авторефераты диссертаций www.x-pdf.ru
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
 

На правах рукописи

СИДОРОВА Елена Вячеславовна

ПРИНЦИПЫ СОЗДАНИЯ МУЛЬТИМЕДИЙНОГО КОРПУСА С

ПРАГМАТИЧЕСКОЙ РАЗМЕТКОЙ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ

СОСТАВЛЯЮЩЕЙ РЕЧИ И ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРИ

ИСКУССТВЕННОМ БИЛИНГВИЗМЕ

(на материале русского и английского языка)

Специальность 10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Белгород – 2015

2

Работа

выполнена

в

Федеральном

государственном

бюджетном

образовательном

учреждении

высшего

образования

«Приокский

государственный университет» (ФГБОУ ВО «ПГУ»)

Научный руководитель:

кандидат филологических наук, доцент

Филиппов Вадим Станиславович

Официальные оппоненты: Шилихина Ксения

Михайловна, доктор

филологических наук, доцент, ФГБОУ ВПО

«Воронежский государственный университет»,

доцент кафедры теоретической и прикладной

лингвистики

факультета

романо-германской

филологии

Шеина

Ирина

Михайловна,

кандидат

филологических наук, доцент, ФГБОУ ВО

«Рязанский государственный университет им.

С.А.

Есенина»,

заведующий

кафедрой

восточных языков и методики их преподавания

института иностранных языков РГУ имени С.А.

Есенина

Ведущая организация:

Федеральное

государственное

бюджетное

образовательное

учреждение

высшего

профессионального

образования

«Нижегородский

государственный

лингвистический университет им. Н. А.

Добролюбова» (ФГБОУ ВПО «НГЛУ»)

Защита состоится «25» декабря 2015 г. в 14:00 на заседании

диссертационного совета Д 212.015.03 при ФГАОУ ВПО «Белгородский

государственный национальный исследовательский университет» по адресу:

308015 г. Белгород, ул. Победы, д. 85, корпус 17, к. 3-33.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГАОУ ВПО

«Белгородский

государственный

национальный

исследовательский

университет», а также на сайте www.bsu.edu.ru.

Автореферат разослан «__» _______ 2015 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

И.А. Куприева

3

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Искусственный билингвизм и специфика его существования в научающей

коммуникации, зависящие во многом от способа освоения иностранного языка,

исследованы гораздо меньше, чем билингвизм естественный. Выбор средств для

построения эмоционально маркированного высказывания на родном языке, как

правило, не вызывает проблем у коммуникантов, не страдающих афазией,

деменциями и другими отклонениями от нормы психического здоровья. Вместе с

тем манифестация тех или иных эмоций на неродном языке протекает не так

гладко, что связано с отсутствием практического навыка, в силу того, что речь

обучающихся на уроке в основном нейтральна, а в реальной естественной

коммуникации говорящие не имеют возможности получить эти навыки из-за

отсутствия языковой среды изучаемого языка.

Интеракция и манифестация эмоций являются междисциплинарными

феноменами, и их изучение проводится в рамках таких остросовременных

направлений языкознания, как психолингвистика, прагматика, эмоциология,

компьютерная

и корпусная

лингвистика.

Интеракционная

модель

языка

представляется на данный момент одной из наиболее релевантных для

уменьшения энтропии при исследовании особенностей живой ткани языка и

получения знаний о новых смыслах и контекстах употребления тех или иных

единиц.

Применение

корпусного

и

прагматического

подходов,

безусловно,

способствуют изучению эмоциональной речи, предоставляя материал, в котором

эмоции отражены в своем реальном существовании. Особенно полезны в этом

смысле мультимедийные корпусы звучащей речи, поскольку одним из ведущих

способов

выражения

эмоций

является,

как

известно,

интонация.

Мы

рассматриваем корпус как некий объект, содержащий в себе источник языкового

опыта личности. В отличие от такого опыта, корпус наблюдаем в реальности и

позволяет проводить эксплицитные манипуляции с содержимым. Соответственно,

должным образом структурированный корпус представляет собой подборку

речевого материала, который может быть интериоризирован пользователем для

уменьшения степени интерферирующего влияния родного языка при освоении

иностранного.

Текст, сопровождаемый аудио – и видеорядом, репрезентативен в плане

представления естественно-языковой коммуникации, имеющей многоканальный

характер

и

являющейся

квинтэссенцией

вербальных,

паравербальных,

невербальных

средств

манифестации

прагматического

(эмоционально-

оценочного) значения.

Актуальность исследования обусловлена недостаточной изученностью

проблемы особенностей организации структуры мультимедийного корпуса и

прагматической аннотации механизмов взаимодействия лингвистических и

экстралингвистических средств актуализации эмоций в дискурсе. Кроме того,

эмоциональная коммуникация является потенциально открытой системой, что

создает условия для плюрализма мнений о характере её составляющих. Мало

4

освещён

аспект

функционирования

эмотивов

и

эмоционально-оценочных

лексико-синтаксических

конструкций

и

интонационных

моделей

при

продуцировании речи на неродном языке, а также степень автоматизированности

выражения эмоциональных состояний в речи. Актуальной является разработка

ресурсов, способных послужить базой для конструирования ментального

лексикона билингва, из которого он будет извлекать модели для построения

эмоциональной

коммуникации.

Вспомогательная

роль

мультимедийного

аннотированного корпуса эмоциональных и эмотивных высказываний в процессе

изучения особенностей представления разных уровней эмоционально заряженной

коммуникации при учебном билингвизме, на наш взгляд, требует осмысления.

Научная новизна заключается в том, что впервые сделана попытка

описания формата представления данных в фрагменте мультимедийного корпуса

эмоциональных

коммуникативных

ситуаций,

предназначенного

для

удовлетворения

потребностей

участников

коммуникации

в

ситуации

искусственного билингвизма (с учётом выявленных в ходе эксперимента

особенностей

эмоциональной

речи

и

речевой

организации

билингвов).

Современная теория и практика создания мультимедийных корпусов слабо

ориентирована на полноту описания коммуникации, поскольку создатели таких

корпусов, как правило, решают прикладные задачи (в основном не связанные с

лингвистикой).

Разработка

принципов

организации

структуры

корпуса

эмоциональных и эмотивных коммуникативных фрагментов с прагматической

направленностью разметки составляет научную новизну диссертации.

Дальнейшее

развитие

данного

направления

сулит

определенные

перспективы в корпусной лингвистике, поскольку мультимедийные корпусы с

многоаспектным отражением и дескрипцией эмоциональной коммуникации,

построенные на принципах, о которых говорит автор, в настоящее время не

распространены в отечественной лингвистике. Кроме того, на данном этапе

развития языкознания проводится недостаточное количество исследований

устной

и

письменной

эмоциональной

речи,

продуцируемой

в

рамках

искусственной билингвальной коммуникации.

Цель работы - обоснование структуры мультимедийного корпуса устной

речи на материале русского и английского языков, направленного на снижение

выявленных в ходе эксперимента энтропии и фрагментарности овладения

искусственными билингвами средствами манифестации эмоциональности и

эмотивности на неродном языке.

В основу исследования положена следующая гипотеза:

моделирование

эмоциональных и эмотивных высказываний с полимодальным анализом

методами корпусной лингвистики строится с опорой на представление об

особенностях речевой организации вторичной языковой личности, выявляемых

экспериментальным путём.

