope I showed Ruddock something tonight

(BNC). Употребление в английском языке единицы this вместо today

объясняется тем, что today не может обозначать сутки целиком, как, например

yesterday и tomorrow, которые обозначают именно целые сутки.

В

русском

языке

существует

отдельная

растяжимая

величина,

номинируемая единицей сутки, границы которой в фактическом материале

могут быть весьма «размыты». В отличие от русского языка, в английском

прослеживается так называемый процесс «дробления» данной величины:: all

day (весь день), for a whole day (в течение целого дня), day and night (день и

ночь), round the clock (двенадцать часов; сутки; двадцать четыре часа в

сутки), twenty-four hours (сутки; двадцать четыре часа). Таким образом, в

английском языке нет единой языковой единицы, обозначаемой данную

растяжимость, поэтому она может передаваться описательно: либо путем

указания количества часов, например: I shall come back in twenty-four hours

(BNC), либо – в случае

подчеркивания непрерывности, круглосуточности

действия – сочетанием day and night, например: They worked four days and

nights (BNC).

Лингвокультурный признак характер временных границ может быть

представлен

квалификаторами конкретный и абстрактный. Квалификатор

конкретный иллюстрируют ядерные языковые единицы сутки, день, ночь,

вечер, утро, day, night, morning, evening, причем в тех контекстах, когда они

(за исключением единицы сутки) передают значения частей суток с

определенными временными границами. Однако данные единицы при

определенных контекстуальных условиях могут обозначать промежутки

времени с нечеткими границами. В тех ситуациях, когда мы ориентируемся по

солнцу, а не по часам, нам трудно определить тот самый момент, когда утро

переходит в день, день в вечер, вечер в ночь, а ночь в утро. Поэтому, когда

языковые единицы обозначают временные промежутки в зависимости от

положения солнца на линии горизонта, они репрезентируют квалификатор

абстрактный. Это касается и таких языковых единиц, как рассвет, закат,

заря, сумерки, daybreak, dawn, sunset, afterglow, evening glow, twilight.

12

Перечисленные единицы обозначают такие природные явления, которые

воспринимаются человеком как некое единое целое. Мы можем отличить

рассвет от зари, зарю от сумерек и сумерки от заката. Однако границы

названных природных явлений размыты и часто воспринимаются субъективно.

Нами

был

выделен

также

лингвокультурный

признак

степень

освещенности горизонта, который уточняется квалификаторами высокая,

низкая и нулевая. Отметим, что в фактическом материале не зафиксированы

языковые единицы, иллюстрирующие квалификатор нейтральная,

в силу

специфики данного признака, в основе которого лежит идея света.

Квалификатор высокая репрезентирован следующими языковыми

единицами, включенными в состав соответствующих терминалов: закат, заря

(утренняя и вечерняя), день (как светлое время суток), утро (как начало дня),

sunset,

afterglow,

evening

glow,

day,

morning.

Квалификатор

низкая

иллюстрируют ядерные единицы сумерки, вечер, twilight, evening, поскольку

они обозначают такие промежутки времени, когда солнце освещает горизонт

неярко. Квалификатор нулевая – ядерные единицы ночь и night в русском и

английском языках.

В

определенных

контекстуальных

условиях

языковые

единицы,

включенные в состав анализируемых терминалов, могут актуализировать

лингвокультурный признак степень значимости для субъекта, который

уточняется квалификаторами высокая

и низкая. В тех случаях, когда

отсутствуют

контекстуальные

уточнители,

единицы,

заполняющие

установленные нами терминалы, репрезентируют квалификатор низкая

степень значимости, это прежде всего случаи обозначения собственно

природного времени. Однако были выявлены контексты, в которых ядерные

единицы в своем прямом значении репрезентируют квалификатор высокая

степень значимости, например: Долгожданный рассвет наступает тоже

как-то медленно, лениво, неохотно (НКРЯ); What a beautiful night. I've never

seen so many stars (BNC), в приведенных примерах периферийные единицы

долгожданный, beautiful указывают на важность для субъекта временных

отрезков, номинируемых ядерными единицами.

