авторефераты диссертаций www.x-pdf.ru
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
 

На правах рукописи

ЗОЛОТУХИНА Татьяна Александровна

ЗАКОНОТВОРЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

В КОНЦЕПЦИИ ПРАВОТВОРЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Белгород – 2015

доктор юридических наук, профессор,

Заслуженный юрист Российской Федерации

Тонков Евгений Евгеньевич

Григонис Эугениюс Пранович –

доктор юридических наук, профессор, ФГБОУ ВПО

«Санкт-Петербургский государственный архитектурно-

строительный университет» (СПбГАСУ)/ кафедра

уголовного права и уголовного процесса, заведующий

Беляев Валерий Петрович

доктор юридических наук, профессор, ФГБОУ ВО

«Юго-Западный государственный университет» / кафедра

теории и истории государства и права, профессор

Сизов Виталий Евгеньевич

доктор юридических наук, профессор, ФГБОУ ВПО

«Государственный университет – учебно-научно-

производственный комплекс» / кафедра теории и истории

государства и права, профессор

ФГБОУ ВПО «Воронежский

государственный университет»

консультант

Официальные

оппоненты:

Ведущая

организация

Защита состоится 25 декабря 2015 года в 10 часов на заседании

диссертационного

совета

Д

212.015.07

на

базе

Белгородского

Диссертация выполнена в федеральном государственном образовательном

учреждении высшего профессионального образования «Белгородский госу-

дарственный национальный исследовательский университет».

Научный

государственного национального исследовательского

адресу: 308015 г. Белгород, ул. Победы, 85.

университета, по

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке и на сайте

Белгородского государственного национального исследовательского университета

(www.bsu.edu.ru).

Автореферат разослан «___» ноября 2015 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

Нифанов

Алексей

Николаевич

3

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования связана с

наличием исторически сохраняющихся в России существенных противоре-

чий, коллизий и недостатков в сфере законотворчества и законодательства,

устранение которых невозможно вне научно обоснованного и сбалансиро-

ванного законодательства. Преодолению названных и иных проблем может

способствовать эффективная законотворческая деятельность, которая в оте-

чественной теории права традиционно рассматривается в качестве устойчи-

вой технологии создания нормативно-правовых актов, но не решает всех за-

дач реализации правотворческой политики в Российской Федерации.

В процессе исторического развития России роль и значение ее правотвор-

ческой политики, законотворчества и законодательства существенно трансфор-

мировались, в том числе под влиянием формы государственного устройства. Из

преимущественно прикладной и вспомогательной правотворческая политика

модифицировалась в важнейший фактор реализации законотворческой полити-

ки, приобрела значение самостоятельной юридической категории.

На современном этапе характер российской правотворческой политики

определяется спецификой ее формирования на двухуровневой основе – на

федеральном уровне и на уровне субъектов России, но по-прежнему наибо-

лее отчетливо она проявляется в характере законотворческой деятельности и

законотворческого процесса в России, а также в эффективности полученных

результатов.

Анализ динамики деятельности федерального парламента и парламентов

субъектов России свидетельствует об интенсивности и продолжающейся акти-

визации законотворчества. Теоретический аспект законотворческой деятельно-

сти и процедуры принятия российского закона разработаны отечественными

юристами на уровне, не в полной мере соответствующем современным вызо-

вам, хотя и получили нормативное закрепление на федеральном и региональ-

ном уровнях. Широко применяемые процедуры предварительного обсуждения

и совершенствования законопроектов хотя и направлены на повышение каче-

ства принимаемых законов, но не обеспечивает их эффективность.

Отмечаемый в теоретико-правовой литературе серьезный дефицит за-

конов на протяжении почти всего XX в. привел в нач. XXI в. к неоправдан-

ному увеличению их количества без должного смыслового и юридико-

технического обеспечения. В итоге современная правотворческая политика в

России носит противоречивый, несовершенный характер, ее сопровождают

многочисленные законотворческие ошибки и юридические коллизии, кото-

рые присущи не только отдельным законам, но и их целостной системе. Это

4

выражается в дефиците востребованной нормативно-правовой основы при

наличии большого количества законов, одновременном действии старых и

новых законов при отсутствии преемственности прежнему правовому регу-

лированию, нестабильности действующего законодательства, отсутствии со-

гласованности, системности внутри акта и в системе законодательства, уси-

лении роли подзаконного нормативного регулирования и возрастания опас-

ности признания за ним приоритета. Преодоление перечисленных деструк-

ций законотворчества и законодательства способно повысить степень их эф-

фективности, принципиально изменить характер и содержание правотворче-

ской политики в России.

Несовершенный характер правотворческой политики в современной

России обусловлен и многочисленными проблемами российского федера-

лизма. С учетом этого востребованы поиски оптимальной модели законо-

творческих отношений между Российской Федерацией и ее субъектами в

контексте российской правотворческой политики.

Изложенные и иные значимые аргументы свидетельствуют в пользу

актуальности исследования законотворческой деятельности в концепции

правотворческой политики Российской Федерации.

Степень научной разработанности исследуемых в настоящей диссер-

тации вопросов нельзя назвать достаточной, поскольку на сегодняшний день

сохраняется серьезный дефицит в специальных глубоких исследованиях та-

кого важнейшего социального института как законотворческая деятельность

и характер ее результатов, а также ее влияние на становление и развитие

правотворческой политики в России. При этом в последнее время исследова-

тельский интерес к этим проблемам несколько возрос и продолжает повы-

шаться, что объясняет появление данного исследования, охватывающего как

теоретические аспекты конструкции правотворческой политики, так и прак-

тические вопросы, связанные с факторами и средствами ее реализации.

Так, по вопросам общей концепции правотворческой политики и ее ме-

ста в системе правовой политики автором изучены монографические труды и

научные публикации таких ученых как С. С. Алексеев, И. А. Иванников,

В. М. Корельский, А. П. Коробова, В. В. Лазарев, В. Я. Любашиц,

А. П. Мазуренко, А. В. Малько, М. Н. Марченко, Н. И. Матузов,

В. Д. Перевалов, А. В. Поляков, Р. В. Пузиков, О. Ю. Рыбаков, К. В. Шунди-

ков и многих других.

Для выявления характера, специфики и степени эффективности зако-

нотворческой деятельности в современной России, а также для определения

направлений модернизации российского законодательства автором анализи-

ровались научные исследования по вопросам создания общефедеральных за-

5

конов и законов субъектов России, формирования и функционирования си-

стемы российского законодательства. В этой области особое внимание автора

обращено на исследовательские труды таких ученых как А. И. Абрамова,

Г.А. Борисов,

А. А. Зелепукин,

Е. В. Колесников,

А. В. Кочетков,

В. М. Манохин,

Р. К. Надев,

А. С. Пиголкин,

С. В. Поленина,

Ю. А. Тихомиров и многих других.

С этой же целью проведено историческое исследование отечественного

законотворчества, чему способствовали научные разработки, представленные

в работах таких ученых как, например, В.Г. Баев, Н. М. Коркунов,

Н. В. Онишко, В. В. Пономарев, С. И. Сперанский, Г. А. Ташпеков,

Е.Е. Тонков, С. А. Черноморец, Е. Л. Щукина и других.

Федеративное устройство российского государства и специфика фор-

мирования и реализации федеративных отношений как самостоятельные за-

дачи диссертационного исследования обусловили интерес автора к изучению

научных работ следующих ученых: Л. П. Волкова, М. В. Глигич-Золотарева,

Н. М. Добрынин, М. Н. Карасев, А. Н. Кокотов, Б. С. Крылов, Ж. Марку,

М.В. Мархгейм, А. К. Родионова и многих других.

Для полноценного раскрытия темы диссертационного исследования

пристальное внимание автора было обращено также на научные разработки в

области проблем лоббирования и социализации законодательства, проведен-

ные такими учеными как А. В. Александрова, А. Э. Бинецкий, А. В. Малько,

А. П. Плешаков, В. В. Субочев и многими другими.

Изучение научных трудов названных ученых, а также ряда других ра-

бот помогло автору диссертационного исследования обосновать актуаль-

ность существующих в теории и практике юридической науки проблем, свя-

занных с юридической конструкцией правотворческой политики в России, с

ее формированием и функционированием, а также предложить пути и мето-

ды совершенствования законотворческой деятельности как фактора реализа-

ции правотворческой политики в России.

Объектом диссертационного исследования стали общественные отно-

шения, связанные с функционированием российского государственного ме-

ханизма в процессе разработки, формирования и реализации правотворче-

ской политики.

Предметом диссертационного исследования выступили нормы совре-

менного российского права, регулирующие законотворческую деятельность

и законотворческий процесс в Российской Федерации при создании россий-

ских законодательных систем, а также сопряженные с темой доктринальные

разработки.

6

Цель диссертационной работы заключается в обосновании законотвор-

ческой деятельности в концепции правотворческой политики Российской

Федерации с учетом необходимости выявления приоритетных направлений и

эффективных способов ее развития и совершенствования.

Достижению заявленной цели диссертационной работы служит реше-

ние следующих задач:

– раскрытие юридической природы и механизма реализации правовой

политики в России;

– анализ понятийных и содержательных интерпретаций правотворче-

ской политики в Российской Федерации;

– обоснование механизма реализации правотворческой политики

в России;

– рассмотрение опорных детерминант законотворческой деятельности в

России имперского периода;

– выявление базовых детерминант законотворческой деятельности в

России советского периода;

– раскрытие ключевых детерминант законотворческой деятельности в

России переходного периода;

– исследование правовых основ и содержания законотворческой дея-

тельности в Российской Федерации;

– характеристика предпарламентской стадии законотворческого процесса;

– анализ парламентской стадии законотворческого процесса;

– раскрытие послепарламентской стадии законотворческого процесса;

– выявление особенностей принятия и изменения Конституции России;

– исследование законотворчества субъектов Российской Федерации;

– обоснование влияния российской правотворческой политики на зако-

нотворчество субъектов Российской Федерации;

– выявление коллизий законодательства субъектов Российской Федера-

ции и способов их устранения;

– оценка современного состояния правотворческой политики в Россий-

ской Федерации;

– выявление тенденции лоббирования в правотворчестве России;

– обоснование императива социализации законодательства в России;

– раскрытие перспектив развития правотворческой политики в России.

Методологическую основу диссертации составили всеобщие, акту-

альные общенаучные и специально-познавательные методы исследова-

ния, разработанные наукой и апробированные практикой. В числе всеобщих

и общенаучных методов особое значение придавалось методам всесто-

роннего познания предмета и объекта исследования, восхождения от аб-

7

страктного к конкретному, диалектико-материалистическому, систем-

ному, структурно-функциональному, герменевтическому методам, мето-

дам дедукции и индукции, анализа и синтеза, а также методу обобщения

полученных знаний и материалов по теме диссертации. Среди методов

специально-познавательного характера автором использовались фор-

мально-юридический, логический, политологический, социологиче-

ский, статистический, кибернетический методы. Изложение теоретиче-

ских положений диссертационного исследования сопровождается проблем-

но-категориальным освещением и приемами и средствами сравнительно-

правового исследования. Так, с позиций диалектико-материалистического

метода исследования явление правотворческой политики рассматривается

в непрерывном развитии, в конкретной исторической обстановке и во взаи-

мосвязи и взаимодействии с другими явлениями. Опираясь на понятие цело-

го и части, полученное посредством использования методов дедукции и ин-

дукции, анализа и синтеза, системный метод исследования помогает увидеть

целостность объекта, включающего отдельные взаимосвязанные и относи-

тельно самостоятельные части, ведет к обнаружению существующих между

целым и его частями отношений, связей. Формально-юридический метод ис-

следования правотворческой политики позволяет определить юридические

понятия, выявлять их признаки, проводить классификацию, толковать со-

держание правовых предписаний и т. п. Историко-правовой метод позволил

показать исследуемый правовой феномен в его исходном и современном со-

стояниях, спрогнозировать направления дальнейшего развития.