В соответствии с поставленной целью были выдвинуты следующие

исследовательские задачи:

1) рассмотреть характерные особенности разных типов лингвистических

корпусов;

эмоций в

стратегий

4) идентифицировать теоретические подходы к описанию

лингвистике, а также их классификации;

5) разработать типологию базовых признаков выделения

выражения эмоциональности в коммуникативных актах с опорой на их

прагматику;

6)

аккумулируя

теоретические

положения

об

особенностях

мультимедийных

корпусов

и

о

коммуникативных

актах,

связанных

с

актуализацией эмоций, предложить вариант концепции алгоритма анализа и

разметки высказываний данного типа;

7) проанализировать некоторые аспекты эмоциональной речи билингвов

при искусственном билингвизме;

8) провести эксперимент по выявлению особенностей актуализации эмоций

на неродном языке в условиях «научающей коммуникации» (термин В.И.

Шаховского).

Объектом исследования является фрагмент мультимедийного корпуса

текстов эмоциональной устной речи с набором средств их актуализации и

прагматической аннотацией.

Предмет изучения - аспекты и принципы строения мультимедийного

корпуса

применительно

к

формированию

представления

билингвов

об

эмоциональной / эмотивной коммуникации и особенности отражения средств

экспрессии эмоциональности в речи при искусственном билингвизме.

Степень разработанности. Работа основывается на теоретической базе,

собранной

в

результате

систематизации

положений,

взятых

из

трудов

отечественных и зарубежных лингвистов в корпусной лингвистике, прагматике,

прикладной лингвистике, эмоциологии, когнитивной, перцептивной лингвистике,

психолингвистике, теории языковых контактов, посвящённых вопросам:

- психологии эмоций и когнитивной психологии (К.Э. Изард, П. Экман, А.

Ортони, Д. Клоур, А. Коллинз);

- эмоциональной лексики (Л.Г. Бабенко; П.Н. Джонсон-Лэрд, К. Оутли, М.

Беднарек),

категоризации

эмоций

(В.И.

Шаховский),

парадигматики

эмоционального синтаксиса (Т.Н. Синеокова), структур значения с эмотивным

(В.И. Шаховский, С.Ю. Перфильева) и эмоциионально-чувственным (Е.Ю.

Мягкова) компонентом, отражения эмоций в дискурсе (М.Штаббс, П. Шиффрин),

эмоциональных концептов (А. Вежбицкая; В.Ю. Апресян, Ю.Д. Апресян,

И.А.Стернин),

категории

эмотивности

как

полистатусной

категории,

рассматриваемой в рамках когнитивно-дискурсивного подхода, и её отражения в

разных функциональных стилях, жанрах (О.Е. Филимонова), выявления

национальной специфики вербальных способов модификации поведения и

эмоционально-психологического

состояния

собеседника

в

российской

и

американской коммуникативных культурах (К.М. Шилихина), обоснования

5

2) дать характеристику основных черт мультимедийного корпуса текстов и

типов лингвистической разметки, используемых для его построения и описания;

3)

выделить

ключевые

принципы

и

закономерности

построения

мультимедийного корпуса устной речи;

6

целостной и непротиворечивой теории дискретности языковой эмоциональности,

различных форм, способов и уровней ее представления и реализации, создания

факторно-модальной типологии эмоций (Д.А. Романов);

- корпусной лингвистики и корпусно-ориентированного подхода к анализу

коммуникации (Д. Бибер, К. Реппен, Т. МакЭнери и А.Уилсон, Е. Тогнини-

Бонелли, С. Гренджер, Дж. Синклер, А.А. Аброскин, А.Н. Баранов, И.М.

Богуславский, Л.Л. Иомдин, Е.А.Гришина, Н.Р. Добрушина, А.М. Молдован, В.А.

Плунгян, Д.Б. Сичинава, С.О. Савчук, Е.В. Рахилина, Г.И. Кустова, О.Н.

Ляшевская, Т.И. Резникова, О.Ю. Шеманаева), создания и аннотирования

лингвистических мультимедийных корпусов (Е.А. Гришина, Г.Е. Крейдлин, Д.

Найт, М. Монэглиэ и т.д.);

- билингвизма, психолингвистики и контактной лингвистики (Ж. Багана,

Х.З. Багироков, В.П. Белянин, А.А. Залевская, Е.С. Кубрякова, Т.В. Гунькина,

Н.Б. Мечковская, З.Д. Попова, И.А.Стернин, Ю.С. Блажевич, Н.В. Трещёва, У.

Вайнрайх, В.Фромкин, Э. Хауген, Е.К. Черничкина, П. Мирэ, Е. Пэрекман,

А.М.Л. Облер, К.дэ Бот, Дж. С. Делл, М.Ф.Гэррет, Д.Дж. МакКей, Н. Паулисс,

Дж. П. Штэмберг, У. Лэвелт) и др.

Мы считаем, что разработка мультимодального корпуса коммуникативных

фрагментов

эмоциональной

устной

речи,

адаптированного

для

целей

лингвистических исследований и освоения иностранного языка, не получила ещё

должного внимания, так как существующие корпусы подобного рода в основном

используются в рамках психологии и медицины.

Решение

поставленных

в

диссертационном

исследовании

задач

осуществлялось

с

учётом

современной

методологии.

Среди

методов

исследования, использованных в работе, следует назвать общенаучный

гипотетико-дедуктивный метод, а также описательный и контекстуальный

методы лингвистического анализа (для интерпретации модели), полимодальный

анализ высказываний, метод классификации и интерпретации, интроспекции и

наблюдения за вербальным и невербальным поведением коммуникантов в

условиях искусственного билингвизма.

Материалом для исследования и проведения эксперимента являются

высказывания билингвов при искусственном билингвизме, выражающие те или

иные эмоции и рассматриваемые в контексте коммуникативной ситуации, взятой

во всей ее возможной полноте, а также коммуникативные фрагменты из

художественных фильмов на русском и английском языке, аннотированные при

помощи

прагматической

разметки

и

являющиеся

частью

фрагмента

мультимедийного корпуса эмоциональных высказываний, собранных автором

диссертационного исследования. Мы полагаем, что в этих отрывках имеем дело с

коммуникативными

ситуациями,

соответствующими

реальному

бытовому

общению.

Обоснование

выбора

материала

для

проведения

эксперимента

и

исследования приводится в соответствующем параграфе второй главы. Материал

для анализа был отобран из 33 фильмов: «Вокзал для двоих», «Осенний

марафон», «Прогулка», «Родня», «Любовь и голуби», «Because I said so»,

эмоционального речевого поведения, включая неречевое поведение.

4. Модель эмоционального диалога модифицируется под

влиянием

интенций, типа эмоций, психофизиологических особенностей участников

интеракции, условий её протекания, риторической структуры высказываний.

Модификации глубинной структуры модели на лингвистической поверхности

представлены

корреляцией

стратегий,

приёмов

и

средств

достижения

прагматического эффекта и типов эмоционального состояния коммуникантов.

5. Для интерпретации эмоциональных высказываний валидным является

понятие синергии, включающей в себя такие составляющие, как многомерность,

непредсказуемость, неустойчивость, интеграция индивидуального, культурно-

специфического, социального, биологического и взаимопроникаемость всех

компонентов во время вербального и невербального взаимодействия языковых

личностей.

6. Мультимедийный корпус, описанный в нашем исследовании, должен, на

наш взгляд, строиться в соответствии со следующими принципами:

- воспроизводимости;

- аутентичности;

- идиоэтничности;

- активности;

- коммуникативной реализуемости;

- комплексного представления эмоциональной ситуации (в рамках

сценария актуализации эмоции определённого заряда) на разных уровнях речи

посредством полимодального анализа аудио- и видеоряда.