Слот «неопределенные отрезки времени» включает в себя следующие

подслоты: «неповторяющийся короткий промежуток времени, соотносимый с

настоящим» (терминалы «сейчас», «теперь», «now», «at present», «at the

present»); «неповторяющийся длительный промежуток времени, соотносимый

с

настоящим»

(терминалы

«теперь»,

«at

present»,

«nowadays»);

«повторяющиеся промежутки времени» (терминалы «опять», «снова», «часто»,

«иногда», «изредка» «время от времени», «периодически», «временами»,

«неоднократно», «регулярно», «всегда», «постоянно», «вечно», «все время»,

«редко», «again», «often», «occasionally», «sometimes», «from time to time», «at

times», «now and then», «repeatedly», «regularly», «seldom», «always»,

«constantly», «permanently», «chronically», «eternally», «the whole time», «all the

time»).

13

Лингвокультурный признак характер протяженности может быть

представлен

квалификаторами неповторяющийся, короткий, длительный,

актуальный.

Квалификаторы

неповторяющийся,

короткий,

актуальный

репрезентируют языковые единицы сейчас, теперь, now, at present, at the

present. Актуальный

в нашем случае означает соотносимый с настоящим.

Номинируя отрезки времени, относимые к прошлому (Я сейчас там был), к

будущему (Я сейчас приду) и непосредственно к настоящему (Сейчас все

видно), данные языковые единицы тесно связаны с моментом речи, причем

необязательно, чтобы они называли время непосредственного говорения, в

данном случае обозначаемый промежуток соотносится с актуальным для

говорящего временным событием. Однако в отличие от русского языка, в

английском языке для передачи этого значения используется не единица,

номинирующая терминал «now» (сейчас), а ядерная единица терминала

«nowadays» (теперь, в наши дни), например: He had always plenty of money

nowadays. He even had a job, a sinecure, more highly-paid than his old job had

been (Orwell).

В английской лингвокультуре временную растяжимость, выраженную в

русском языке единицей сейчас, может передавать словосочетание at the

present day

/ time / moment, а единицей теперь at present. Основное

различие этих словосочетаний заключается в том, что at the present содержит в

своем составе определенный артикль the, который подчеркивает то, что

действие или событие совершается непосредственно в данный, конкретный

момент, например: The interest rates are low at the present time (BNC); At the

present day this is a question more easily asked than answered (BNC). Отсутствие

артикля является показателем неопределенности и неточности времени

происходящего события / действия: And I am not only, not going to be married, at

present, but have very little intention of ever marrying at all (Austen). Таким

образом, at present при наличии контекстуальных уточнителей репрезентирует

квалификаторы неповторяющийся, длительный, актуальный. В других

контекстах языковые единицы now, at present, at the present иллюстрируют

квалификаторы неповторяющийся, короткий, актуальный. Установленные

особенности позволяют говорить о специфике восприятия и осмысления

растяжимости природного времени носителями английского языка, а именно

их стремлением по возможности четко обозначить ту или иную величину

растяжимости и избежать недопонимания. Следует отметить, как и в

предыдущих случаях, более свободное обращение со временем у носителей

русского языка.

Квалификатор

повторяющийся

в

рамках

рассматриваемого

лингвокультурного

признака

иллюстрируют

единицы,

заполняющие

терминалы подслота «повторяющиеся промежутки времени».

Следующий лингвокультурный признак характер повторяемости может

быть представлен квалификаторами периодическая повторяемость (часто,

иногда, изредка, редко, время от времени, периодически, временами,

14

неоднократно, регулярно, often, occasionally, sometimes, from time to time, at

times, now and then, repeatedly, regularly, seldom), постоянная повторяемость

(всегда, постоянно, вечно, все время, always, constantly, permanently,

chronically, eternally, all the time, the whole time) и непериодическая

повторяемость (опять, снова, again). Под повторяемостью мы понимаем,

прежде всего, повторяемость явлений, действий, событий во времени, но не

повторяемость временных отрезков.

В

силу

специфики

обозначаемой

растяжимости

в

рамках

рассматриваемого подслота нами выделен лингвокультурный признак степень

повторяемости, который уточняется квалификаторами максимально высокая

степень, высокая степень, средняя степень и низкая степень повторяемости.

Необходимо отметить, что в русской и английской лингвокультурах не

репрезентирован квалификатор максимально низкая степень, однако в

фактическом материале представлены языковые единицы, выражающие

нулевую степень растяжимости, например: никогда в русском языке и never, at

no time, not ever – в английском.