Теоретическая основа диссертационного исследования сформирована

с учетом разработок и выводов таких авторов, как А. И. Абрамова,

С. С. Алексеев,

В. П.

Беляев,

С. Б.

Глушаченко,

Э. П.

Григонис,

И. А. Иванников, А. П. Коробова, И. Н. Куксин, М. Н. Марченко, Н. И. Мату-

зов, С. В. Поленина, Е. Д. Проценко, Е. В. Сафронова, Л. Г. Свечникова,

В. Е. Сизов, Ю. В. Сорокина, Ю. Н. Старилов, Ю. А. Тихомиров и др.

Правовая основа диссертационного исследования представлена дей-

ствующей и предыдущими отечественными конституциями; федеральными

конституционными и федеральными законами; конституциями, уставами и

законами субъектов Российской Федерации; подзаконными нормативно-

правовыми актами, имеющими отношение к институту правотворческой по-

литики в России.

Эмпирическая основа исследования охватывает материалы судебной

практики Конституционного Суда Российской Федерации; статистические

данные, касающиеся темы работы; а также нормативно-правовые акты, утра-

тившие юридическую силу, но имеющие значение для выявления тенденций

8

и закономерностей развития правотворческой политики в России; ежегодные

послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Рос-

сийской Федерации.

Научная новизна диссертации заключается в том, что на основе вы-

полненных автором исследований:

– разработана новая научная концепция правотворческой политики как

научно детерминированной системной деятельности государственных орга-

нов и негосударственных структур по формированию и управлению право-

творческим процессом, заключающемся в принятии, изменении и отмене

нормативных правовых актов;

– предложены: факторы признания законотворческой политики веду-

щей формой реализации правотворческой политики; систематизация истори-

ческих детерминант формирования современной концепции правотворческой

политики России; соотношение правовой политики, правотворческой поли-

тики и правотворческой деятельности; направления и способы преодоления и

устранения законотворческих ошибок и юридических коллизий, оптимиза-

ции и совершенствования законотворчества и законодательства в России;

стадии и этапы законотворческого процесса; оригинальный способ повыше-

ния эффективности правотворческой деятельности в субъектах России, опо-

средованный особенностью конституционной модели российского федера-

лизма; принятие ряда федеральных законов;

– доказаны: необходимость конкретизации юридической терминоло-

гии, опосредующей разработанную соискателем концепцию правотворческой

политики в России; закономерность влияния федерального центра на законо-

творчество субъектов России; тенденция развития правотворческого лоббиз-

ма как ведущей формы лоббирования в России; императив социализации

российского законодательства как черты демократического правового госу-

дарства; обусловленность состояния современной правотворческой политики

в России дефектами действующего российского законодательства;

– введены в научный оборот: авторская дефиниция правотворческой

политики; уточненные трактовки понятий законодательная деятельность, за-

конотворческая деятельность, законотворчество, законодательный процесс,

законотворческий процесс и законодательство; структурные элементы зако-

нотворчества в России.

На защиту выносятся следующие положения, обладающие научной

новизной.

1. Авторская дефиниция юридической категории «правотворческая

политика», которая определяется как научно детерминированная концепту-

ально определенная системная деятельность государственных органов и не-

9

государственных структур по формированию и управлению правотворческим

процессом, заключающемся в принятии, изменении и отмене нормативных

правовых актов.

2. Авторский вывод о том, что правотворческая политика является ве-

дущей формой реализации правовой политики. Такое понимание правотвор-

ческой политики объясняется тем, что она призвана создавать условия для

эффективной правотворческой деятельности, участвовать в определении ее

стратегических целей и решении тактических задач, формировать и контро-

лировать правотворческий процесс. Главенствующее положение правотвор-

ческой политики в системе форм реализации правовой политики обусловлено

тем, что правотворческая политика имеет первенство во времени по отноше-

нию к правоприменению, которое, в свою очередь, является результатом

правотворчества. Более того, правотворческая политика определяет политику

правоприменительную, характер практической реализации нормативного ма-

териала в процессе регулирования общественных отношений.

3. Механизм реализации правотворческой политики, эффективность

которого обусловливается системой факторов признания законотворческой

политики ведущей формой реализации правотворческой политики, состоя-

щей в правовом регулировании российского законотворческого процесса

на федеральном уровне и уровне субъектов Российской Федерации и

включающей:

доктринальное обоснование выделения закона в качестве основной раз-

новидности нормативно-правовых актов;

соотношение юридических конструкций «правотворчество» и «законо-

творчество», «законодательство»;

признание ведущей роли законотворческой политики государства в опре-

делении характера и сущности всей его правотворческой политики.

Законотворческая политика определяет стратегию правового регулиро-

вания в государстве, но не является ее непосредственной разновидностью.

Более того, законотворчество должно быть основным фактором развития

России как правового государства, поскольку в правовом государстве должен

обеспечиваться приоритет и верховенство закона.

4. Исторические детерминанты формирования современной концеп-

ции правотворческой политики России, которые дифференцированы в каче-

стве опорных, базовых и ключевых применительно к традиционной периоди-

зации развития российского государства. На ранних этапах исторического

развития государства правотворческая политика носила преимущественно

прикладной характер, по содержанию и объему была тождественна кон-

струкции правотворчества, имела практическое значение, определялась ха-

10

рактером нормативного регулирования соответствующей области обще-

ственных отношений. И только со временем она эволюционировала в само-

стоятельную юридическую категорию, определяющую характер и содержа-

ние деятельности по организации правотворческого процесса.

5. Авторское обоснование необходимости конкретизации юридиче-

ской терминологии, опосредующей разработанную соискателем концепцию

правотворческой политики в России. Так, весь процесс создания закона, но-

сящий творческий характер, следует именовать законотворческим. В свою

очередь, деятельность, связанную с созданием закона, надлежит рассматри-

вать как законотворчество, а непосредственно нормативно установленную

процедуру его принятия целесообразно определить как законотворческую

процедуру. При этом инициатива создания закона, будучи направленной на

возбуждение законотворческого процесса, должна именоваться законотвор-

ческой инициативой. Кроме того, органы государственной власти, принима-

ющие законы, следует официально называть законотворческими органами. И

только результат внесения законотворческой инициативы и последователь-

ного прохождения всех стадий и этапов законотворческого процесса дает

жизнь законам, система которых образует законодательство. Таким образом,

законотворческая власть создает систему законов (законодательство) для це-

лей реализации правоприменителями и членами общества.

Приведены аргументы в пользу замены в статьях 107, 108 Конституции

Российской Федерации термина «обнародование» на «официальное опублико-

вание» и дополнения данных норм указанием на «вступление закона в силу».

6. Доказательство того, что предпарламентская стадия законотворче-

ской деятельности может охватывать различные формы реализации права за-

конотворческой инициативы, в том числе представление готового проекта

закона и внесение в законотворческий орган его идеи. Поэтому в Конститу-

ции России целесообразно предусмотреть и такую форму реализации права

законотворческой инициативы как внесение предложения о принятии закона,

идеи будущего законодательного акта.

Кроме того, целесообразно расширить перечень субъектов права зако-

нотворческой инициативы путем предоставления соответствующего права

населению Российской Федерации в форме объединения граждан России в

инициативные группы, поскольку именно население государства первым

ощущает потребность в правовом регулировании соответствующего вопроса,

а также является первичным звеном в процессе реализации закона. Эта идея

также нуждается в конституционном оформлении.

Более того, для обоснованного проведения указанных мероприятий

требуется их законодательное оформление в виде принятия федерального за-

11

кона об инициативе, в котором надлежит закрепить формы ее реализации и

перечень субъектов внесения.

7. Дополнительные доводы автора, подтверждающие целесообразность

принятия федерального закона «О нормативных правовых актах Российской

Федерации». Нормы такого закона должны регламентировать теоретические

аспекты юридической конструкции «закон»: его понятие, структуру, формы;

устанавливать важнейшие правила, приемы, методы законотворческой техники;

регулировать отдельные стадии законотворческого процесса, порядок принятия

отдельных видов законов; определять механизм согласования интересов Феде-

рации и ее субъектов и реализации совместной законотворческой инициативы.

В нем также должны закрепляться способы разрешения споров, возникновение

которых в процессе работы над законопроектом возможно как внутри палат и

между ними, так и между законотворческими органами различных уровней

власти; должны устанавливаться меры ответственности субъектов и участников

законотворческой деятельности и формы участия представителей гражданского

общества в процессе принятия закона.

Принятие данного федерального закона восполнит сохраняющуюся

длительное время пробельность правового регулирования законотворческой

деятельности, основанной преимущественно на нормах Конституции России

и регламентов палат Федерального Собрания.

8. Опосредованный особенностью конституционной модели российско-

го федерализма способ повышения эффективности правотворческой деятель-

ности в субъектах России. Конституционная равноправность субъектов Рос-

сии не исключает их дифференциации в сфере законотворчества с учетом ви-

да субъекта. В частности, целесообразно отказаться от предоставления зако-

нотворческих полномочий автономным образованиям, признать их право

только на дополнение действующего законодательства, исходя из природно-

территориальных и национально-культурных особенностей. Ликвидация за-

конотворчества и законодательства автономных образований представляется

вполне закономерной и обоснованной, ибо указанные субъекты России име-

ют недостаточный опыт правовой регламентации организационных вопро-

сов, что во многом выражается в их пассивности, в их политической, эконо-

мической и правовой зависимости от иных более опытных субъектов России.

В ходе проведения диссертационного исследования установлено, что

характер федеративных связей и отношений Российской Федерации и ее

субъектов определяют конституционно закрепленные сферы предметов ве-

дения и полномочий. При этом в сфере ведения Российской Федерации субъ-

ектам России следует запретить принимать нормативно-правовые акты по

таким вопросам, а ныне действующие в данной области законы субъектов

12

России признать недействительными, ибо статья 76 Конституции Российской

Федерации не предоставляет субъектам России права принимать законы в

данной сфере.

Основываясь на многочисленных позициях ученых-правоведов, автор

считает, что в сфере реализации совместных предметов ведения и полномо-

чий нормативно обусловленным и практически приемлемым является адми-

нистративный способ разграничения совместных предметов ведения и пол-

номочий взамен договорного способа, который нарушает единство правового

пространства России и принцип равенства прав и ответственности Федера-

ции и ее субъектов в пределах их предметов ведения. Он обоснован и приме-

ним только в отношениях между органами государственной власти края, об-

ласти и органами государственной власти входящих в их состав автономных

округов в сложноустроенных субъектах России.