7. Доминирующим фактором, влияющим на освоение способов выражения

эмоциональности в ситуации искусственного билингвизма, является форма

7

«Carnage», «Forest Gump», «Jeeves and Wooster», «Morning Glory», «Other people’s

money» и др. Длительность фильмов, находившихся в фокусе нашего

рассмотрения, составила 70 часов (1500 примеров). В эксперименте принимали

участие 80 человек. В результате, были получены аудио-, видеозаписи их речи, а

также их высказывания в письменной и устной формах (около 1500 единиц).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Корпусно-ориентированный подход к многоаспектности речевого

общения определяет необходимость использования полимодального анализа

коммуникации

для

отражения

взаимосвязи

категорий

эмотивности

/

эмоциональности

и

прагматических

установок

коммуникативных

актов

манифестации эмоций.

2. Корпус высказываний, размеченных при помощи полимодального

анализа, может в известной степени подменить личный языковой опыт и стать

полем цитации при искусственном билингвизме. Цитация строится на основе

отрезков речи, хранящихся в памяти каждого индивида и извлекаемых им тогда,

когда возникает необходимость порождения или анализа высказываний.

3. Разметка эмоциональной речи, требующей особого внимания при

обучении, является частью прагматической разметки высказывания и должна так

или иначе опираться на весь комплекс выразительных средств, характерных для

8

предъявления

материала.

Поскольку

коммуникация

мультимодальна,

то

применение

мультимедийного

корпуса

в

процессе

становления

и

совершенствования речевой организации искусственных билингвов можно

считать целесообразным, продуктивным приёмом повышения аутентичности речи

и минимизации разрыва между эмоционально заряженными высказываниями

варианта английского, порождаемого в рамках учебной аудитории, и языка

оригинала.

Теоретическая значимость нашей работы состоит в том, что в ней даётся

лингвистическое и психолингвистическое обоснование представления материала

в

специализированном

мультимедийном

корпусе

по

исследованию

прагматических особенностей эмоциональной речи для целей научающей

коммуникации. Значимость работы предопределяется её важностью для

корпусной лингвистики, психолингвистики, теории языковых контактов в целом,

а также для изучения прагматики эмоциональных высказываний. Предполагается,

что пользователь мультимедийного корпуса получит доступ к речевому

материалу,

в

котором

каждый

языковой

феномен

эмоциональных

коммуникативных фрагментов, являющийся компонентом системы речевой

деятельности, многоаспектно репрезентирован.

Практическая значимость нашей работы состоит в том, что на ее основе

могут разрабатываться конкретные мультимедийные корпусы на разных языках.

Такие корпусы могут быть внедрены в практику обучения иностранным языкам, в

том числе, русскому как иностранному, на различных этапах обучения, причем на

их базе могут развиваться самые разнообразные виды учебной деятельности,

связанные, прежде всего, как мы полагаем, с обучением диалогической речи.

Теоретические основы исследования, речевой материал и выводы, полученные в

ходе работы, могут быть использованы в лекционных курсах по корпусной

лингвистике,

межкультурной

коммуникации,

прикладной

лингвистике,

лингводидактике, практических курсах иностранного языка, а также при

написании квалификационных работ, пособий.

Значимость полученных результатов состоит также в возможности их

использования для дальнейшего теоретического исследования коммуникации и её

модальных характеристик, а также средств выражения эмоций в речи, что,

безусловно, поможет изучающим английский или русский язык как неродной

сделать свое эмоциональное высказывание более аутентичным.

Степень

достоверности

полученных

результатов

и

выводов

обеспечивается использованием современной методологии исследования, опорой

на авторитетные научные источники, объёмом фактического материала.

Результаты проведённого исследования прошли апробацию в докладах на

научных конференциях и в сборниках научных трудов. Материалы и итоги

работы отражены в 12 публикациях, в числе которых 4 статьи в журналах ВАК.

Выводы и перспективы диссертационного исследования обсуждались на

заседаниях кафедры английской филологии Орловского государственного

университета,

на

XVI

Всероссийской

научно-практической

конференции

«Вопросы современной филологии и методики обучения языкам в вузе и школе»

9

МНИЦ ПГСХА в г. Пензе (2010), на научно-практическом семинаре «Актуальные

вопросы изучения языков и культур» в г. Орле, в Орловском государственном

институте искусств (2011), на XVII Всероссийской научно-практической

конференции МНИЦ ПГСХА в г. Пензе (2011), на региональных научно-

практических Интернет-семинарах в г. Ливны и г. Мценске (2011 - 2014).

Структуру и композицию диссертации определили цели и задачи

исследования. Диссертация общим объёмом 276 страниц включает в себя три

главы,

Введение,

Заключение,

Библиографический

список,

Список

использованных словарей, Список источников материала для исследования и

Приложения (1, 2, 3, 4).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение посвящено обоснованию актуальности исследования, в нём

формулируется цель и содержание поставленных задач, определяется объект и

предмет исследования, практическая и теоретическая значимость, даётся общая

характеристика диссертационного исследования, формулируются положения,

выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации основных положений

диссертации.

В первой главе «Лингвистический корпус как методологическая база

для проведения лингвистических исследований» описывается теоретическая

основа диссертационного исследования.

В параграфе 1.1 «Из истории возникновения и развития корпусной

лингвистики» дана краткая характеристика основных этапов становления

корпусной

лингвистики,

анализируется

место

данного

направления

в

языкознании. Проблема определения статуса корпусной лингвистики является

дискуссионной ввиду неоднозначного к ней отношения как отечественных, так

зарубежных лингвистов. Можно выделить как минимум два основных аспекта

термина «корпусная лингвистика». Во-первых, это раздел языкознания и

компьютерной

лингвистики,

занимающийся

разработкой

компьютерных

программ для совершенствования структуры электронных корпусов разного рода,

а также их аннотирования. Во-вторых, целью данного направления в языкознании

является генерирование лингвистических корпусов разных типов и обоснование

процедур

и

принципов

их

построения

и

функционирования

с

целью

многоаспектного лингвистического анализа. Размеченный и неразмеченный

лингвистический

корпус

может

использоваться

для

разного

рода

лингвистических исследований как метод, инструмент, источник эмпирических

данных непосредственной живой ткани языка. Лингвистические корпусы

помогают нам изучать язык таким, каков он есть в реальности, а не таким, каким

мы хотим, чтобы он был.

В параграфе 1.2 «Основные понятия терминологического аппарата

корпусной лингвистики» приводится краткое описание сущности и свойств

базовых терминов корпусной лингвистики, требований, предъявляемых к

лингвистическому корпусу с точки зрения пользователя. Высказывается

основные черты типов аннотирования лингвистических корпусов.

В параграфе 1.4 «Корпусы по изучению устной речи»

говорится о

некоторых проектах по изучению устной речи с использованием корпусно-

ориентированного подхода. Разговорная речь находится в центре внимания

современной

лингвистики,

формирующейся

как

антропологическая,

что

предполагает исследование языковых процессов в неразрывной связи с

потребностями коммуникативной деятельности. Структура разговорной речи

зависит от разнообразных факторов и тесно связана с фонологической,

лексической, синтаксической, просодической структурой языка, акустической

средой, контекстом произнесения речи и коммуникативного канала передачи. Для

исследования всех этих черт и факторов звучащей речи нужна база данных или

лингвистический корпус, аннотированный соответствующим образом. Данные

корпусы позволяют ученым получать модели коммуникации, протекающей в

различных ситуациях, и анализировать их.