В третьей главе «Субфрейм «растяжимость пространства» в русской и

английской

лингвокультурах»

выявляются

сходства

и

различия

в

репрезентации названного фрейма в сопоставляемых языках.

Субфрейм «растяжимость пространства включает три слота: «дистантная

растяжимость», «растяжимость по вертикали», «локационная растяжимость».

В рамках слота «дистантная растяжимость» выделено три подслота:

«протяженность на малое расстояние» (терминалы «близко», «вблизи»,

«close», «near», «close up»); «протяженность на большое расстояние»

(терминалы «далеко», «вдали», «издали», «вдалеке», «издалека», «far», «afar»,

«in the distance», «from a distance», «from afar»); «протяженность на

неопределенное

расстояние»

(терминалы

«поблизости»,

«недалеко»,

«неподалеку», «невдалеке», «hereabouts», «thereabouts»).

В

рамках

слота

«дистантная

растяжимость»

нами

выделяются

следующие

лингвокультурные

признаки,

определяющие

выделение

соответствующих

подслотов:

характер

протяженности

и

характер

ориентированности. Лингвокультурный признак характер протяженности

конкретизируется квалификаторами малая дистантивность, значительная

дистантивность и неопределенная дистантивность. Так, квалификатор

малая дистантивность репрезентируют языковые единицы, входящие в

состав

терминалов

«близко»,

«вблизи»,

«close»,

«near»,

«close

up».

Фактический материал позволил выявить контексты в русском и английском

языках, в которых ядерные единицы близко и close передают иные значения,

например: Они с Конем по-прежнему очень близки, хотя Конь так и остался в

общине (НКРЯ); Это правда, что его близкий родственник был личным

поваром Сталина? (НКРЯ); Raymond, my close friends and my family helped me

come to terms with my depression (BNC); She was single, had no close relatives and

didn't want the neighbours to know the diagnosis (BNC). В приведенных

15

примерах рассматриваемые ядерные единицы описывают близкие отношения

между людьми (близко знакомы, close friends) или наличие прямых

родственных связей (близкий родственник, close relatives).

В английском языке были установлены также случаи, в которых ядерная

единица close употреблена в значениях, которые не может передавать русская

ядерная единица близко, например: Don't pay close attention to the detail (BNC)

– уделять особое внимание; It was the first time I had taken a close look at him

(BNC) – внимательно, пристально рассмотреть; You're very close about your

work, aren't you? (BNC) – нежелание говорить о чем-то или ком-то; Can I open

the window? It's very close in here (BNC) – душно. Таким образом, в английской

лингвокультуре происходит переосмысление феномена пространственной

растяжимости и соотнесение его с другими понятиями: проявление большого

интереса, высокая степень концентрации, перцепция.

Квалификатор значительная дистантивность иллюстрируют ядерные

языковые единицы, номинирующие терминалы «далеко», «вдали», «издали»,

«вдалеке», «издалека», «far», «afar», «in the distance», «from a distance», «from

afar».

Квалификатор

неопределенная дистантивность в русском языке

выражают ядерные единицы поблизости, недалеко, неподалеку, невдалеке,

поскольку они передают субъективное восприятие пространства. Кроме этого,

данные языковые единицы употребляются в случаях, когда говорящий

затрудняется точно определить пространственную протяженность, то есть

соотнести ее либо с большим, либо с малым расстоянием. Например: И ещё,

когда замирали вокзальные окна, где-то поблизости слышался хруст и храп

(НКРЯ); Окно было совсем светлым, на лестнице уже бухали чьи-то шаги,

где-то невдалеке тарахтел на холостых тракторный движок, и его шум

отдавался в голове неприятным звоном (НКРЯ). В английском языке

квалификатор неопределенная дистантивность репрезентируют ядерные

единицы, номинирующие терминалы «hereabouts» и «thereabouts», например:

Mrs. Bennet, have you no more lanes hereabouts in which Lizzy may lose her way

again today (Austen); He lives in R. or thereabouts (Austen); hereabouts «где-то

здесь» и thereabouts – «где-то там» выражают разную пространственную

протяженность относительно субъекта. На этом основании можно сделать

вывод о том, что поблизости, являясь эквивалентом hereabouts, номинирует

неопределенную

минимальную

пространственную

протяженность,

а

неподалеку, как эквивалент thereabouts, употребляется для обозначения

несколько большей протяженности.