С целью активизации правотворческих полномочий субъектов России,

проявления их специфики и нормативного закрепления их интересов целесо-

образно конкретизировать предметы ведения и полномочия субъектов Рос-

сии путем определения области их правового регулирования.

9. Выявленная автором закономерность влияния федерального центра

на законотворчество субъектов России, которая наиболее отчетливо проявля-

ется при осуществлении правового регулирования по предметам совместного

ведения Федерации и ее субъектов.

При использовании административного способа разграничения сов-

местных предметов ведения и полномочий и при отсутствии конкретных пе-

речней полномочий в рамках совместного правового поля целесообразно

сформулировать принципы такого разграничения, среди которых необходи-

мо выделить принципы законности и целесообразности правотворчества

субъектов России, единообразного регулирования отношений по предметам

совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, демократическо-

го характера, гласности правотворчества субъектов России, введения общих

рамочных норм по вопросам, регулирование которых относится к компетен-

ции субъектов России, недопустимости опережающего правового регулиро-

вания субъектов России, научной обоснованности правотворчества субъектов

России, его социальной обусловленности, системности и согласованности за-

конодательства субъектов России и целый ряд других, в том числе конститу-

ционно закрепленных принципов.

10. Обнаруженная соискателем тенденция развития правотворческого

лоббизма как ведущей формы лоббирования в России, целью которого явля-

ется обеспечение нормативного регулирования соответствующей сферы об-

щественных отношений в интересах определенных социальных структур. В

13

современной России лоббизм стал самостоятельным способом принятия

важных политических решений на различных уровнях власти. Это вынужда-

ет законодателя принять меры по правовому регулированию лоббистской де-

ятельности в условиях России в виде федерального закона «О лоббистской

деятельности в Российской Федерации». В данном законе следует установить

классическую трехзвенную схему реализации лоббистской деятельности,

центральным звеном которой являются лоббисты, отделенные от парламен-

тариев, через которых только и может осуществляться лоббистская деятель-

ность в интересах клиентов.

11. Выявленный автором императив социализации российского законо-

дательства как черты демократического правового государства, ориентиро-

ванного на учет нужд и потребностей отдельных индивидов, социальных

групп, общества в целом для создания условий, способствующих повышению

качества и уровня жизни человека как высшей ценности.

Проведенное исследование показало, что наличествующие успехи в со-

циализации российского законодательства не отвечают заложенной консти-

туционной идее построения и функционирования России как социального

государства. Научно обоснованная правотворческая политика и эффектив-

ный правотворческий процесс рассматриваются автором как залог реальной

социализации российского законодательства.

12. Доказательства обусловленности состояния современной право-

творческой политики в России дефектами действующего российского зако-

нодательства. В числе таких дефектов наиболее деструктивно, по мнению ав-

тора, проявляются многочисленные законотворческие ошибки и коллизион-

ность. Первые – есть следствие несоблюдения законотворческими органами

общепринятых правил, стандартов и требований, необходимых для разработ-

ки и принятия эффективных законодательных актов. Такие ошибки допуска-

ются как на предварительном этапе законотворческой деятельности при под-

готовке законопроекта, так и на этапах собственно законотворческого про-

цесса. Вторые – производны от действующих нормативно-правовых актов в

сфере правового регулирования, правоприменения и реализации.

13. Предложенная автором совокупность основных направлений стаби-

лизации и совершенствования правотворческой политики в России, способов

повышения эффективности и результативности законотворчества и законода-

тельства в российском государстве:

построение правотворческой политики на основе сформулированной

концепции;

повышение качества правотворчества (законотворчества) и соответству-

ющего процесса;

14

совершенствование структуры и содержания нормативно-правового акта,

прежде всего российского закона;

обеспечение системного развития законодательства, упорядочение систе-

мы нормативно-правовых актов, обновление нормативно-правовой базы;

устранение пробелов и преодоление коллизий действующего законода-

тельства;

обеспечение научного сопровождения правотворческой деятельности;

организацию правового воспитания и повышение правовой культуры

населения.

При этом модернизация и оптимизация российского законотворчества,

в том числе законотворческого процесса, и законодательства, устранение

пробелов и преодоление коллизий действующего законодательства как на

уровне Федерации, так и на уровне ее субъектов, должны стать приоритет-

ными направлениями, способами преобразования правотворческой политики

в России в направлении ее совершенствования.

Теоретическая значимость диссертационного исследования обоснова-

на тем, что

– доказаны положения, вносящие вклад в расширение представлений

об изучаемом явлении посредством трактовки правотворческой политики как

научно детерминированной концептуально определенной системной дея-

тельности государственных органов и негосударственных структур по фор-

мированию и управлению правотворческим процессом;

– изложены: концептуальные положения о необходимости конкретиза-

ции юридической терминологии, опосредующей разработанную соискателем

теоретическую модель правотворческой политики в России; аргументы в

пользу признания правотворческой политики ведущей формой реализации

правовой политики; система факторов признания законотворческой политики

ведущей формой реализации правотворческой политики; дополнительные

доводы, подтверждающие целесообразность принятия федерального закона

«О нормативных правовых актах Российской Федерации»;

– раскрыты исторические детерминанты формирования современной

концепции правотворческой политики России; предпарламентская, парла-

ментская и послепарламентская стадии отечественного законотворческого

процесса; выявленная автором закономерность влияния федерального центра

на законотворчество субъектов России; тенденция развития правотворческо-

го лоббизма как ведущей формы лоббирования в России; императив социа-

лизации российского законодательства как черты демократического правово-

го государства; обусловленность состояния современной правотворческой

политики в России дефектами действующего российского законодательства;

15

– изучено развитие исторических этапов отечественной законотворче-

ской деятельности; понятийные и содержательные интерпретации право-

творческой политики в России;

– проведена модернизация способа повышения эффективности право-

творческой деятельности в субъектах России с учетом особенностей консти-

туционной модели российского федерализма; подхода к стабилизации и со-

вершенствованию правотворческой политики в России; способов повышения

эффективности и результативности законотворчества и законодательства в

российском государстве.

Практическая значимость диссертационного исследования выража-

ется в том, что его содержание и предлагаемые выводы могут быть полезны и

ценны не только в практической деятельности депутатов законотворческих

органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов в

процессе подготовки и принятия федеральных законов и законов субъектов

России, но и в учебном процессе в рамках программ высшего и послевузов-

ского профессионального образования, при подготовке учебных курсов

«Теория государства и права», «Проблемы теории государства и права», «Ис-

тория государства и права» и соответствующих спецкурсов.

Кроме того, содержащиеся в диссертации выводы и положения способ-

ствуют развитию юридической науки, в том числе путем приглашения науч-

ного сообщества к предметной дискуссии по остро стоящим перед Россий-

ским государством и обществом проблемам поиска модели более совершен-

ной законодательной власти и эффективной правотворческой политики.

Степень достоверности проведенного теоретико-правового исследова-

ния законотворческой деятельности в концепции правотворческой политики

в России, обоснование и формулирование выводов о ее концептуальной ос-

нове; исторических детерминантах формирования; федеральном и регио-

нальном законотворческом компонентах; факторах корректировки опосредо-

ваны использованием широкого круга научных трудов, применением апро-

бированных методов и методик, соблюдением научно-методологических

требований, анализом правовых и иных актов, обобщением использованной

научной литературы.

Апробация результатов диссертационного исследования осуществле-

на в порядке обсуждений на заседаниях кафедры теории и истории государ-

ства и права Юридического института Белгородского государственного

национального исследовательского университета, а также посредством уча-

стия в работе всероссийских и международных конференций, таких как:

Международная научная конференция «Россия в современном мире: полити-

ко-правовой аспект» (Краснодарский край, Геленджикский район, п. Дивно-

16

морское, 4–8 мая 2015 г.), Международная научно-практическая конферен-

ция «Актуальные вопросы правовой политики» (г. Москва, 3 февраля

2014 г.), XXIX Международная историко-правовая конференция «Источники

права Украины, других государств и международного сообщества: история и

современность» (г. Феодосия, Украина, 19–22 сентября 2013 г.), XXVII Меж-

дународная историко-правовая конференция «Историко-правовая реальность

в глобальном и региональном измерениях» (г. Евпатория, Украина,

20–23 сентября 2012 г.), IV Международная научная конференция «Совре-

менная социология и меняющееся общество: изменения и проблемы»

(г. Москва, 28 мая 2012 г.), Международная научная конференция «Пробле-

мы формы Российского государства: прошлое, настоящее, будущее»

(г. Ростов-на-Дону, 8 февраля 2012 г.); II Международная научная конферен-

ция «Актуальные проблемы и современное состояние общественных наук в

условиях глобализации» (г. Москва, 24–25 июня 2011 г.), VI Международная

научно-практическая конференция «Государственность и право славянских

народов в условиях глобализации» (г. Ростов-на-Дону, 27–28 февраля

2009 г.) и др.

Диссертация является логическим завершением работы автора, основные

положения которой изложены в 37 публикациях: 4 монографии, в том числе одна

за рубежом; 33 научные статьи, в том числе 17 в ведущих рецензируемых науч-

ных изданиях. Общий объем публикаций составил более 100 п.л.

Структура диссертации определена ее содержанием, логикой разви-

тия темы и изложения материала по результатам проведенного исследования.

Диссертация состоит из введения, пяти глав, объединяющих восемнадцать

параграфов, заключения и списка использованных правовых источников и

научной литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования, степень ее

научной разработанности, определены объект, предмет, методологическая,

теоретическая, правовая и эмпирическая база, сформулированы цель и задачи

исследования, охарактеризована научная новизна, теоретическая и практиче-

ская значимость диссертации, приведены сведения об апробации полученных

результатов, обозначена структура диссертации.

Первая глава – «Концептуальные основы российской правотворче-

ской политики» – посвящена исследованию юридической природы и меха-

низма реализации правовой политики в России (§ 1); характеристике поня-

тийных и содержательных интерпретаций правотворческой политики в Рос-

17

сийской Федерации (§ 2); анализу механизма реализации правотворческой

политики в России (§ 3).

Диссертантом проведено исследование общей концепции юридической

конструкции «правовая политика», выявлены особенности формирования и

проявления на практике данной правовой категории, проанализированы виды

и формы ее реализации.

Проведенное исследование показало, что до настоящего времени право-

вую политику нельзя оценить как окончательно разработанную и однозначно

определенную. На сегодняшний день правовая политика рассматривается и как

межсистемный институт, призванный налаживать конструктивное взаимодей-

ствие политической и правовой систем; и как идеологическая конструкция, про-

являющаяся в совокупности идей, мер, задач, программ, принципов, установок;

и как научно обоснованная, последовательная и системная деятельность упол-

номоченных и заинтересованных субъектов (прежде всего государственных ор-

ганов) по созданию системы качественных нормативно-правовых актов, а также

эффективного механизма формирования, реализации и охраны права. Она об-

ладает двуединой природой, ибо является одновременно и формой выражения

государственной политики наряду с другими ее видами, и обладает самостоя-

тельным значением, оформляя все виды политики.