В параграфе 1. 5 «Мультимедийные корпусы в отечественной и зарубежной

лингвистике»

речь

идёт

о

важности

и

перспективности

создания

мультимедийного корпуса, особенно для исследователей, изучающих просодию,

интонацию, семантические, фонетические, синтаксические и другие аспекты

устной речи, а также экстралингвистическую информацию (например, жесты

коммуникантов) и их связь с лингвистической. Актуальность создания

мультимедийных

корпусов

заключается

в

том,

что

для

полноценного

10

предположение о том, что репрезентативный, сбалансированный корпус дает

надежду, что языковые явления, специфичные для текстов тех или иных

разновидностей, не окажутся незамеченными, поскольку разные типы речи

существенно различаются по своим лингвистическим характеристикам: по

составу словаря, идиоматике, типам синтаксических конструкций и т. д.

В параграфе 1.3 «Способы лингвистической разметки» рассматриваются

коммуникативного акта необходимо задействование как вербальной, так

невербальной компоненты общения, которые должны быть отражены

мультимедийном корпусе.

и

в

Вторая

глава

«Мультимедийный

корпус

при

искусственном

билингвизме» посвящена описанию структуры и принципов организации

речевого материала в мультимедийном корпусе, используемом в условиях

научающей коммуникации. Кроме того, даётся обзор исследований, посвящённых

проблематике создания мультимедийных корпусов текстов, а также применения

лингвистических

корпусов

в

процессе

освоения

иностранного

языка.

Рассматривается возможность использования аутентичного языкового материала

с целью эффективного формирования коммуникативной, социолингвистической и

социокультурной компетенции в рамках компетентностного подхода.

В параграфе 2.1 «Билингвизм и некоторые особенности речи на неродном

языке» освещаются базовые понятия терминологического аппарата контактной

лингвистики, а также факторы, воздействующие на языковую личность при

освоении неродного языка в ситуации искусственного билингвизма. Изучить

неродной язык без достаточного погружения в языковую среду довольно сложно,

11

так как степень автоматизированности навыков владения Я2 гораздо ниже, чем

при

использовании

Я1.

Следовательно,

применение

мультимедийных

аутентичных

материалов

может

помочь

обучающимся

сделать

более

естественной среду, в которой они осваивают язык, и путём подачи информации в

мультимедийном формате облегчить формирование тех или иных гештальт в их

ментальном лексиконе, ведь «связи между единицами ментального лексикона

формируются на основе информации, поступающей со всех уровней языковой

системы» [Венцов, Риехакайнен, Слепокурова 2013: 20].

В параграфах 2.2 «Ключевые аспекты структуры мультимедийного корпуса

в научающей коммуникации»; 2.3 «Структурная единица мультимедийного

корпуса

эмоциональных

высказываний,

разметка

аудио-

и

видеоряда»

анализируются принципы, которые так или иначе характеризуют речевой

материал при формировании мультимедийного корпуса и применении его в

учебной коммуникации на иностранном языке. Речь идёт о воспроизводимости;

степени

личной

значимости

(или

степени

личной

вовлеченности

в

коммуникацию); аутентичности; идиоэтничности; активности; корректности;

коммуникативной реализуемости. Для прагматической разметки эмоционального

компонента мультимедийного корпуса диалогов из художественных фильмов мы

выбрали

следующий

алгоритм

действий:

1)

описать

общий

контекст

эмоциональной коммуникации; 2) выделить высказывания, в которых выражены

эмоции; 3) выявить вербальные, паравербальные и невербальные средства

выражения тех или иных эмоций, способствующие созданию и усилению

определённого прагматического эффекта на слушателя, принимая во внимание

особенности коммуникативной ситуации, пол, возраст социальный статус

коммуникантов; 4) найти составляющие высказываний с эмоциями: причину,

иллокутивную цель, интенцию говорящего, реакцию слушателя, перлокутивный

эффект; 5) объединить и проанализировать вербальные и невербальные

компоненты коммуникации; 6) на основе анализа идентифицировать наиболее

часто встречающиеся в коммуникации «прагматические установки» [термин

Филимоновой 2001: 97] и речевые стратегии выражения эмоциональных смыслов.

При этом фильмы нарезаются на относительно завершенные отрезки, а

видеофрагмент дополняется аудиограммой, созданной при помощи программы

Praat, которая обладает множеством функций. Однако нас интересуют только две

функции: возможность графического отображения звука и возможность записи

собственного голоса (эту запись затем также можно представить графически).

В параграфе 2.4 «Некоторые базовые вопросы эмоциологии» внимание

фокусируется

на

основных

проблемах

эмоциологии

и

их

связи

с

лингвистическими исследованиями, а также даётся краткая характеристика

лингвистических подходов к изучению вербальной манифестации эмоциональных

состояний в системе языка и речи и тех аспектов эмоциональной и эмотивной

коммуникации, которые необходимы для составления прагматической разметки

эмоционального компонента речи.

В

третьей

главе

«Отражение

полимодального

анализа

в

мультимедийном корпусе с прагматической разметкой эмоциональных,

12

эмотивных, эмоциогенных высказываний», в параграфах: 3.1 «Интеграция

разных уровней разметки при составлении прагматической аннотации» и 3.2

«Фрагмент

корпуса

с

описанием

средств

выражения

эмоций

в

ряде

коммуникативных

ситуаций»

ключевые

средства

выражения

эмоций

анализируются комплексно в соответствии с прагматическими намерениями

коммуникантов.

Мы рассматриваем коммуникативные ситуации, которые коррелируют с

имплицитной или эксплицитной манифестацией базовых эмоций. Особенности

манифестации эмоций в речи зависят от того, настроен (ы) ли коммуникант (ы) на

кооперацию или конфронтацию в диалоге. Модель эмоционального диалога в

контексте ситуаций бытового общения реализуется, по нашему мнению,

следующим образом:

a) говорящий S1 (subject, субъект) выполнил определённое действие ЕЕ

(emotion expression, экспрессия эмоции) с целью вызвать ER (emotional reaction,

эмоциональная реакция), предполагая, что у слушателя может быть либо

положительная установка EE+, либо отрицательная EE-;

b)

слушающий

S2

расшифровал

эмоциональный

сигнал-стимул

говорящего и произвёл своё действие ER, эмоциональный заряд которого может

быть либо положительным ER+, либо отрицательным ER-, либо нейтральным

ER0;

c) отрицательная установка является деструктивной и может привести к

конфликту, прерыванию системы действий S1 и S2;

d) любая реакция слушателя может потенциально спровоцировать

различные варианты поведения говорящего (интенцию поиска приёмов и

стратегий,

чтобы

повлиять

на

слушателя,

трансформировать

его

ER,

перефразирование,

интенсификация

ЕЕ,

поиск

AE

(additional

element,

дополнительный

элемент)

для

достижения

интенции,

преждевременное

прерывание стратегии без достижения цели и т.д.).

В

силу того,

что

эмоции

являются

иррациональным

феноменом,

дуалистическим, амбивалентным, многомерным по структуре, свойствам,

возможно множество вариантов реализации данной модели. Её глубинная

структура по причине своей потенциальной бесконечности и открытости в плане

выражения может быть представлена по-разному при помощи комплекса средств

прагматики высказываний.

Сетка прагматической аннотации создаётся на базе существующих

фундаментальных работ (Т.Н. Синеоковой, В.И. Шаховского и др.) в области

синтаксиса, лексикологии, стилистики, семантики, просодии с учётом выделения

определённых

уровней

речи

с

набором

вербальных,

невербальных

и

паравербальных средств выражения эмоций:

13

1) уровень речи иллокутивная сила, перлокутивный эффект, способы

проявления эмоциональности на языковом уровне (синтаксические конструкции

(модификации ядерного предложения), лексика, стилистика…);

2) аудиоуровень интонация, темп речи, тембр, паузация, тональные

параметры (частота основного тона, измеряемая в Герцах, форма кривой

основного тона (перепады тона, увеличение\уменьшение диапазона частот и т.д.),

контраст, эмфаза), интенсивность, длительность…;

3) видеоуровень кинесика, мимика….