Следующий выделенный нами лингвокультурный признак характер

ориентированности

представлен

квалификаторами

субъектная,

репрезентантом которого являются ядерные языковые единицы терминалов

«издали», «издалека», «in the distance», «afar», и объектная, который

иллюстрируют единицы, номинирующие терминалы «вдали», «вдалеке», «from

a distance».

16

Основное отличие между языковыми единицами издали и вдали можно

определить следующим образом: издали характеризует некое пространство,

которое находится на определенном расстоянии от субъекта (ориентация

осуществляется относительно субъекта), а вдали характеризует расположение

объекта на большом расстоянии от субъекта (ориентация осуществляется

относительно объекта). Например: Издали я видел эти наполненные светом,

обледеневшие ящики и слышал их омерзительный скрежет на морозе

(Булгаков); издали – то есть с того места, где в данный момент находится

субъект. Действительно, где-то вдали послышался шум многочисленных

крыльев (Булгаков). В данном примере субъект находится в ином пространстве,

нежели

воспринимаемые

им

объекты.

Ядерная

единица

издалека

характеризует пространство, которое находится на очень большом расстоянии

от субъекта; при этом субъект мало знает об этом пространстве и часто никак с

ним не связан. Например: Среди этих гудков откуда-то издалека послышался

тяжкий, мрачный голос… (Булгаков). В данном примере периферийная

единица

откуда-то

подчеркивает

наличие

большого

расстояния

и

несовпадение

пространств

субъекта

и

объекта,

однако

ориентация

осуществляется относительно воспринимающего субъекта.

Квалификатор объектная иллюстрируют английские ядерные языковые

единицы in the distance и afar. Например: Once or twice he thought he heard

footsteps approaching in the distance and they hid in the shadows until deciding it

was safe to continue (BNC). Квалификатор субъектная выражает ядерная

языковая единица from a distance, которая употребляется в тех случаях, когда

субъект находится в некотором пространстве, откуда он воспринимает

окружающую действительность. Например: from a distance of twenty feet

Martha could read all the headlines and some of the smaller print… (BNC).

Слот «растяжимость по вертикали» включает в себя два подслота

«протяженность выше пространственного ориентира» (терминалы «верх»,

«вверх», «наверх», «вверху», «наверху», «сверху», «top», «up», «upwards»,

«upstairs», «at the top», «above») и «протяженность ниже пространственного

ориентира» (терминалы «низ», «вниз», «внизу», «снизу», «bottom», «down»,

«downwards», «downstairs»).

Мы исходим из того, что пространственные отношения в определенной

степени представляют собой соположение в пространстве каких-либо

предметов, явлений, действий, событий и определенных пространственных

ориентиров – локумов [Всеволодова, Владимирский, 2007, с. 34]. В связи с

этим, лингвокультурный признак характер протяженности может быть

представлен квалификаторами выше локума (единицы терминалов «верх»,

«вверх», «наверх», «вверху», «наверху», «сверху», «top», «up», «upwards»,

«upstairs», «at the top», «above») и ниже локума (единицы терминалов «низ»,

«вниз», «внизу», «снизу», «bottom», «down», «downwards», «downstairs»).

Таким образом, данный признак носит бинарный характер.

17

Мы считаем, что наличие в английском языке большого количества

языковых единиц, обозначающих «по направлению к верху», объясняется

национально-культурными

особенностями

восприятия

пространства

представителями

английской

лингвокультуры.

Достаточно

вспомнить

географическое положение Англии и особенности рельефа поверхности:

большую часть Британских островов составляют небольшие холмы и

возвышенности, поэтому само понятие движения связывается с преодолением

различного рода препятствий, с направлением либо вверх, либо вниз. В

отличие от Англии, большая часть территории России располагается в

равнинной местности, поэтому для передачи движения в пространстве

актуально прежде всего преодоление больших «ровных» пространств.

В

рамках

обозначенного

подслота

нами

выделяется

также

лингвокультурный признак характер локализации, который иллюстрируют

квалификаторы

определенный

и

неопределенный.