Категория правовой политики, будучи комплексным явлением, подле-

жит классификации на виды по различным правовым основаниям. Помимо

видовой классификации правовая политика выражается вовне в различных

формах, система которых включает правотворческую, правоприменитель-

ную,

правоинтерпретационную,

доктринальную,

информационно-

воспитательную, организационно-техническую политики, хотя в науке аргу-

ментируются и ограничительный, и расширительный подходы к классифика-

ции форм реализации правовой политики.

Далее предложено авторское видение таких элементов правотворче-

ской политики как ее определение, признаки, принципы, субъекты, средства

осуществления. Такая политика признается ведущей формой реализации

правовой политики, а в обществе она отождествляется с правовой политикой.

Под правотворческой политикой диссертант понимает научно детер-

минированную концептуально определенную системную деятельность госу-

дарственных органов и негосударственных структур по формированию и

управлению правотворческим процессом, заключающуюся в принятии, из-

менении и отмене нормативных правовых актов.

Сущность правотворческой политики выражается в ее внутренних

свойствах, в единстве всех ее признаков, к числу которых относятся такие

как: правовой характер реализуемой деятельности и возникновение правовых

18

последствий, возможность применения государственного принуждения, спе-

цифические цели, задачи, принципы, формы, методы и приоритеты.

Принципами правотворческой политики в Российской Федерации яв-

ляются основополагающие идеи, исходные, базовые правила, требования,

определяющие общие подходы гражданского общества и государственной

власти к сфере правотворчества, к процессу создания правовых норм и

управления этим процессом. К ним в юридической науке относят общие

принципы правовой политики, имеющие отношение к сфере правотворче-

ства, и специфические принципы правотворческой политики.

Важным содержательным элементом правотворческой политики, ха-

рактеризующим ее внешнюю сторону, являются субъекты ее формирования и

осуществления, которых можно классифицировать на виды по различным

основаниям. В рамках единой сводной классификации правотворческая по-

литика представляет собой юридическую деятельность компетентных субъ-

ектов, прежде всего государства в лице общефедеральных органов власти,

органов власти субъектов России и должностных лиц, а также иных (негосу-

дарственных, общественных, научных) организаций, различных институтов

гражданского общества, лоббистских структур, российских граждан.

Содержание правотворческой политики определяется и спецификой

применяемых при ее осуществлении средств. Основным средством право-

творческой политики выступает система нормативно-правовых актов, под

которыми понимаются надлежащим образом оформленные, устойчивые пра-

вила поведения, адресованные неопределенному кругу лиц, регулирующие

определенные виды и уровни общественных отношений и влекущие юриди-

ческие последствия. Их многообразие принято классифицировать по различ-

ным критериям. При этом деление нормативно-правовых актов по юридиче-

ской силе позволяет выстроить наиболее полную и емкую классификацию,

которая включает в себя Конституцию России, общепризнанные принципы и

нормы международного права, систему федеральных, в том числе федераль-

ных конституционных, законов, систему законов субъектов России (регио-

нальных законов)1, систему подзаконных нормативно-правовых актов (указы

Президента России, постановления Правительства России, нормативные акты

министерств и других федеральных органов исполнительной власти).

Диссертантом раскрыта специфика перевода статичных идей право-

творческой политики в динамичную действительность посредством совокуп-

1

В процессе диссертационного исследования термины «субъект Российской Федерации» и «реги-

он России» рассматриваются как синонимы, а производные от них юридические конструкции «за-

кон субъекта России» и «региональный закон», «законодательство субъектов России» и «»регио-

нальное законодательство» используются как тождественные.

19

ности приемов и способов ее формирования и осуществления, проанализиро-

ваны виды и формы ее проявления вовне.

Для достижения поставленной задачи саму конструкцию правотворче-

ской политики целесообразно классифицировать на виды в зависимости от

избранного классификационного критерия. При этом ее деление в зависимо-

сти от юридической силы конечных результатов правотворчества является

приоритетным в юридической науке.

Среди установленного многообразия форм реализации правотворче-

ской политики главенствующее положение занимает законотворческая поли-

тика, основным фактором реализации которой выступает законотворческая

деятельность, законотворчество. Результатом этой деятельности является со-

здание законов – официальных нормативно-правовых актов, исходящих от

законодательных (представительных) органов государственной власти или

принимаемых непосредственно народом путем прямого волеизъявления (ре-

ферендума) в соответствии с действующими требованиями законотворческой

процедуры (проведения референдума). Такие нормативно-правовые акты вы-

ражают общую государственную волю, регулируют наиболее важные обще-

ственные отношения, имеют особые форму, структуру, содержание, закреп-

ляют правовые нормы, формирующие в пределах действия закона в опреде-

ленном пространстве, времени и по кругу лиц общие модели деятельности

субъектов правоотношений. Кроме того, им присущи высшая юридическая

сила во всей системе нормативных актов и прямое действие в пределах тер-

ритории деятельности соответствующего представительного органа, а также

длительность существования.

В силу федеративной структуры российского государства автор пред-

ложил следующую классификацию российских законов: Конституция Рос-

сии; федеральные конституционные законы, которые развивают фундамен-

тальные нормы Конституции и служат юридической базой для текущего за-

конодательства; федеральные законы, принятые в пределах исключительной

компетенции Федерации, федеральные законы и законы субъектов Федера-

ции, принятые в сфере совместного ведения Федерации и ее субъектов, зако-

ны субъектов Федерации, принятые в пределах их собственной компетенции.

Система взаимосвязанных нормативно-правовых актов высшей юридической

силы образует «законодательство» в собственном узком смысле этого слова.

Под законотворчеством традиционно понимается совокупность после-

довательных действий компетентных органов государственной власти по

разработке и рассмотрению законопроектов и принятию и обнародованию

законов, а также процесс принятия закона непосредственно народом (в ходе

референдума). Все остальные акты, которые возникают в процессе право-

20

творчества, являются подзаконными и должны развивать положения законов.

Следовательно, законотворчество является составной частью правотворче-

ства и должно быть основным фактором развития России как правого госу-

дарства, ибо в правовом государстве должны обеспечиваться приоритет, вер-

ховенство закона.

По результатам проведенного соотношения деятельность по созданию

закона признана не законодательной, а законотворческой, содержание кото-

рой образуют ее свойства, элементы (субъекты и участники, законотворче-

ские действия и операции, средства и способы их осуществления, а также ре-

зультаты законотворческой деятельности), процессы, процессуальная форма

осуществления.

В результате критического изучения процесса создания законов зако-

нотворческий процесс аргументированно признан ведущим элементом зако-

нотворческой деятельности и в собственном (узком) смысле охватывает

властную, нормативно урегулированную деятельность компетентных субъек-

тов (представительных органов государственной власти), протекающую от

внесения законопроекта, его обсуждения и поэтапного принятия в качестве

закона до его обнародования и вступления в силу.

Во второй главе – «Исторические детерминанты формирования со-

временной концепции правотворческой политики в России» – выявлены

и охарактеризованы детерминанты законотворческой деятельности в России

имперского (§ 1) советского (§ 2) и переходного (§ 3) периодов.

Рассматривая особенности правотворческой политики имперского перио-

да развития страны, диссертантом отмечены прикладной характер и вспомога-

тельное значение законотворческой деятельности в царской России.

Предпосылки становления исследуемой правовой конструкции имели

место еще в Древней Руси на заре существования Древнерусского государ-

ства. В этот исторический период правотворческая политика выражалась в

форме актов великокняжеской власти (например, Русская Правда) при отсут-

ствии специального правотворческого процесса.

В эпоху правления Петра I государственная власть в Российской Импе-

рии приобретает неограниченный абсолютный характер, что оформляется

нормативно. Правотворческая политика эпохи абсолютной монархии в Рос-

сии была тесно связана с характером религиозных настроений, с полным

подчинением церкви государству при постепенном установлении порядка

издания законов, различий между законом, административным распоряжени-

ем и судебным решением, а также иерархии нормативных актов и проведе-

нии работы по систематизации законодательства.

21

В дальнейшем в правотворческой сфере предпринимаются активные

попытки реформирования государственной власти в сторону ограничения

самодержавия законом и установления в России конституционного режима,

попытки совершенствования государственного устройства территории Им-

перии, правового регулирования социальных вопросов государства и оформ-

ления правотворческой политики как самостоятельной науки.

Однако установившийся курс на ограничение монархии, определявший

характер правотворческой политики Российской Империи, был прерван Ок-

тябрьской революцией 1917 г.

Продолжая исследование особенностей исторического развития право-

творческой политики в России, диссертантом предпринят анализ характера

установившейся законотворческой деятельности принципиально иной исто-

рической эпохи, связанной со становлением и развитием советской власти.

Произошедший в нашей стране в октябре 1917 г. революционный

взрыв не оказал принципиального влияния на характер российской право-

творческой политики. Она по-прежнему носила прикладной характер, вы-

полняла обслуживающую роль по отношению к отечественному законода-

тельству, что следует из анализа законотворческого процесса и государ-

ственного устройства, закреплявшихся прежде всего в конституциях РСФСР

1918, 1925, 1937, 1978 гг., а также правотворческой деятельности государства

накануне и в период Великой Отечественной войны.

Так, первая советская Конституция 1918 г. юридически закрепляла но-

вое соотношение классовых сил и была весьма идеологизированной. Право-

творческими правами обладали как высшие, так и местные органы власти и

управления, нормативному регулированию со стороны которых подвергались

преимущественно экономические и социальные институты государственного

строительства.

Вторая по времени советская Конституция 1925 г. отразила изменение

политической и экономической обстановки в стране, произошедшее в связи с

образованием СССР, провозглашавшегося федерацией национальных совет-

ских республик. Характер принимавшихся в этот период нормативно-

правовых актов, а также перечень субъектов правотворческих полномочий

принципиально не изменились.

Вслед за ней принимается Конституция РСФСР 1937 г., провозгласив-

шая завершение строительства основ социализма, закреплявшая нормы о

том, что вся полнота законодательной власти в РСФСР принадлежит трудя-

щимся города и деревни в лице Советов депутатов трудящихся, но носившая

декларативный характер.

22

Накануне и в годы Великой Отечественной войны характер правотворче-

ской политики изменился в сторону ужесточения нормативно-правового регу-

лирования общественных отношений, обусловленного военным временем.

Советская эпоха в истории России завершается с принятием и введени-

ем в действие Конституции РСФСР 1978 г., которая воплощала концепцию

построения развитого социализма и общенародного социалистического госу-

дарства, но по сути лишь скрывала назревание в обществе кризиса. В области

правотворческой политики указанный исторический период характеризуется

установлением основ правотворческого процесса и попытками разрешения

проблемы соотношения нормативно-правовых актов.

Однако крах советского государства вызвал потребность в формирова-

нии новой правотворческой политики.

Далее автором раскры условия становления современной правотворче-

ской политики, вызванные принципиальными изменениями, произошедшими

в российском государстве в начале 90-х гг. прошлого века. Эти изменения

были обусловлены обострением национального вопроса, распадом СССР и

образованием Российской Федерации преимущественно на национальной ос-

нове, законотворческими ошибками и юридическими коллизиями, «войной

законов», «парадом суверенитетов», характером законотворческой деятель-

ности переходного периода развития государства, предопределившим харак-

тер его правотворческой политики.