Целью прагматической разметки на первом уровне аннотации является

определение типа и структуры эмоционального и эмотивного коммуникативного

акта, а также языковых средств актуализации эмоций (синтаксис, лексика),

ассоциируемых с тем или иным коммуникативным актом. При этом в процессе

анализа встает проблема метаязыка, так как некоторые эмоциональные

высказывания трудно чётко однозначно описать по той причине, что «в эмоциях

содержится некий «икс», который не поддаётся словесному выражению вообще»

[Шаховский 1987: 90]. Говоря об эмоциональном, экспрессивном синтаксисе, мы

подчёркиваем нашу близость взглядам М.Я. Блоха, который считает, что есть

некое «ядерное предложение», типичное для нейтральной неаффективной речи и

характеризующееся определенным набором дистинктивных признаков [Блох

1976: 100], и Т.Н. Синеоковой, утверждающей, что «под воздействием

психологического состояния говорящего признаки ядерного предложения

деформируются, в результате чего возникает ряд неких вариантов (модификаций)

с новыми признаками, собственно и представляющий собой синтаксическую

парадигму эмоциональной речи» [Синеокова 2004]. Прагматические механизмы

действуют не только при помощи синтаксиса, но и лексики, которая содержит в

себе значения, создающие прагматический эффект речи.

Прагматический эффект усиливают интенсификаторы, фразеологические

единицы, дискурсивные маркеры, лексемы с положительной и отрицательной

коннотацией, идиомы, коллокации, тропы (метафора, метонимия, сравнение,

гипербола, литота, антитеза, эвфемизмы и т.д.), а также принадлежность лексем к

определённым слоям (пластам) словарного состава языка и речи (жаргон, сленг,

просторечие, неграмотная речь, книжная лексика, вульгарные, фамильярные

слова и словосочетания, табуированная лексика (бранные слова, оскорбления,

проклятия)), диалект.

На аудиоуровне строится тонограмма определенного коммуникативного

акта и производится анализ частоты основного тона, темпа, интенсивности,

паузации и т.д. эмоционально окрашенного высказывания.

В примере из фильма «Breakfast at Tiffany’s»,

приведённом ниже,

реализуется возмущение высокой степени интенсивности. На тонограмме

отражена мелодика чрезвычайно эмоциональной речи. В диапазоне изменения

голоса достигается самый высокий уровень (частота основного тона - выше 350

Гц.), преобладает восходяще-нисходящий тон, передающий категоричность. При

произнесении просодически выделенных слов: disturbance, sleep, artist! vice

squad! высота голоса понижается.

14

- In 30 seconds I call the police! (диапазон ч.о.т. – в пределах от 350 до 480

Гц, тон – восходяще-нисходящий, волнообразный, темп - высокий, интенсивность

- сильная, громкость - высокая, тембр - резкий, ритм - динамичный) (пауза). All

the time disturbance! I get no sleep! (диапазон ч.о.т. – в пределах от 350 до 480 Гц,

тон – ровный, высокий, чередующийся с крутым нисходящим, темп – высокий,

интенсивность – сильная, громкость – высокая, тембр – резкий, ритм -

динамичный). (пауза) I got to get my rest! (диапазон ч.о.т. – в пределах от 350 до

480 Гц, тон - ровный высокий, темп - высокий, интенсивность - сильная,

громкость - высокая, тембр - резкий, ритм - динамичный) (пауза) I’m an artist!

(диапазон ч.о.т – в пределах от 350 до 480 Гц, тон – восходящий, ровный,

высокий, темп - высокий, интенсивность - сильная, громкость - высокая, тембр -

резкий, ритм - динамичный) (пауза) I’ m going to call vice squad on you! (диапазон

ч.о.т – в пределах от 350 до 480 Гц, тон – восходящий, волнообразный,

восходяще-нисходящий и крутой, восходящий в конце, темп – высокий,

интенсивность - сильная, громкость - высокая, тембр - резкий, ритм -

динамичный) (пауза).

Примером выражения удивления, в котором имплицитно содержится

значение восхищения и радости, является реплика героини фильма «Доброе

утро»: Becky Fuller. Sir. I am such a huge admirer of yours. I'm a... I'm a big, huge

fan. I... My whole family watched you, growing up. I... Of all the anchors, you were, by

far, the greatest reporter. I mean when you were in Kosovo, I was in Kosovo. Oh, my

God, I can’t believe I just met the…

В данном случае для манифестации эмоции радости используется ряд

средств: лексико-синтаксических, просодических, невербальных. Бэкки случайно

встречает своего кумира – Майка Помероя (являющегося объектом ее оценки),

которым с детства восхищается. Интенсивность ее эмоции так велика, что она не

может ее сдержать. Героиня не сразу может подобрать слова для описания

захлестнувших ее эмоций, поэтому в реплике используется повтор конструкции

«I'm a... I'm a big, huge fan. I...» и лексемы huge, направленный на выделение

следующей реплики, которая произносится с повышением громкости. Максимум

громкости произнесения и эмфатического выделения лексем локализуется в

реплике «Oh, my God, I can't believe I just met the...» (регистр высокий, частота

основного тона - 280 Гц). Произнесение данных высказываний сопровождается

активной экспрессивной жестикуляцией, глаза героини широко раскрыты. Что

касается

лексико-синтаксических

средств,

то

в

реплике

используется

частнооценочный модус положительной оценки типа «местоимение + глагол-

связка + оценочное слово + существительное»: «you were, by far, the greatest

reporter», разрывы потенциального синтаксического целого, высшая степень

восхищения подчеркивается при помощи прилагательного в превосходной

степени the greatest. Каждая последующая реплика произносится с увеличением

скорости, что способствует усилению степени эмоциональной направленности

речи героини.

15

Видеоуровень предоставляет исследователю возможность проанализировать

визуальные

средства,

сопровождающие

те

или

иные

эмоциональные

коммуникативные акты и их связь с языковыми средствами по привязке к

определенной коммуникативной ситуации.

Рассмотрим примеры описания некоторых эмоциональных высказываний в

различных фильмах.

Слой 1. Момент истины: S1 сообщает S2 то, что способствует достижению

ясности в вопросе, вводившем S2 в заблуждение. Благодаря прозрению S2

испытывает

удивление

(сильной

или

слабой

степени

интенсивности),

сопряжённое с ER+ (радость, счастье, эйфория, ликование, облегчение) или ЕR -

(печаль, беспокойство, страх, отчаяние, горе, страдание, гнев). ЕR может быть

выражена вербально, акционально, или коммуникант будет бездействовать (на

первый

план

выходит

мимика),

что

является

показателем

сильного

эмоционального потрясения.

Леди Бэриакрис. When one thinks of how she tended you. And all the time...

(Только подумайте, как она поступила с Вами. И всё это время… ) Мисс

Матильда Кроули. Oh, I should have guessed that nobody does anything for nothing.

But for a pauper's daughter, a penniless governess, to make off with my Rawdon. (О, я

должна была догадаться, что никто ничего не будет делать просто так. Но как

могла дочь бедняка, нищая гувернантка, влюбить в себя моего Родона?) Леди

Бэриакрис. Ohh. Oh, dear. (Ах, дорогая.) Мисс Матильда Кроули. Oh, at least her

mother was a Montmorency. I suppose we must cling to that. (Мы должны хотя бы

радоваться тому, что она из рода Монморанси.) Леди Бэриакрис. Not a bit of it. I

have it on the best authority. Her mother was an opera girl in the chorus at

Montmartre! (Ничего подобного. Я узнала это из авторитетного источника. Её

мать была певицей в хоре Монмартра!) Мисс Матильда Кроули. Oh, Godness

gracious! (О, боже!) («Ярмарка тщеславия»)

В данной коммуникативной ситуации выражены эмоции средней степени

интенсивности

и

активности.