Так,

квалификатор

определенный выражают следующие ядерные языковые единицы: наверх,

наверху, внизу, вверху, сверху, снизу в русском языке. Данные языковые

единицы объединяет то, что они обозначают некоторое пространство, где

находится определенный объект (или субъект), причем это пространство не

связано с пространством наблюдателя, это иное пространство, которое

находится либо выше, либо ниже какого-либо пространственного ориентира,

то есть характер локализации вполне определенный: В это время далеко

вверху стукнула дверь (Булгаков). В приведенном примере пространство, в

котором находится воспринимающий субъект, находится ниже пространства,

где расположен объект восприятия (в данном случае дверь). В некоторых

случаях на определенный характер локализации указывают периферийные

единицы, заполняющие указанные терминалы. Например: Глубоко внизу под

его ногами широко и в беспорядке разбросались маленькие огоньки (Куприн). В

английском языке квалификатор

определенный иллюстрируют ядерные

единицы downstairs, upstairs, above. Так, например, другое значение единицы

downstairs – «находящийся в нижнем этаже», например: Elizabeth obeyed, and

running into her own room for her parasol, attended her noble guest downstairs

(Austen).

Квалификатор неопределенный репрезентируют следующие ядерные

языковые единицы: вверх, вниз, up, down, upwards, downwards. Данные

языковые единицы, как правило, обозначают движение субъекта или объекта

относительно вертикальной оси в каком-либо едином пространстве. В этом

пространстве

осознает

себя

субъект

и

из

этого

же

пространства

осуществляется восприятие остальных объектов. Например: Вытянувшись во

весь рост, он сильно потянулся вверх руками и выгнул грудь, и все его большое,

мускулистое тело захрустело в суставах от этого мощного движения

(Куприн); Она постояла, посмотрела с холодной улыбкой на себя в зеркало и,

сделав небольшое движение головою сверху вниз, сошла в гостиную

18

(Тургенев); Next week we’re going up the river! (BNC); Well services only is

walking down the road disconnecting the battery, or something similar (BNC).

В

фактическом

материале

встретились

случаи

переосмысления

растяжимых понятий пространства и соотнесение их с другими понятиями:

степень превосходства, власть, демонстрация согласия или готовности кого-то

к чему-то, например: Mary is at the top of her class (BNC) – лидер, лучший,

ведущий, превосходящий других; Видеть опять Подольскою, ее милую улыбку,

о, это верх счастья! (НКРЯ); На честное слово рисковать общим делом – это

верх глупости! (НКРЯ) – высшая, крайняя степень чего-либо; В этом суть –

свободно или по приказу сверху (НКРЯ) – руководство, власть, правительство.

Слот «локационная растяжимость» включает в себя два подслота:

«протяженность относительно субъекта и объекта» (терминалы «рядом», «бок

о бок», «лицом к лицу», «рука к руке / рука об руку») и «протяженность

относительно объекта» («около», «возле», «у» и «beside», «next to», «near»,

«alongside», «face to face», «hand in hand»). В состав периферийных единиц

выделенных терминалов нами включаются глагольные единицы, которые

характеризуют действия, состояния и отношения, в которых находится субъект

по отношению к объекту.

В рамках рассматриваемого слота нами выделяются следующие

лингвокультурные признаки: характер протяженности, характер субъекта и

объекта, характер локации, которые представлены набором соответствующих

квалификаторов.

Лингвокультурный

признак

характер

протяженности

представлен

квалификатором

релятивный,

который

иллюстрируют все

языковые единицы, номинирующие установленные терминалы, поскольку

данные языковые единицы выражают пространственную растяжимость

именно относительно кого/чего-либо, что подтверждается контекстуально.

В семантике языковых единиц рядом, бок о бок, лицом к лицу, рука к

руке / рука об руку, около, возле, у находит выражение лингвокультурный

признак характер субъекта и объекта, который уточняют квалификаторы

равнозначный и неравнозначный. Следует оговорить, что применительно к

данному слоту субъект – это тот, кто ориентируется в пространстве и

воспринимает его (он совпадает с грамматическим субъектом), а объект – то,

относительно чего ориентируются [Апресян, 1995]. Помимо позиций субъекта

и объекта ряд исследователей выделяют еще и позицию наблюдателя, то есть

того, кто воспринимает субъект и объект и определяет пространственные

отношения между ними. Наблюдатель может быть субъектом речи или

повествователем [Апресян, 1995; Селиверстова, 2004; Яковлева, 1994]. В

контекстах, где выделяется позиция наблюдателя, протяженность может быть

выражена либо относительно субъекта, либо относительно объекта, при этом

субъект является одушевленным, а объект – неодушевленным. Единицы рядом,

бок о бок, лицом к лицу, рука к руке / рука об руку, около, возле, у не только

обозначают местоположение кого-, чего-либо в пространстве, но еще и по-

особому характеризуют субъект и объект.