Наиболее показательна в этот исторический период законотворческая

деятельность по преобразованию Конституции РСФСР 1978 г. С учетом по-

правок 1989–1992 гг. Конституция РСФСР приобрела принципиально новые

черты в виде отказа от социалистической модели общественного развития, от

монопольного положения КПСС в политической системе, признания идеоло-

гии плюрализма, множественности и равноправия форм собственности, кон-

цепции разделения властей, учреждения института Президента России, Кон-

ституционного Суда Российской Федерации, расширения прав местного са-

моуправления, обновления избирательной системы. В этот период происхо-

дит существенное преобразование государственного устройства России, вы-

разившееся в повышении статуса субъектов России, разграничении компе-

тенции органов государственной власти Федерации и ее субъектов, установ-

лении гарантий территориальной целостности России, а также изменение

государственной символики России.

Немаловажное значение имели изменения, относящиеся к порядку

осуществления законотворческой деятельности: субъектами законотворче-

ского процесса были названы Съезд народных депутатов России и Верхов-

ный Совет, принимавшие законы Российской Федерации большинством го-

23

лосов от общего числа народных депутатов. Право подписания и обнародо-

вания принятых законов закреплялось за Президентом России. На уровне

субъектов России законодательные акты принимались Съездами народных

депутатов и Верховными Советами республик, Советами краев, областей, го-

родов и округов.

Наряду с выявлением специфики законотворческой деятельности рос-

сийского государства, обусловленной преобразованием его Конституции,

особое внимание автора обращено на процессы лоббирования, а также опуб-

ликования и вступления в силу законов, которые в указанный исторический

период характеризовались отсутствием полноты и системности законода-

тельного регулирования. В области опубликования и вступления в силу зако-

нов неопределенность указанного процесса была обусловлена множествен-

ностью и коллизионным характером соответствующего законодательства. В

области осуществления лоббистской деятельности ее несовершенство опре-

делялось отсутствием правовой основы нормативного регулирования, хотя

после событий 1991 г. лоббирование происходит не только в коридорах ис-

полнительной власти, но и в Верховном Совете.

В этот исторический период отмечается активизация «указного» право-

творчества, подзаконного нормативного регулирования, возрастает роль рес-

публиканского законодательства.

В целом, возникновение пробелов и неопределенностей в российском

законотворчестве и законодательстве обусловлено историческими особенно-

стями становления и развития нашей страны, но в настоящее время роль за-

конов в России существенно изменилась, возросли их авторитет и доля в об-

щем массиве нормативных актов.

Третья глава – «Федеральный законотворческий компонент в кон-

цепции правотворческой политики России» – посвящена характеристике

правовых основ и содержания законотворческой деятельности в Российской

Федерации (§ 1); анализу предпарламентской (§ 2), парламентской (§ 3) и по-

слепарламентской (§ 4) стадий законотворческого процесса; выявлению осо-

бенностей принятия и изменения Конституции Российской Федерации (§ 5).

Диссертантом проведено доктринальное и нормативное исследование

юридической конструкции «законотворческая деятельность» с точки зрения

правовых основ ее осуществления, субъектного состава и структуры законо-

творческого процесса как важнейшего элемента в ходе «рождения» закона.

Законотворчество в Российской Федерации, то есть процесс разработки,

принятия, опубликования и вступления в силу федеральных конституционных

и федеральных законов, в настоящее время регламентируется Конституцией

России, федеральным законом от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ «О порядке опубли-

24

кования и вступления в силу федеральных конституционных законов, феде-

ральных законов, актов палат Федерального Собрания» и собственными регла-

ментами палат Федерального Собрания – Государственной Думы и Совета Фе-

дерации, а в некоторых случаях специальными законами. Однако существует

необходимость единой правовой основы законотворческой деятельности в виде

скорейшей разработки и принятия федерального (федерального конституцион-

ного) закона «О нормативных правовых актах Российской Федерации».

Источником законотворческой деятельности в Российской Федерации

служит само гражданское общество, воля которого реализуется через меха-

низм осуществления деятельности государственными органами. Основным

законотворческим органом в России выступает Федеральное Собрание, име-

ющее двухпалатную структуру – Государственная Дума и Совет Федерации.

Помимо Федерального Собрания субъектами законотворчества являются

Президент России и функционирующие при нем органы, Правительство Рос-

сии. Их участие в законотворческой деятельности определяется конституци-

онными правами и полномочиями.

В современной России процесс принятия и вступления в силу феде-

ральных конституционных и федеральных законов представлен нормативно

закрепленной процедурой прохождения ряда последовательных стадий и

этапов. К ним относятся предпарламентская стадия, включающая этапы за-

конотворческой инициативы и внесения законопроекта в Государственную

Думу; парламентская стадия, включающая этапы предварительного

рас-

смотрения и обсуждения законопроекта, принятия закона Государственной

Думой, одобрения (отклонения) закона Советом Федерации; и послепарла-

ментская стадия или промульгация закона, включающая этапы санкциониро-

вания принятого закона главой государства, опубликования закона и вступ-

ления его в силу.

Исследование законотворческого процесса диссертантом начато с ха-

рактеристики этапа законотворческой инициативы, под которой понимается

конституционно установленная, юридически значимая возможность компе-

тентных субъектов инициировать (возбудить) законотворческий процесс.

В качестве субъектов права законотворческой инициативы российская

Конституция называет Президента России, Совет Федерации и его членов, де-

путатов Государственной Думы, Правительство России, законодательные

(представительные) органы власти субъектов Федерации (обладатели общего

права законотворческой инициативы), а также Конституционный и Верховный

Суды России, но только по вопросам, имеющим непосредственное отношение

к их деятельности (обладатели специального права законотворческой инициа-

тивы). Не исключена и совместная законотворческая инициатива нескольких

25

субъектов. Кроме того, через субъектов права законотворческой инициативы

нередко действует множество субъектов «лоббирования». В то же время при

обеспечении элемента слаженности в работе коллектива автор обосновывает

необходимость расширения перечня субъектов права законотворческой ини-

циативы за счет предоставления соответствующего права общественным ор-

ганизациям, политическим партиям, населению России в форме его объедине-

ния в инициативные группы или в принципе даже любому гражданину.

В качестве единственной формы реализации права законотворческой

инициативы российская Конституция называет законопроект, то есть проект

нового закона, либо проект закона о внесении изменений и дополнений в

действующие законы, либо проект закона о признании действующих законов

утратившими силу. Его подготовка предшествует предпарламентской стадии

законотворческого процесса, предопределяет его характер и значение и нуж-

дается в самостоятельном законодательном регулировании. В свою очередь

современная законотворческая практика, по мнению автора, требует офици-

ального закрепления такой формы реализации права законотворческой ини-

циативы как законодательное предложение, которое должно сводиться к

обоснованию потребности в принятии нового закона (в изменении или от-

мене старого) и к изложению его основного содержания.

С учетом выявленных недостатков законопроект дорабатывается и

вместе с сопроводительными документами вносится в порядке законотворче-

ской инициативы в Государственную Думу Федерального Собрания, которая

обязана принять внесенный законопроект к своему производству и выразить

к нему свое отношение. В противном случае Государственная Дума считает-

ся нарушившей конституционные права соответствующих субъектов права

законотворческой инициативы.

Центральное место в законотворческом процессе отводится парламент-

ской стадии принятия закона, которая реализуется каждой палатой Феде-

рального Собрания России самостоятельно.

Первая часть парламентской стадии законотворческого процесса осу-

ществляется Государственной Думой, которая проводит предварительное рас-

смотрение и обсуждение поступивших документов в рабочих органах палаты

и непосредственное принятие внесенного законопроекта на ее пленарных за-

седаниях, как правило, в трех чтениях. На этапе предварительного рассмотре-

ния и обсуждения законопроект проверяется на соответствие установленным

требованиям, в результате чего либо возвращается инициатору, либо проходит

подготовку к рассмотрению палатой в первом чтении. В ходе первого чтения

законопроекта обсуждаются его концепция, актуальность и практическая зна-

чимость, целесообразность принятия закона, дается оценка соответствия его

26

основных положений Конституции России и согласованности законопроекта с

другими актами системы российского законодательства, а также делается вы-

бор между альтернативными законопроектами. Во втором чтении осуществля-

ется постатейная корректировка законопроекта без изменения его концепции,

обсуждаются конкретные поправки, проводится голосование по отдельным

поправкам либо по таблицам поправок, рекомендуемых к принятию, рекомен-

дуемых к отклонению, и поправок, по которым не было принято решение. В

рамках третьего чтения законопроект официально становится законом (хотя

возможно принятие закона сразу в трех чтениях либо в результате второго

чтения), для чего он обсуждается в целом, устраняются возможные внутрен-

ние противоречия, устанавливаются правильные взаимосвязи статей и прово-

дится редакционная правка, необходимая в связи с изменениями, внесенными

в его текст при рассмотрении во втором чтении.

Федеральный закон принимается Государственной Думой большин-

ством голосов от общего числа депутатов, а федеральный конституционный

закон считается одобренным палатой, если за это проголосовало не менее

чем две трети голосов от общего числа ее депутатов (то есть квалифициро-

ванное большинство). Если законопроект не принят или не одобрен Государ-

ственной Думой в третьем чтении, он считается отклоненным.

Научное сопровождение законотворческого процесса, необходимое для

выявления и устранения законотворческих ошибок, дефектов действия зако-

на, реализуется через экспертизу и апробацию законопроектов и действую-

щих законов, социально-правовой эксперимент, научное прогнозирование и

законодательное планирование, осуществление правового мониторинга, ис-

следование общественного мнения и другие способы. Они также нуждаются

в законодательном регулировании.

Вторая часть парламентской стадии законотворческого процесса реали-

зуется Советом Федерации и заключается в том, что принятый (одобренный)

Государственной Думой закон проходит процедуру одобрения в Совете Фе-

дерации. Здесь проводится его предварительное рассмотрение в рабочих ор-

ганах палаты, обсуждение на пленарных заседаниях, одобрение (отклонение)

закона Советом Федерации. В результате предварительного рассмотрения

принятый (одобренный) Государственной Думой федеральный (федеральный

конституционный) закон рекомендуется Совету Федерации к одобрению или

отклонению (с соответствующей мотивировкой). В заключении в обязатель-

ном порядке указывается, подлежит ли закон обязательному рассмотрению

Советом Федерации, а также излагается обобщенная позиция органов госу-

дарственной власти субъектов России по законам, относящимся к предметам

совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов.

27

Принятый Государственной Думой федеральный закон считается одоб-

ренным Советом Федерации, если за его одобрение проголосовало более поло-

вины от общего числа его членов либо если в течение 14 дней со дня регистра-

ции он вообще не был рассмотрен Советом Федерации. Одобренный Государ-

ственной Думой федеральный конституционный закон считается одобренным

Советом Федерации, если за это проголосовало не менее трех четвертей от об-

щего числа членов этой палаты. Закон считается отклоненным, если за его

одобрение не проголосовало необходимое число членов Совета Федерации.