Триггером

эмоции

возмущения,

которая

эксплицитно отражена в репликах Мисс Матильды Кроули, являются события,

находящиеся за пределами коммуникативной ситуации (а именно, неудачная

женитьба её внука Родона). Объектом оценки является её невестка (a pauper's

daughter, a penniless governess), основанием – недопустимо низкое, с точки зрения

Мисс Матильда Кроули, социальное происхождение и материальное положение

объекта оценки (социальный статус становится доминантным признаком,

вызывающим эмоцию). Цель Леди Бэриакрис заключается в выражении эмпатии

и сообщении информации, способной вызвать удивление у собеседницы. Леди

Бэриакрис использует стратегию стимулирования эмоции возмущения, гнева,

крайней степени удивления, а также усиления прагматического эффекта путём

отрицания истинности информации, которой владеет Мисс Матильда Кроули и

ссылки на авторитетный источник.

Слой 2. Уровень речи. Прагматическая установка Мисс Матильды Кроули

заключается в том, чтобы поделиться эмоциями, выразить возмущение при

помощи

инверсии,

оценочных

лексем

с

отрицательной

коннотацией,

ревность, месть, каприз и т.д.).

Данная модель вступает

в силу, когда оба коммуниканта S1 и S2

придерживаются установки «Я прав», и в споре не намерены прийти к

компромиссу, следовательно, их поведение некооперативное, что рано или

поздно приводит к конфронтации в коммуникации и актуализации ЕR -. S1 и S2

рассматривают

совершение

небенефактивных

действий

(вербальных

и

невербальных).

- Обиделась? - Я понимаю. Там ничего нельзя, а здесь все можно. Иди! -

Никуда я не пойду! - Тебя ждут, иди! - Не имею права с больной побыть? - Не

знаю я твоих прав! - Звякну, скажу, что задержусь. - Не громко, пожалуйста! А

то дядя Коля не знает, что ты семейный у нас. («Осенний Марафон»).

В репликах имплицитно выражена обида, её интенция – вызвать у Бузыкина

чувство вины - достигнута успешно (он понимает, что поступил некорректно,

хочет остаться, чтобы загладить вину). Причина эмоций – вербальное и

невербальное поведение коммуниканта (Бузыкина). Интенсивность и активность

проявления

эмоции

средняя.

Коммуникативными

приемами

являются

восклицания, косвенные обвинения, сравнения, инверсия, противопоставления.

Слой 2. Уровень речи. Эмоция возмущения, гнева наиболее эксплицитно

представлена на уровне синтаксиса при помощи восклицательных предложений

(Там ничего нельзя, а здесь все можно!, Тебя ждут, иди! Не громко,

пожалуйста! и т.д.), а также инверсии (Не знаю я твоих прав!) и глаголов в

повелительном наклонении.

Слой 3. Аудиоуровень. Тембр произнесения реплик героини, в которых

актуализирована эмоция возмущения, резкий, обрывистый, темп - средний, тон -

высокий. В этом примере мы имеем дело со средней степенью интенсивности

выражения возмущения, речь героини не такая аффективная, как в других

случаях, темп артикуляции и громкость незначительно возрастают при

произнесении Не знаю я твоих прав! Частота основного тона усиливается со 190

16

пренебрежительного отношения к объекту оценки через указание на его низкое

социальное происхождение.

Слой 3. Аудиоуровень. Для эмоциональной реплики Мисс Матильды Кроули

характерно увеличение темпа и громкости, повышение амплитуды колебаний

частоты основного тона, акцентирование лексем pauper's daughter, a penniless

governess, my Rawdon. Ссылаясь на авторитетность и достоверность источника

информации,

коммуникант

(Леди

Бэриакрис)

достигает

желаемого

прагматического эффекта, а именно, вводит собеседницу в состояние шока, гнева,

вызывая ощущение унижения и оскорбления.

Слой 4. Видеоуровень. Мисс Матильда Кроули при произнесении реплики,

содержащей возмущение, хмурит брови, качает головой из стороны в сторону, а

её собеседница оживлённо взмахивает руками, глаза её широко раскрыты.

Слой 1. Конфронтация (угроза принципам, достоинству, убеждённость в

своей правоте, бескомпромиссность, угроза жизни, ценностям, моральным

принципам, достоинству, свободе, упрёк, обвинение, обида, провокация,

17

до 219 Гц. Контур, состоящий из нисходящей шкалы и восходяще-нисходящего

тона, передает упрек.

Слой 4. Видеоуровень. Эмоция гнева выражена эксплицитно на уровне

кинесики. Героиня демонстративно прерывает общение, произнося приказ Иди!

(то есть, выгоняя собеседника). Она поворачивается к нему спиной, включает

телевизор. При произнесении эмфатически выделенных лексем (Иди! Не знаю я

твоих прав! Не громко, пожалуйста! семейный) коммуникант повышает голос,

затем поворачивает голову и небрежно, резко взмахивает правой рукой.

Семантика данного жеста – «пренебрежительное отношение к словам

собеседника, категорическое несогласие, игнорирование, стремление прервать

диалог без достижения эффекта примирения с собеседником». На протяжении

всей сцены она нервно ритмично дергает правой ногой, как бы нажимая ею на

воображаемую педаль, что свидетельствует о высокой степени интенсивности

эмоции, которую героиня хочет скрыть, поворачиваясь спиной и переводя

акцент с вербальных средств манифестации эмоции на кинетические.

В Заключении излагаются основные выводы исследования, определяется их

соответствие поставленным задачам и намечаются перспективы дальнейшего

изучения затронутых проблем.

В процессе создания мультимодального корпуса и прагматической разметки

приоритетным для нас является ориентация на пользователя, для которого этот

корпус может стать источником актуального знания о языке, с опорой на которое

он организует собственную коммуникативную деятельность.

По результатам анализа эмпирического материала мы можем сделать вывод

о том, что существуют некоторые классы прагматических стратегий, способов

реакции

на

те

или

иные

эмоциональные,

экспрессивные

стимулы

и

прагматические эффекты на слушателя. Мы разделили данные коммуникативные

стратегии на группы по определённым признакам.

Выбор тех или иных стратегий и тактик коммуникативного поведения в

эмоциональной

коммуникации

зависит

от

разнообразных

субъективных

факторов: гендера, пола, возраста, социального положения, воспитания,

образования участников диалога. Стратегии сопровождаются разнообразными

приёмами воздействия на адресата для порождения нужного прагматического

эффекта.

Вместе

с

тем,

эмоциональное

общение

протекает

в

рамках

концептуализированных сценариев, выделяемых при помощи полимодального

анализа. Наименования категориальных ситуаций (момент истины, идиллия,

конфронтация,

месть,

обида,

протест,

паника,

агрессия,

истерика,

предупреждение, каприз, ритуал, упрёк, угроза, обвинение, желание, мечты, уход

в область ирреального, похвала (восхищение, комплимент), безысходность и т.д.),

являющиеся одним из тэгов прагматической

первого слоя (уровня).

аннотации, входят в состав её

В связи с междисциплинарным характером эмоций, сосуществованием в

эмоциональной речи биологического и социокультурного аспектов необходим

интегрированный подход, направленный на её комплексное описание. В

исследованиях особенностей эмоциональной коммуникации важно достичь

18

баланса между корпусно-лингвистическим (количественным) и дискурсивно-

аналитическим (качественным) подходами. Процессы глобализации стимулируют

языковую личность осваивать языковую систему иностранного языка, однако

степень

автоматизированности

способов

и

средств

актуализации

эмоциональности и эмотивности на Я2 остаётся невысокой, что было выявлено в

ходе нашего исследования. Интерференция родного языка влечёт за собой

изменения в лексико-синтаксической структуре эмоциональных высказываний,

калькирование.