19

На основании анализа фактического материала мы пришли к выводу о

том, что в большинстве случаев ядерные языковые единицы, номинирующие

терминалы «рядом», «бок о бок», «лицом к лицу» и «рука к руке / рука об

руку» используются в речевых ситуациях, когда субъект и объект являются

равнозначными: Наталье было сперва неловко идти рядом с Рудиным по

одной дорожке; потом ей немного легче стало (Тургенев) – в данном примере

актуализирована

позиция

наблюдателя,

протяженность

определяется

относительно двух равнозначных субъектов (Наталье / Рудиным), которые

являются одушевленными.

Квалификатор неравнозначный репрезентируют ядерные языковые

единицы, номинирующие терминалы «возле», «около», «у», например:

Бобетинский стоял около стола, засунув руки в карманы брюк, раскачиваясь

на носках и на каблуках и щуря глаза от дыма папироски (Куприн); Авдюхин

пруд, возле которого Наталья назначила свидание Рудину, давно перестал

быть прудом (Тургенев); Минут пять я стоял у двери, прислушиваясь к звукам

снаружи, потом залез на маты и лёг лицом вниз (НКРЯ) – субъект

одушевленный, объект неодушевленный.

Мы считаем, что в семантической структуре ядерных языковых единиц,

номинирующих терминалы «beside», «next to», «near», «alongside», «face to

face», «hand in hand» в английском языке, лингвокультурный признак характер

субъекта и объекта не актуализирован, релевантным в данном случае

оказывается именно пространственная протяженность.

Следующий выделенный нами лингвокультурный признак характер

локации представлен квалификаторами определенный и неопределенный.

Ядерные языковые единицы рядом, бок о бок, лицом к лицу, рука к руке / рука

об руку эксплицируют квалификатор определенный: Я поворачиваюсь направо

и смотрю на большие колонки рядом с входом в спортзал (НКРЯ); – Зоя

Михайловна, что ли, только глупо подхихикивала над каждой шуткой, а Павел

Николаевич сидел бок о бок с Ксенькой, даже не пытаясь завязать разговор

(НКРЯ); Улучив минуту, когда холл опустел, он быстро оказался лицом к

лицу с официантом и резко втолкнул его в туалет (НКРЯ). Квалификатор

неопределенный репрезентируют ядерные языковые единицы возле и около.

В

английском

языке

квалификатор

определенный

иллюстрируют

языковые единицы, заполняющие терминалы «beside», «next to», «alongside»,

«face to face», «hand in hand». В структуре ядерных единиц beside и alongside

элемент side (сторона, бок, край) указывает на то, что значения данных слов

опираются на представление о том, что объект и субъект должны быть

обращены друг к другу боковыми сторонами, соприкасаться. Например:

Weena, who had been rolling a sea urchin down the sloping glass of a case,

presently came, as I stared about me, and very quietly took my hand and stood

beside me (Wells). Языковые единицы face to face и hand in hand указывают на

непосредственное соприкосновение частей тела (лицом к лицу, рука к руке)

20

субъекта и объекта, на близость их местонахождения: They walked down the

street hand in hand (BNC).

Ядерная языковая единица next to в своем значении передает идею счета,

так как языковой факт next обозначает следующий (по порядку), ближайший,

следом [Мюллер, с. 473]. Таким образом, данная языковая единица называет

определенное

местоположение

кого-,

чего-либо,

находящегося

непосредственно следом за пространственным ориентиром. Например: I’ve

had the room next to mine prepared for you; it is only a small apartment, but I

thought you would like it better than one of the large front chambers (Bronte); Also,

if you are a group, you don't have to sit right next to each other (BNC),субъект и

объект восприятия находятся на небольшом расстоянии, как бы следуя друг за

другом.