В случае отклонения Советом Федерации принятого Государственной

Думой федерального закона либо одобренного ею федерального конституци-

онного закона на парламентской стадии законотворческого процесса вводит-

ся дополнительная процедура повторного рассмотрения закона, направлен-

ная на преодоление разногласий, возникших между палатами парламента.

Для проведения этой процедуры возможно создание на паритетных началах

согласительной комиссии, принятие федерального (но не федерального кон-

ституционного) закона в одобренной ранее редакции квалифицированным

большинством голосов депутатов, снятие федерального (федерального кон-

ституционного) закона с повторного рассмотрения.

Принятый Государственной Думой и одобренный Советом Федерации

(в том числе в режиме «без рассмотрения») федеральный закон, а также

одобренный федеральный конституционный закон в пятидневный срок

направляются Президенту России для подписания и обнародования.

На заключительной послепарламентской стадии законотворческого

процесса осуществляется промульгация (обнародование) принятого парла-

ментом закона, которая (которое), по мнению автора, охватывает этапы санк-

ционирования (подписания) официального текста закона главой государства

в установленные конституцией (обычные или сокращенные) сроки, его опуб-

ликования в официальном издании государства и вступления принятого и

опубликованного закона в силу.

Подписание принятого (одобренного) парламентом федерального (феде-

рального конституционного) закона осуществляется Президентом России, по

общему правилу, в течение 14 дней с момента его поступления главе государ-

ства. В случае несогласия главы государства с законом или с его отдельными

положениями Президенту России предоставляется право в течение указанного

срока отклонить федеральный закон, ибо данное право не применимо в отно-

шении федерального конституционного закона, и с соответствующей мотиви-

ровкой возвратить его в парламент. В свою очередь в действующем федераль-

ном законодательстве и регламентах палат Федерального Собрания целесооб-

разно предусмотреть право «постатейного» вето российского Президента. В

28

случае, если Президент России в течение предусмотренного срока не отклонил,

но и не подписал принятый (одобренный) Федеральным Собранием федераль-

ный (федеральный конституционный) закон, то целесообразно, чтобы данный

закон подлежал опубликованию и вступал в силу автоматически.

Право отлагательного вето Президента России влечет повторное рас-

смотрение закона палатами Федерального Собрания. В рамках этой процеду-

ры допускается принятие федерального закона в редакции, предложенной

Президентом России, снятие федерального закона с дальнейшего рассмотре-

ния, одобрение федерального закона в ранее принятой редакции, создание

специальной комиссии для преодоления возникших разногласий. Решение о

принятии закона в новой редакции либо о снятии его с рассмотрения счита-

ется принятым, если за него проголосовало большинство от общего числа

депутатов палаты. Решение об одобрении закона в ранее принятой редакции

принимается большинством не менее двух третей голосов от общего числа

депутатов. Принятый в новой или одобренный в ранее принятой редакции

федеральный закон направляется в Совет Федерации, который либо рассмат-

ривает его как вновь принятый, либо одобряет его большинством не менее

двух третей голосов от общего числа членов палаты. Повторно рассмотрен-

ный и одобренный в ранее принятой редакции федеральный закон подлежит

безусловному подписанию в течение 7 дней Президентом России, ибо вто-

ричное вето на закон наложено быть не может.

Подписанный главой государства федеральный (федеральный конститу-

ционный) закон передается для официального опубликования, которое заклю-

чается в объявлении от имени органов государственной власти полного и точ-

ного текста принятого закона со всеми его официальными реквизитами в за-

конодательно уполномоченном на то общедоступном печатном или электрон-

ном издании в семидневный срок после дня его подписания Президентом Рос-

сии. Наряду с официальным опубликованием возможны и иные факультатив-

ные формы доведения закона до всеобщего сведения. Кроме того, для приня-

тых федеральных конституционных и федеральных законов целесообразно

установить семидневный срок со дня первой официальной публикации для пе-

ревода текста закона на государственные языки республик в составе Россий-

ской Федерации, а также на языки большинства или малых народов субъектов

Федерации. По завершении перевода текст закона в течение 7 дней со дня по-

лучения такого перевода подлежит публикации в официальных средствах мас-

совой информации органов государственной власти субъектов Федерации.

В ходе практической реализации федеральный закон следует именовать

датой его принятия Государственной Думой в окончательной редакции с

непременным указанием всех прочих дат в качестве реквизитов закона.

29

Фактически законотворческий процесс завершается вступлением зако-

на в силу (введением закона в действие). В действующем законодательстве

предусмотрены два порядка вступления закона в силу: обычный – по истече-

нии 10 дней со дня первого по времени официального опубликования закона

и исключительный – когда в самом законе либо в акте о введении его в дей-

ствие определена дата вступления его в силу. При этом распространенная се-

годня практика вступления законов в силу со дня официального опубликова-

ния признается автором недопустимой.

Далее автором проведено исследование процессов создания и преобра-

зования Конституции России, отмечены существующие проблемы россий-

ской Конституции, а также предложены пути их преодоления и совершен-

ствования Конституции российского государства.

Появление новой российской Конституции было связано с потребно-

стью в обновлении, в основе которой лежали распад союзного государства,

изменение соотношения социальных сил в обществе, формирование принци-

пиально новых общественных отношений. Ее принятию предшествовала раз-

работка проектов новой Конституции, в том числе «официального парла-

ментского», «президентского», коммунистического и ряда других. Оконча-

тельный проект Конституции России был подготовлен Конституционным

Совещанием в июне 1993 г., а принят уже 12 декабря 1993 г. в ходе всена-

родного голосования.

Для преодоления выявляемых в российской Конституции неточностей,

пробелов в ней установлено два механизма ее реформирования: внесение по-

правок и пересмотр Конституции, которые раскрываются в ее главе 9, нормах

федерального закона от 4 марта 1998 г. № 33-Ф3 «О порядке принятия и

вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации» и в ре-

гламентах палат Федерального Собрания.

Так, для реформирования глав 1, 2 и 9 Конституции России требуется со-

зыв Конституционного Собрания, которое либо подтверждает неизменность

Конституции Российской Федерации, либо разрабатывает проект новой Кон-

ституции России. Такой проект принимается двумя третями голосов членов

Конституционного Собрания или выносится на всенародное голосование.

Поправки к главам 3-8 Конституции России вносятся в форме Закона

Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации,

порядок принятия которого аналогичен процедуре принятия федерального

конституционного закона, но в то же время существенно отличается от нее

как по кругу субъектов права законотворческой инициативы, так и по поряд-

ку его осуществления и вступления в силу таких поправок. При этом для

30

внесения изменений в статью 65 Конституции, определяющую субъектный

состав Российской Федерации, установлен особый порядок.

Но оптимальный путь совершенствования Конституции – это ее преоб-

разование без вторжения в ее текст: посредством издания источников права,

конкретизирующих и вместе с тем устраняющих неясности в тексте Консти-

туции (федеральных конституционных и федеральных законов), а также пу-

тем толкования текста Конституции Российской Федерации Конституцион-

ным Судом России.

В четвертой главе – «Региональный законотворческий компонент в

концепции правотворческой политики России» – проанализированы осо-

бенности законотворчества субъектов России (§ 1); выявлена специфика влия-

ния российской правотворческой политики на законотворчество субъектов Рос-

сийской Федерации (§ 2); охарактеризованы коллизии законодательства субъ-

ектов Российской Федерации и предложены способы их устранения (§ 3).

Законотворчество субъектов России (региональное законотворчество)

есть основанная на принципах законности, демократизма, гласности, пакет-

ного правового регулирования, научно-методического подкрепления соот-

ветствующей практической работы деятельность компетентных органов гос-

ударственной власти (непосредственно народа), охватывающая процедуры

принятия закона субъекта России. Правовыми основами этой деятельности

выступают нормы статьи 76 Конституции России, Федеральный закон от 6

октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодатель-

ных (представительных) и исполнительных органов государственной власти

субъектов Российской Федерации», нормы конституций (уставов) субъектов

России, специальные региональные законы, а также регламенты законотвор-

ческих органов государственной власти субъектов Федерации.

В качестве ведущего элемента региональной законотворческой дея-

тельности в диссертации подробно исследован региональный законотворче-

ский процесс, который представляет собой регламентированную с правовой

точки зрения совокупность последовательных процедур законодательного

(представительного) органа государственной власти субъекта России,

направленных на принятие (изменение, дополнение либо отмену)

регио-

нального закона. Данный процесс в целом аналогичен федеральному законо-

творческому процессу. Специфика отмечается в основном на стадии законо-

творческой инициативы, одной из форм реализации которой официально вы-

ступает законодательное предложение. Кроме того, при внесении на рас-

смотрение парламента законопроекта эти особенности связаны с различным

кругом субъектов права законотворческой инициативы, в том числе с закреп-

лением на законодательном уровне права народной инициативы.

31

В свою очередь рассмотрение проекта закона субъекта России законо-

дательным органом государственной власти субъекта Российской Федерации

происходит по общему правилу в двух чтениях, но по аналогии с федераль-

ным законотворческим процессом может быть предусмотрен и более дли-

тельный порядок рассмотрения.

Кроме того, в ряде субъектов России действуют нормы, способствую-

щие преодолению отдельных недостатков федерального законотворческого

процесса, например, расширен перечень субъектов подписания регионально-

го закона, предусмотрены выборочное, постатейное вето президента (главы

администрации) субъекта Федерации, а также автоматический порядок обна-

родования неподписанного, но и не отклоненного регионального закона. В то

же время в отношении некоторых недостатков сформулированы только

предложения, имеющие доктринальную основу своего преодоления, напри-

мер, установление сокращенных сроков опубликования закона, принятого

повторно, мер административной ответственности в случае применения

должностными лицами неопубликованных нормативных актов, ухудшающих

правовое положение физических и юридических лиц.

Общее стремление к построению единой системы российского законода-

тельства обусловливает участие региональных парламентов в федеральном за-

конотворческом процессе. Такое участие осуществляется в форме согласования

проектов федеральных законов по предметам совместного ведения Российской

Федерации и ее субъектов с законодательными и высшими исполнительными

органами государственной власти субъекта России, а также в форме законо-

творческой инициативы субъектов России, в том числе в возможности внесения

совместных (консолидированных) законотворческих инициатив парламентами

нескольких регионов. При этом степень реализации субъектами России предо-

ставленных им прав на участие в федеральном законотворческом процессе раз-

лична. Кроме того, на региональном уровне в настоящее время весьма распро-

странена практика опережающего законотворчества субъектов России по пред-

метам совместного ведения, существование которой в федеративном государ-

стве, по мнению автора, не может быть признано допустимым, целесообразным

и законодательно обусловленным.

Автором подчеркнуто, что воздействие федерального Центра на осу-

ществление государственно-властных полномочий субъектами Федерации

наиболее отчетливо проявляется в сфере разграничения предметов ведения и

полномочий, особенно правового регулирования по вопросам совместного

ведения. Для обоснования этого утверждения в параграфе определены сферы

ведения, в которых такое влияние оказывается и в которых оно непримени-

32

мо, принципы и способы разграничения совместных полномочий и их прак-

тическая целесообразность.