Во время эксперимента, проведённого со студентами факультета СПО,

осваивающими иностранный язык (английский) в основном в рамках учебной

аудитории,

при

рецептивном

восприятии

нескольких

фрагментов

мультимедийного корпуса с многоаспектным описанием количество разного рода

ошибок в речи испытуемых в целом было на 57,8 % меньше, чем в группах,

которые не получили доступа к данному ресурсу.

В Приложении 1, 2, 3 представлены тэги прагматической аннотации

фрагмента мультимедийного корпуса, таблица компонентов, составляющих

эмотивную коммуникацию, размеченные коммуникативные фрагменты из

фильмов на русском и английском языке. В Приложении 4 репрезентированы

результаты эксперимента, проведённого с целью рассмотрения некоторых

особенностей освоения искусственными билингвами способов манифестации

эмоций в речи на неродном языке.

Экспериментальное исследование состояло из 5 взаимосвязанных частей.

На 5 этапе мы зафиксировали активное использование в речи коммуникантов

следующих лексико-синтаксических средств экспликации эмоциональности:

- сочетание глагола связки с эмотивом, оценочным прилагательным (I’m so

glad! (65); I’m so excited!(70); I’m so happy!(78); I’m on cloud nine!(10); I’m

frightened, scared (57).; I’m in high spirits! (26); I’m shocked. (68); I find this (think

that this is) boring (27) (embarrassing (56), depressing (75), confusing (10), annoying

(11), stressful (78), worrying (80), exciting (79), amusing (7), interesting (77)), I was

restless. (1), I’m desperate. (8); I’m sad (upset). (67); You are a scoundrel! (1); You are

disgusting! (29); It’s awful (terrible) (71)!; I’m a loser, freak, I can’t keep pace with

others (1).; It’s the best day of my life! (45);

- императивы, директивы (Don’t be silly (stupid, boring). (17); Stop it! (64);

Stop worrying about it, calm down, be happy. (49); You don’t say so! (6); Forget it!

(17); Don’t be afraid. (74); Don’t worry. (78); Everything will be ok, stop crying

(shouting) (23));

- вопросы (What a hell is going on? (5); What’s up? (19); Are you crazy? (49);

Are you kidding? (66); You must be joking! (7); You can’t be serious? (2); So what?

(5));

- эксплицитное называние эмоции (I hate you. (50); I love you. (80); I worry

about you. (73); I despise you. (3); I need you, I want you. (1); I dislike you. (61); I like

you. (54); I feel sad (70), depressed (68), worried (79), happy (78));

- междометия (Oh, God! (98); Oh, my God! (65); Devil! (18); God damn it! (or

Damn it! Or Damn!) (71); F…(78); Goodness gracious! (1));

19

- диминутивы, коннотативы (Sweetheart (36), darling (47), baby (109), sweetie

(18), kitten (5), dear (46), my love (66).);

- бранная, табуированная лексика (F … (78), son of a b … (65), shit (55), damn

(71).);

-

повторы (I … I love you, I love you more than anybody else; It’s an awful,

awful situation, I can’t stand it anymore!; I’m glad, I’m so, so glad that I won, it’s

really, oh, wonderful, wonderful, I’ so happy!; Oh, my God, oh my God!; This is, this is,

I mean this is eh-eh-eh very bad, I don’t like it, I don’t like it, do you hear me?; Oh, Oh,

oh I’ m afraid, afraid of f-f-flying, really, I’m afraid of falling down.; What did you do?

What did you do? It’s terrible, terrible! You are very mean.; I didn’t pass an exam, I

won’t pass it, for sure, I don’t understand anything.) и т.д.

Переключение кодов происходило в том случае, когда коммуниканты

испытывали затруднения в выражении своей мысли на неродном языке, а также

когда хотели помочь собеседнику или попросить у него помощи в подборе

нужного слова, фразеологизма, идиомы или структуры, что усиливало их

способность понимать друг друга (хотя, безусловно, переход с Я2 на Я1 в рамках

учебной коммуникации крайне нежелателен, являясь признаком недостаточной

коммуникативной компетенции и низкого уровня владения Я2, вместе с тем,

показателем

высокой

стратегической

компетенции,

умения

достичь

взаимопонимания разными языковыми средствами). «Механизмы переключения

кодов «обеспечивают взаимопонимание между людьми и относительную

комфортность самого процесса речевой коммуникации» [Багана 2010].

1. Мы экспериментально подтвердили, что в начале произнесения

высказывания, в котором говорящий пытался актуализировать те или иные

эмоции (на родном языке и на Я2), доминировали междометия, выполняющие

функцию некоего буфера, помогающего коммуниканту собраться с мыслями,

оформить своё высказывание. Русскоговорящие, продуцируя реплику на родном

языке, часто прибегали к заимствованиям междометий из английского языка

(например,

Увау,

Кул!

Олд-скул!

и

словообразовательного

деривата

с

традиционной для русского языка парадигмой образования прилагательных

олдскульный! и т.д.). А при произнесении фраз на английском языке наблюдалась

интерференция русских междометий (О - о, А-а-а, Ого!) и т.д.

2. Механизмы самоисправления, гипертрофированного контроля над

правильностью высказывания на неродном языке (т.е. вкраплений типа шас,

подождите … я вспомню слово, как будет … э-э-э «это невыносимо» и т.д.)

действуют на протяжении всего процесса по производству эмоциональных

коммуникативных актов. Их количество существенно уменьшается после

обращения к фрагменту корпуса высказываний, созданных на языке-эталоне

носителями этого языка. Контроль корректности собственного продуцирования

речи осуществляется бессознательно (при произнесении высказываний на родном

языке) или осознанно (при произнесении высказываний на неродном языке).

Наибольшей деформации при таком сценарии развития событий подвергается

интонационное оформление коммуникативных фрагментов.

3. Среди факторов, влиявших на испытуемых, выделяются:

коммуникативной ситуации;

- наличие/отсутствие

поведения, цитаты;

сформированного в сознании образца речевого

- индивидуальные особенности личности (социальный статус, психотип,

особенности

речи,

скорость

мыслительных

процессов,

реакции,

наличие/отсутствие артистизма, коммуникабельности, умения адаптироваться, а

также от уровня сформированности коммуникативной, социокультурной и

стратегической

компетенции

и

способности

вести

себя

раскованно,

непринуждённо в любой ситуации общения и т.д.).

4. Условия освоения языка, в целом, и фатической составляющей

высказываний, в частности, серьёзно влияют на формирование механизмов

эмоциональной речи. Важную роль играет принцип эффективности стратегий

обучения.

5. Количество ошибок и самоисправлений в речи указывает на то, что

акцент в обучении переносится с изучения особенностей иноязычной интонации

на,

безусловно,

немаловажную

лексико-грамматическую

корректность

высказывания. Коммуникант как бы пропускает высказывание через фильтр

сознания и получает грамматически правильное предложение, интонационное,

просодическое оформление которого не в полной мере соответствует эталону

20

- возраст (студенты 15 лет реагируют более непосредственно, но с

большим количеством речевых ошибок, чем 18 лет и старше);

- наличие/отсутствие

знания

о

том,

как

надо

себя

вести

при

разворачивании

того

или

иного

сценария,

в

той

или

иной

условно

изучаемого языка.