Таким

образом,

носители

английского

языка

упорядочивают

местоположение объектов в пространстве, опираясь на идею счета. Как видим,

для носителей русского языка определяющим в данном случае является не

идея счета, а идея ряда (рядом).

Квалификатор неопределенный в английском языке выражает ядерная

языковая единица near, мы полагаем, что данная языковая единица обозначает

местоположение кого-, чего-либо несколько расплывчато и не так четко, как

ранее рассмотренные единицы, например: She was at least free from the offense

of Mr. Darcy’s further notice; though often standing within a very short distance of

her, quite disengaged, he never came near enough to speak (Austen); Looking

round me again, I saw that, quite near, what I had taken to be a reddish mass of

rock was moving slowly towards me (Wells). В данных примерах приведенные

периферийные единицы (достаточно близко, довольно близко) показывают

отсутствие

определенности

в

обозначении

местоположения

субъекта

относительно пространственного ориентира, указывая только на их близость

друг к другу.

В Заключении подведены итоги исследования. Отмечается, что

сопоставительный лингвокультурный анализ фрейма «растяжимость» в

русской и английской лингвокультурах свидетельствует о том, что, несмотря на

свою универсальность, структурные компоненты данного фрейма по-разному

представлены

в

сопоставляемых

языках.

Для

носителей

русского

и

английского языков свойственно свое национальное восприятие времени и

пространства, которое, конечно же, носит различный характер. Особенности

национального восприятия и понимания этих категорий заключаются в ряде

факторов, но, прежде всего, определяются той системой ценностей, которая

исторически сложилась в каждой конкретной культуре.

Предложенный комплексный подход к анализу языковых единиц,

номинирующих

растяжимые

понятия

пространства

и

времени

в

сопоставительном аспекте с позиций фреймового подхода позволяет наглядно

продемонстрировать

национально–культурные

различия

их

восприятия,

осмысления

и

языковой

репрезентации

в

неблизкородственных

21

лингвокультурах. В качестве перспектив исследования можно предложить

более

глубокий

анализ

отдельных

структурных

компонентов

смоделированного

фрейма,

дальнейшую

разработку

типологии

разноуровневых средств выражения квантитативных параметров времени и

пространства. Помимо этого, методы анализа, подходы, использованные в

данной работе, могут быть применены и в отношении других единиц языка,

например, прецедентных текстов, паремий и т.д.

Основные

положения

диссертации

отражены

в

следующих

публикациях автора:

Научные статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных

журналах и изданиях (по перечню ВАК при Минобрнауки РФ):

1. Аржановская, А.В. Вербализация растяжимых понятий природного

времени в русской и английской

лингвокультурах

[Текст]

/ А.В.

Аржановская // Мир науки, культуры, образования. – 2014. - № 3 (46). – Горно-

Алтайск. – С. 191-193 (0,6 п.л.).

2. Аржановская, А.В. Структура фрейма «растяжимость» в русском и

английском языках [Текст] / А.В. Аржановская // Историческая и социально-

образовательная мысль. – 2014. Т. 6, Часть 2. - № 6. – С. 46–49 (0,5 п.л.).

3. Аржановская, А.В. Языковые единицы со значением протяженности

как средства выражения растяжимых понятий пространства в русской и

английской лингвокультурах [Текст] / А.В. Аржановская // Вестн. Волгогр. гос.

ун-та. Сер. 2: Языкознание. – 2015. - № 1 (25). – С. 117-124 (0,9 п.л.).

Публикации в других изданиях:

4. Аржановская, А.В. Особенности семантической структуры языковой

единицы «час» (в русском и английском языках) [Текст] / А.В. Аржановская //

Языковая и речевая коммуникация в семиотическом, функциональном и

дискурсивном аспектах: материалы Междунар. науч. конф. – Волгоград: Изд-

во ВолГУ, 2012. – С. 164–167 (0,2 п.л.).

5. Аржановская, А.В. Сопоставительная характеристика семантических

особенностей языковой единицы «день» в русском и английском языках

[Текст]

/ А.В. Аржановская //

Язык в меняющемся мире: межвузовский

сборник статей. – Киров: Изд-во ВятГГУ, 2013. – С. 9–12 (0,23 п.л.).

6.