В Российской Федерации применяется совмещенный способ разграни-

чения предметов ведения и полномочий, который заключается в конституци-

онном закреплении сфер исключительной компетенции России, совместной

компетенции Федерации и ее субъектов и в признании за субъектами Россий-

ской Федерации всей полноты государственной власти в сфере их исключи-

тельного ведения.

Ввиду отсутствия конкретных перечней полномочий каждого из субъек-

тов законотворчества в рамках перечисленных предметов совместного ведения

автор полагает целесообразным сформулировать и законодательно закрепить

принципы разграничения полномочий совместного правового поля. К ним, по

мнению автора диссертации, следует отнести принципы законности и целесо-

образности регионального правотворчества, единообразного регулирования от-

ношений по предметам совместного ведения, демократического характера,

гласности регионального правотворчества, введения общих рамочных норм по

вопросам, которые относятся к компетенции субъектов России, недопустимости

опережающего регионального правового регулирования, научной обоснованно-

сти регионального правотворчества, его социальной обусловленности, систем-

ности и согласованности регионального законодательства.

Среди нашедших свое законодательное воплощение методов правового

регулирования вопросов, составляющих совместный предмет ведения,

наиболее целесообразным и нормативно обоснованным представляется зако-

нодательный (административный), то есть регулирование вопросов совмест-

ного правового поля посредством федеральных законов, на основе и в разви-

тие которых принимаются законы и иные нормативно-правовые акты субъ-

ектов России. Договорный метод разграничения совместных предметов веде-

ния и полномочий в отношениях между центром и регионам, основанный на

нормах Конституции России, Федеративном и иных договорах о разграниче-

нии предметов ведения и полномочий, призван стать лишь вспомогательным

средством оптимизации такого разграничения. В то же время нормативно

обоснованным и целесообразным следует признать заключение договоров

между органами государственной власти края, области и органами государ-

ственной власти входящих в их состав автономных округов в сложноустро-

енных субъектах России.

Наличие в регионах собственного законодательства по вопросам, нахо-

дящимся в исключительном ведении субъектов России, имеет правовую ос-

нову. Такое законодательство активно формируется, ибо призвано обеспе-

чить реализацию объективно существующей потребности проявления и за-

33

крепления специфических интересов российских регионов. Однако в боль-

шинстве случаев в законотворческой практике субъектов России отмечаются

различные подходы к правовому регулированию одноименных вопросов соб-

ственного исключительного ведения (например, вопросы казачества). Кроме

того, ряд вопросов, нуждающихся в региональном правовом регулировании,

субъекты России необоснованно игнорируют.

В целом, для России модель федерализма – это историческая традиция,

элементы которой можно обнаружить в самые ранние периоды русской исто-

рии и которая имеет устойчивую тенденцию к развитию и совершенствова-

нию на основе Регионального кодекса Российской Федерации, уменьшения

числа субъектов Федерации и закрепления их единого статуса.

Далее в диссертации обозначены особо заметные несоответствия и

противоречия между законами различных уровней власти, приведены типич-

ные причины их возникновения и определены известные российскому зако-

нодательству, а также наиболее действенные механизмы их ликвидации.

Современное российское законодательство характеризуется большим ко-

личеством правовых коллизий, нестыковок, противоречий между принимае-

мыми региональными законами и действующим федеральным законодатель-

ством. К числу наиболее распространенных видов и форм противоречий регио-

нального законодательства федеральному относятся нормы конституций (уста-

вов) субъектов России, закрепляющие существование регионального суверени-

тета, республиканского гражданства; содержащие нормы о республиках как

субъектах международного права, об их праве заключать договоры междуна-

родно-правового характера; предоставляющие регионам право самостоятельно

определять свой правовой статус либо устанавливать особое правовое положе-

ние регионального законодательства. В ряде республик в качестве правовой ос-

новы взаимоотношений с Российской Федерацией объявляются Федеративный

договор, другие двусторонние договоры и соглашения. Типичной для регионов

продолжает оставаться проблема перераспределения предметов ведения Рос-

сийской Федерации в ведение ее субъектов, присвоение последними себе феде-

ральных полномочий. В практической деятельности такое перераспределение

проводится в отношении прав и свобод человека и гражданина, регулирования

гражданских правоотношений; установления субъектами России региональных

судебных систем; учреждения российскими регионами государственных наград

и почетных званий; участия региональных органов власти в осуществлении фе-

деральных полномочий.

Многочисленные противоречия выявляются не только в конституциях

республик, уставах иных субъектов России, но и в законах указанных регио-

нов. Среди таковых автор называет региональное законодательство о госу-

34

дарственной гражданской службе, земельное законодательство, трудовое за-

конодательство и пр. В этих правовых сферах проблемы несоответствия ре-

шаются в пользу федеральных законов, а противоречащие им нормативно-

правовые акты субъектов России прекращают действие.

Наряду с проблемой несоответствия регионального законодательства

федеральному, принятому по предметам исключительного ведения Россий-

ской Федерации либо по предметам ее совместного с субъектами России ве-

дения, существует и проблема «обратного» характера, когда законам субъек-

тов России, принятым по предметам их исключительного ведения, не соот-

ветствуют федеральные законы. Решается эта правовая проблема в пользу

нормативно-правовых актов российских регионов, которые продолжают дей-

ствовать, несмотря на их противоречие федеральному закону.

Столь многочисленные коллизии регионального законодательства вы-

зываются различными причинами правового и внеправового характера, в том

числе общей обстановкой в стране, политико-экономическими интересами

региона, спецификой федеративных отношений в России, характером зако-

нотворческой деятельности и организацией законотворческого процесса в

российских регионах.

Однако комплекс мероприятий, направленных на ликвидацию выявля-

емых в региональном законодательстве коллизий и установление гармонич-

ных отношений между центром и регионами, доктринально определен и по-

следовательно проводится в жизнь. К ним федеральный законодатель отно-

сит обеспечение соответствия регионального законодательства федерально-

му со стороны органов государственной власти Российской Федерации и ее

субъектов; прокурорский надзор за соответствием федеральным законам

правовых актов, издаваемых субъектами Федерации; судебный контроль

Конституционного Суда Российской Федерации и конституционных (устав-

ных) судов субъектов России, а также судов общей юрисдикции, осуществ-

ляющих в установленных пределах нормоконтроль с позиций федерального

закона; деятельность полномочных представителей Президента России в фе-

деральных округах; ведение федерального регистра нормативно-правовых

актов субъектов России; привлечение к ответственности органов власти со-

ответствующего субъекта России за несоблюдение норм Конституции России

и федерального законодательства в виде досрочного прекращения полномо-

чий соответствующего органа-нарушителя.

Обоснованное проведение указанных мероприятий и приведение регио-

нального законодательства в соответствие с федеральным требует принятия

специального федерального закона о процедурах преодоления разногласий и

разрешения споров между органами государственной власти Российской Феде-

35

рации и органами государственной власти субъектов России. Кроме того, нор-

мативные положения о юридических коллизиях между актами различных уров-

ней власти и способах их устранения было бы полезно включить в федеральный

закон «О нормативных правовых актах Российской Федерации».

Но в качестве наиболее действенного и перспективного метода преодо-

ления коллизий регионального законодательства автор диссертационного ис-

следования предлагает применить дифференцированный подход к законо-

творческим полномочиям субъектов России, при котором объем и характер

их законотворческой компетенции поставлены в зависимость от историче-

ских традиций осуществления законотворческих полномочий и современного

потенциала в процессе разработки и принятия законов, а также от категории

субъекта Федерации. В результате практического использования дифферен-

цированного способа законодательного регулирования общественных отно-

шений целесообразно минимизировать объем законотворческих полномочий

автономных образований либо ликвидировать их законотворческие функции,

а сложившееся в них законодательство перевести в разряд подзаконного.

В пятой главе – «Современное состояние и перспективы развития

правотворческой политики в России» – раскрыто современное состояние

правотворческой политики в Российской Федерации (§ 1); выявлена тенден-

ция лоббирования в правотворчестве Российской Федерации (§ 2); исследо-

ван императив социализации законодательства в Российской Федерации

(§ 3); сформулированы перспективы развития правотворческой политики в

Российской Федерации (§ 4).

Оценивая достигнутый уровень качества правотворческой политики в

России, диссертант признает его неудовлетворительным ввиду многочислен-

ных недостатков. Наиболее отчетливо современное состояние правотворче-

ской политики в России характеризуют эффективность и результативность

правотворческой (прежде всего законотворческой) деятельности и право-

творческого (законотворческого) процесса, а также качество системы норма-

тивно-правовых актов (законодательства).

Одна из главных причин неэффективности законотворчества связа-

на с совершением законотворческих ошибок, которые допускаются как на

предварительном этапе законотворческой деятельности при подготовке зако-

нопроекта, так и на этапах собственно законотворческого процесса. Они, за-

частую, обусловлены выбором ненадлежащих правовых средств, отступле-

нием от правил законотворческой техники, русского литературного языка и

формальной логики, связаны с отказом от всенародных обсуждений законо-

проектов, с ускоренной процедурой принятия того или иного законодатель-

ного акта, с множественностью правотворческих органов, с отсутствием ме-

36

ханизма ответственности законотворческих органов за законотворческие

ошибки, с казуистичностью, декларативностью, обесцениванием, дублирова-

нием правовых норм, с нарушением стиля написания закона, с фактографи-

ческими ошибками, со снижением роли юридической науки в правотворче-

ском процессе.

Системе российского законодательства, кроме того, свойственны мно-

гочисленные юридические коллизии, порождаемые противоречиями между

нормативно-правовыми актами федерального уровня и аналогичными ак-

тами субъектов Федерации при отсутствии действенных правовых меха-

низмов профилактики противоречий. Они обусловлены сложностью, мно-

гоуровневостью российского законодательства, дефицитом правовой базы

при многочисленности действующих законов, одновременным действием

старых и новых законов и их бесконечными изменениями и дополнениями, в

форму которых нередко облекаются нормы и правила в новой редакции. За-

частую коллизии провоцируются отсутствием согласованности, системности

внутри акта и в сфере законодательства, отсутствием системы контроля за

приведением действующих нормативных актов в соответствие с новоприня-

тыми федеральными законами и механизма преемственности прежнему пра-

вовому регулированию. Подобные расхождения также вызываются отсут-

ствием эффективного механизма подзаконного нормативного регулирования,

усилением влияния на правотворческую политику указного и ведомственно-

го правотворчества, судебными ошибками, произвольным толкованием Кон-

ституции России и других нормативно-правовых актов. В результате опуще-

ния подобных правовых коллизий создается благоприятная почва для де-

формации правосознания и правового нигилизма.

Законотворческие ошибки и коллизионность российского законода-

тельства снижают качество правотворческой политики и обусловливают по-

требность в модернизации и оптимизации российского законотворчества и

законодательства.

Далее автор переходит к анализу института лоббирования, определе-

нию его структуры и содержания, выявлению проблем российского лоббизма

и поиску путей их цивилизованного преодоления.