6. При производстве

эмоциональной квази-речи на неродном языке в

искусственно созданных условиях степень осознаваемости всего процесса

гораздо выше, чем при производстве речи на родном языке; вместе с тем, степень

автоматизированности

речевых

действий,

напротив,

ниже.

Контроль

за

правильностью высказывания, который выражается в исправлениях, паузах,

оговорках, активизации механизма «переключения кодов», функционирует

гораздо эффективнее в коммуникации на Я2. Необходимо учитывать тот факт,

что испытуемые находятся в рамках псевдо-эмоциональной коммуникации, а,

значит, аффект, который они могли бы испытать в реальной коммуникативной

ситуации, оказывает на них и на их речь не такое деструктивное влияние.

Соответственно, для того, чтобы выполнить поставленную перед ними задачу

выражения эмоций на родном и неродном языках, они должны успешно извлечь

из памяти сценарии, фреймы, гештальты речевого поведения и цитаты,

характерные

для

проявления

конкретной

эмоции

(положительной

или

отрицательной). Использование материала фрагмента корпуса, о котором речь

шла

в

диссертационной

работе,

во

многом

облегчило

пользователям

осуществление описанной выше задачи.

Перспективным направлением развития языкознания является продолжение

работы

по

созданию

мультимедийных

корпусов,

которые,

безусловно,

необходимы для изучения взаимодействия просодии, интонации, семантического,

21

фонетического, синтаксического и других аспектов устной речи, а также

экстралингвистической информации и прагматики и могут активно применяться в

теории и практике формирования вторичной языковой личности.

Основное содержание диссертации отражено в следующих

публикациях автора:

Статьи в ведущих периодических изданиях:

1. Сидорова, Е.В. Лингвистические и экстралингвистические средства

выражения некоторых эмоций в английской речи (на примере фрагментов

фильмов) / Е.В. Сидорова // Ученые записки Орловского государственного

университета. Сер. Гуманитарные и социальные науки. – Орел, 2013. – № 1

(51). – С. 300 – 307 (0, 7 п. л.).

2. Сидорова, Е.В. Использование мультимодального текста при изучении

эмоциональной речи / Е.В. Сидорова // Ученые записки Орловского

государственного университета. Сер. Гуманитарные и социальные науки. –

Орел, 2013. – № 5 (55). – С. 145 – 150 (0,4 п. л.).

3. Сидорова, Е.В. Некоторые аспекты мультимодального анализа русских и

английских высказываний, выражающих эмоции, для мультимодального

корпуса / Е.В. Сидорова // Экономические и гуманитарные науки. – Орел,

2013. – № 11 (262). – С. 3 – 12 (0,8 п. л.).

4. Сидорова, Е.В. К вопросу освоения средств эмоциональной коммуникации

искусственными

билингвами

/

Е.В.

Сидорова

//

Экономические

и

гуманитарные науки. – Орел, 2015. – № 9 (284). – С. 3 – 7 (0,1 п. л.).

Публикации в других изданиях:

5. Сидорова, Е.В. Использование игрового кино на уроках как один из

основных методических аспектов оптимизации обучения иностранному языку

в вузе / Е.В. Сидорова // Вопросы современной филологии и методики

обучения языкам в вузе и школе: сборник статей XVI Всероссийской научно-

практической конференции / МНИЦ ПГСХА. – Пенза: РИО ПГСХА, 2010. – С.

119 – 122 (0, 1 п. л.).

6. Сидорова, Е.В. Комплексное выражение реакции возмущения в английской

речи (на примере фрагментов фильма «Дживс и Вустер») / Е.В. Сидорова //

Теоретические и прикладные аспекты изучения речевой деятельности: сборник

научных статей. Вып.5. – Н. Новгород: Нижегородский государственный

22

лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова, 2010. – С. 175 – 183 (0, 7

п. л.).

7. Сидорова, Е.В. Лексические средства выражения эмоций как одна из

составляющих полимодального анализа дискурса / Е.В. Сидорова //

Актуальные вопросы изучения языков и культур: сборник тезисов докладов и

сообщений научно-практического семинара 25 февраля 2011 г./ А.Г. Пастухов

[отв. ред.]. – Орел: Орловский гос. ин-т искусств и культуры, ООО

«Горизонт», 2011. - С. 36-40 (0, 3 п. л.).

8. Сидорова, Е.В. Мультимодальный анализ дискурса и лингвистический

корпус в теории и методике обучения иностранным языкам / Е.В. Сидорова //

Научные труды факультета дополнительного профессионального образования

и повышения квалификации. Выпуск 6 / Под научной ред. П.И. Образцова. –

Орел: ООО «Горизонт», 2011. – С. 118 – 121 (0, 3 п. л.).

9. Сидорова, Е.В. Лингвистический корпус и лингвистическая база данных в

методике обучения иностранным языкам / Е.В. Сидорова // Вопросы

современной филологии и методики обучения языкам в вузе и школе: сборник

статей XVII Всероссийской научно-практической конференции / МНИЦ

ПГСХА. – Пенза: РИО ПГСХА, 2011.- С. 67-70 (0, 1 п. л.).

10.

Сидорова,

Е.В.

Использование

лингвистического

корпуса

и

лингвистической базы данных в методике обучения иностранным языкам на

примере высказываний, в которых выражена оценка / Е.В. Сидорова //

Материалы региональной научно-практической Интернет – конференции

«Компетентностный подход в подготовке специалистов при реализации

многоуровневых образовательных программ». – Ливны, 2011. – С. 147 – 152

(0, 1 п. л.).

11. Сидорова, Е.В. Лингвистический корпус текстов как инновационное

средство обучения иностранному языку / Е.В. Сидорова // Региональная

научно-практическая Интернет – конференция «Инновационные подходы и

технологии повышения качества профессионального образования». – Ливны,

2013. – С. 55 – 60 (0,1 п. л.).

12. Сидорова, Е.В. Использование игрового кино как форма межпредметной

связи в формировании речевой компетенции при изучении иностранного языка

/ Е.В. Сидорова // III региональный научно-практический Интернет-семинар

«Инновационные

технологии,

методические

приёмы

в

среднем

профессиональном

образовании».

Технологический

институт

им.

Н.Н.

Поликарпова ФГБОУ ВПО «Госуниверситет» – УНПК». – Орёл, 2011. – С. 69

– 73 (0, 1 п. л.).



Похожие работы:

«Рясов Даниил Леонидович ОБРАЗ ГЕРМАНИИ В ТВОРЧЕСКОМ СОЗНАНИИ Н. В. ГОГОЛЯ Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Саратов – 2015 литературы литературы и методики преподавания ФГБОУ ВПО Поволжская государственная социально-гуманитарная академия Кривонос Владислав Шаевич кандидат филологических наук, начальник отдела контентной поддержки и мониторинга Управления информатизации и 2 Работа...»

«БАЙКУЛОВА Алла Николаевна УСТНОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ОБЩЕНИЕ И ЕГО РАЗНОВИДНОСТИ Специальность 10.02.01 – Русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени доктора филологических наук Саратов – 2015 1 Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Сиротинина Ольга Борисовна Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Колокольцева Татьяна Николаевна, профессор ФГБОУ ВПО Волгоградский государственный социально-педагогический университет...»

«АРЖАНОВСКАЯ АНАСТАСИЯ ВАЛЕРЬЕВНА ФРЕЙМ РАСТЯЖИМОСТЬ В РУССКОЙ И АНГЛИЙСКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРАХ 10.02.20 — сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Пятигорск – 2015 Работа выполнена в федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего профессионального образования Волгоградский государственный университет Научный руководитель: доктор...»





 
© 2015 www.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.