Аржановская,

А.В. Проблема

выделения

растяжимых

понятий

пространства как особой группы лексики

[Текст]

/ А.В. Аржановская //

Современные проблемы лингвистики и лингводидактики: материалы третьей

Междунар. научно-методич. конф. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2013. – С. 82–86

(0,2 п.л.).

7.

Аржановская,

А.В. Пространственно-вертикальные

растяжимые

понятия в русской и английской лингвокультурах [Текст]

/ А.В.

Аржановская // Мир человека на гранях языка: международ. сб. науч. трудов

22

по лингвокультурологии. – Самара: Самар. гуманит. акад., 2013. – С. 34–38 (0,3

п.л.).

8. Аржановская, А.В. Языковая единица «минута» как средство

выражения короткого отрезка времени в русской и английской лингвокультурах

[Текст] / А.В. Аржановская // Research Journal of International Studies: Сборник

по результатам XIX заочной научной конференции. – №9 (16). – Часть 2. –

Екатеринбург, 2013. – С. 68–69 (0,13 п.л.).

9. Аржановская, А.В. Семантические особенности языковых единиц,

выражающих протяженность в пространстве, в русском и английском языках

[Текст] / А.В. Аржановская // Lingua mobilis: научный журнал. – 4(43). –

Челябинск, 2013. – С. 69–72 (0,3 п.л.).

10. Аржановская, А.В. Специфика репрезентации природного и

астрономического времени в русском и английском языках [Текст] / А.В.

Аржановская //

Коммуникативные аспекты современной лингвистики и

лингводидактики. Материалы международ. науч. конф. – Выпуск VII. –

Волгоград: Изд-во Парадигма, 2013. – С. 432436 (0,22 п.л.).

11.

Аржановская,

А.В. Национально-культурные

особенности

выражения неопределенных отрезков времени в русском и английском

языках [Текст] / А.В. Аржановская // Русский язык как государственный язык

Российской Федерации в условиях полиэтнического и поликультурного

региона: материалы межрегион. науч. конф. – Москва – Саранск, 2013. – С.

434– 437 (0,24 п.л.).

12. Аржановская, А.В. Субфрейм «растяжимость времени» в русской

лингвокультуре [Текст] / А.В. Аржановская // Славянские диалоги:

международный сборник научных статей молодых ученых. – Саранск: Изд-во

Мордов. Ун-та, 2014. – С. 611 (0,4 п.л.).

13.

Аржановская,

А.В. Структурно-семантическая

характеристика

языковых средств выражения вертикальной протяженности в русской и

английской лингвокультурах [Текст] / А.В. Аржановская // Материалы научной

сессии, г. Волгоград, 21-25 апреля 2014 г. В 2 ч. – Ч. 2. – Электрон. текстовые

дан. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2014. – Секция "Филология и журналистика"

(0,1 п.л.).



Похожие работы:

«САХАРОВА Елена Александровна ИЗОБРАЗИТЕЛЬНО-ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КОГНИТИВНОЙ МЕТАФОРЫ (на материале художественной прозы Д. Рубиной) Специальность 10.02.01 – русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учѐной степени кандидата филологических наук Белгород – 2015 Работа выполнена в Федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего профессионального образования Белгородский государственный национальный исследовательский университет Научный...»

«Рясов Даниил Леонидович ОБРАЗ ГЕРМАНИИ В ТВОРЧЕСКОМ СОЗНАНИИ Н. В. ГОГОЛЯ Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Саратов – 2015 литературы литературы и методики преподавания ФГБОУ ВПО Поволжская государственная социально-гуманитарная академия Кривонос Владислав Шаевич кандидат филологических наук, начальник отдела контентной поддержки и мониторинга Управления информатизации и 2 Работа...»

«Левина Екатерина Николаевна УСТНАЯ РЕЧЬ КАК КОМПОНЕНТ КОММУНИКАТИВНОГО ПРОСТРАНСТВА ГОРОДА ОРЕНБУРГА (ЛЕКСИЧЕСКИЙ АСПЕКТ) Специальность: 10.02.01 – русский язык Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Уфа – 2015 1 Работа выполнена на кафедре русской филологии и методики преподавания русского языка ФГБОУ ВПО Оренбургский государственный университет Научный руководитель: доктор педагогических наук, доцент Просвиркина Ирина Ивановна...»





 
© 2015 www.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.