В юридической науке лоббизм определяется как деятельность различных

заинтересованных субъектов, посредством которой они воздействуют на про-

цесс принятия выгодных для соответствующей группы государственных реше-

ний. К числу характерных субъектов лоббирования (групп лиц, оказывающих

давление на органы власти) юридическая наука относит политизированные

группы лоббистов (Президент России и его Администрация, Правительство

России и иные федеральные министерства и ведомства, администрации субъек-

37

тов России, а также органы судебной власти), экономических лоббистов (раз-

личные структуры бизнес-сообщества), социальных лоббистов (различные

профессиональные, творческие союзы; зарубежные группы давления либо

национальные диаспоры). В качестве объектов лоббирования (объектов воздей-

ствия) юридическая наука, как правило, называет законотворческие и исполни-

тельные органы власти, в том числе депутатов Государственной Думы и членов

Совета Федерации персонально, депутатские фракции и группы в Государ-

ственной Думе, комитеты и комиссии обеих палат российского парламента,

каждую палату парламента в целом, помощников парламентариев и сотрудни-

ков аппаратов Государственной Думы и Совета Федерации. В качестве методов

лоббистского влияния юридической доктрине известны сильные, незаконные и

мягкие, цивилизованные методы давления на власть. Среди множества видов

(форм) лоббизма ведущей формой реализации лоббистской деятельности при-

знается законотворческий лоббизм, ибо лоббирование наиболее отчетливо про-

являет себя в процессе выработки и принятия законов, в оказании влияния на

формирование законодательства.

Признание реальности лоббизма при всей его неоднозначной практике

в России свидетельствует о необходимости четкого нормативного регулиро-

вания лоббистской деятельности в виде скорейшего принятия федерального

закона «О лоббистской деятельности в Российской Федерации», учитываю-

щего нормы предлагавшихся законопроектов, анализ которых позволит

учесть позитивные и изменить негативные нормы. В российском законе

необходимо сформулировать понятие лоббизма, определить признаки, прин-

ципы, функции этого института. При реализации лоббистской деятельности

должна использоваться классическая трехзвенная схема: группы давления –

профессиональные лоббисты или лоббистские организации – парламентарии.

Центральным звеном этой схемы являются лоббисты, через которых только и

может осуществляться лоббистская деятельность в интересах клиентов

(групп давления), и которые должны быть отделены от парламентариев.

В нашей стране наиболее подготовлено и профессионально могут вы-

ступать в роли лоббистов адвокаты и «свободные» юристы, которые обслу-

живают коммерческие организации и предприятия, а также практические

специалисты в соответствующей области знаний. К лоббистам наряду с фи-

зическими лицами должны быть официально причислены союзы, организа-

ции, адвокатские и консультационные конторы, специальные агентства, од-

ной из целей деятельности которых является воздействие на осуществление

органами власти своих полномочий. Российских ученых – специалистов в

соответствующих областях знаний целесообразно приглашать в качестве

экспертов, консультантов и советников для компетентного обоснования лоб-

38

бируемых интересов. В свою очередь, целесообразно установить запрет на

занятие лоббистской деятельностью депутатам Государственной Думы и

членам Совета Федерации Федерального Собрания, депутатам законодатель-

ных (представительных) органов государственной власти субъектов России,

федеральным и региональным государственным служащим, выборным и

иным должностным лицам местного самоуправления и муниципальным слу-

жащим; установить запрет в отношении органов судебной власти, приглаша-

емых или назначаемых органами власти экспертов, консультантов и советни-

ков по вопросам их экспертной деятельности, граждан иностранных госу-

дарств, лиц без гражданства или с двойным гражданством, а также несовер-

шеннолетних.

Лоббирование в парламенте начинается с поиска сторонников или еди-

номышленников среди депутатов либо с проявления способности лоббиста

переубедить или склонить на свою сторону «колеблющихся» депутатов, тех,

кто не имеет четкой позиции по данному законопроекту. После того, как со-

ответствующие депутаты найдены, в Государственную Думу вносится опре-

деленный законопроект, направленный на продвижение законодательных ин-

тересов группы давления либо альтернативный тому, который может уще-

мить интересы группы давления, или направленный на внесение отдельных

поправок в действующие законы. Соответствующая лоббистская деятель-

ность может осуществляться на любом этапе законотворческого процесса, а

залог ее результативности – принятие лоббируемого закона и его подписание

Президентом России. При этом вполне логично и финансово оправдано было

бы позволить осуществление лоббистской деятельности за вознаграждение.

Цивилизованное осуществление лоббизма обусловливает установление

мер ответственности лоббистов за осуществление незаконной лоббистской

деятельности при обеспечении открытости и гласности лоббизма. Примене-

ние таких мер к нарушителю должно происходить в судебном порядке.

Настоятельная необходимость регулирования лоббистской деятельно-

сти обусловлена тем, что лоббизм может как позитивно, так и негативно вли-

ять на социально-экономические и политические процессы. Но в целом, лоб-

бизм – необходимый институт демократического процесса, для цивилизован-

ного развития которого в России уже сложились необходимые условия.

Начать же создавать цивилизованный лоббизм в России целесообразно с вне-

сения соответствующих норм в регламенты палат российского парламента.

Диссертантом сформулирована потребность в адаптации российского

законодательства (в широком смысле этого понятия) к нуждам и потребно-

стям отдельных индивидов, социальных групп, общества в целом, перечис-

лены успехи, достигнутые в области социализации законодательства, и обна-

39

руживаемые при ее осуществлении проблемы, а также сформулированы

предложения, направленные на повышение результативности этого процесса.

Под социализацией законодательства в России понимается деятель-

ность компетентных органов и лиц, выражающаяся в принятии законов, учи-

тывающих нужды и потребности общества в целом либо отдельного индиви-

да, направленных на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и

свободное развитие человека.

На современном этапе исторического развития России можно наблю-

дать определенные успехи в процессе социализации российского законода-

тельства. В частности, отмечаются достижения в жилищном строительстве;

осуществляется поддержка материнства и детства, повышение уровня рожда-

емости и снижение естественной убыли населения; повышаются пенсии и

социальные пособия; предпринимается увеличение объемов и улучшение ка-

чества медицинского обслуживания; оказывается государственная поддержка

учебным заведениям страны, педагогам и учащимся; наблюдается развитие

агропромышленного комплекса. Кроме того, отмечаются существенные до-

стижения регионального законодательства в социальной сфере.

Однако социальная ситуация в нашей стране остается очень сложной,

провозглашенный курс на социализацию законодательства в России нередко

оборачивается принятием в лучшем случае «неработающих», а возможно и

прямо асоциальных законов.

К числу «неработающих» автор относит отдельные нормы Семейного ко-

декса России, закрепляющие право выпускников детских домов на получение

ими жилого помещения в соответствии с жилищным законодательством; нормы

федерального закона о статусе судей, гарантирующие право на получение жи-

лого помещения судьями, нуждающимися в улучшении жилищных условий;

нормы федерального закона об обязательном медицинском страховании в части

нарушения территориального принципа действия страхового полиса обязатель-

ного медицинского страхования, который дает право бесплатно лечиться в лю-

бой государственной или муниципальной больнице или поликлинике; нормы о

социальном страховании в пенсионном законодательстве.

Нежелательные для социальной обстановки последствия порождает

практическая реализация нормативных положений принимаемых как на фе-

деральном, так и на региональном уровне социальных законов. Так, недо-

статки практической реализации миграционного законодательства порождает

уведомительная система миграционного учета, а для их преодоления следует

разработать и принять Основы законодательства в сфере реализации мигра-

ционной политики и развивающие их региональные законы. В условиях бур-

ного развития жилищного законодательства конфликт интересов обнаружи-

40

вается в вопросах неплатежей за жилье и коммунальные услуги, с ним свя-

занные, а цивилизованным способом разрешения подобной проблемы пред-

ставляется возложение на должника трудовой обязанности с целью компен-

сации образовавшейся задолженности. Реализация конституционного права

российских граждан на труд осложняется отказом государства от обязанно-

сти предоставлять работу всем желающим гражданам. При реализации зако-

нодательства о здравоохранении и социальной защите российских граждан

недостатки обнаруживаются в части непредоставления (несвоевременного

предоставления) российским гражданам необходимой медико-социальной

помощи, а также в части отказа российского государства от помощи своим

гражданам, прежде всего детям, пенсионерам и инвалидам. Недостатки прак-

тической реализации законодательства в сфере образования выражаются в

наличии декларативных норм, в большом количестве законотворческих оши-

бок, в недостаточной правотворческой активности отдельных субъектов, в

медлительности законодателя. С целью преодоления недостатков региональ-

ного социального законодательства, выражающихся в полном дублировании

положений соответствующего федерального закона, в невысоком качестве

понятийного аппарата, на уровне субъектов Федерации целесообразно при-

нятие региональных целевых программ, развивающих и конкретизирующих

положения федерального законодательства.

В качестве одной из основных причин неэффективности процесса социа-

лизации законодательства в России названа проблема высокой численности

бюрократического аппарата при существенном снижении численности населе-

ния. Самое время предусмотреть в законодательстве сокращение чиновничьего

аппарата, а также внести предложение по перераспределению полномочий, в

том числе по передаче значительной части функций и полномочий, которые

осуществляют государственные органы Федерации и регионов, в негосудар-

ственный сектор. Высвободившиеся в такой ситуации денежные средства сле-

дует направить нуждающимся в них российским гражданам.

В качестве основных направлений преобразования и совершенствования

нестабильной и неэффективной правотворческой политики в России автором

предложено использовать такие меры как построение правотворческой поли-

тики на основе идеи, концепции, общегосударственной программы законо-

творчества (правотворчества); повышение качества законотворческой (право-

творческой) деятельности и соответствующего процесса, создание необходи-

мых условий для полноценной законотворческой работы, нормативное регу-

лирование лоббизма, нормативное обеспечение требования социализации за-

конодательства; совершенствование структуры и содержания нормативно-

правового акта, прежде всего российского закона; обеспечение системного

41

развития законодательства, упорядочение системы нормативно-правовых ак-

тов, обновление нормативно-правовой базы; устранение пробелов и преодоле-

ние коллизий действующего законодательства; обеспечение научного сопро-

вождения правотворческой деятельности; организация правового воспитания,

правового образования и повышение правовое культуры населения. При их

практической реализации особое внимание предлагается обратить на:

построение правотворческой политики на основе сформулированной

концепции;

повышение качества правотворчества (законотворчества) и соответству-

ющего процесса;

совершенствование структуры и содержания нормативно-правового акта,

прежде всего российского закона;

обеспечение системного развития законодательства, упорядочение систе-

мы нормативно-правовых актов, обновление нормативно-правовой базы;

устранение пробелов и преодоление коллизий действующего законода-

тельства;

обеспечение научного сопровождения правотворческой деятельности;

организацию правового воспитания и повышение правовой культуры

населения.

Перечисленные мероприятия заслуживают нормативного закрепления в

федеральном законе «О законах и иных нормативных правовых актах Рос-

сийской Федерации» либо «О нормативных правовых актах Российской Фе-

дерации», а также в федеральном законе «О системе правовых актов».

В Заключении подведены итоги проведенной диссертационной рабо-

ты, систематизированы основные положения, полученные в процессе иссле-

дования дискуссионных вопросов, сформулированы выводы и предложения

по результатам научных изысканий, даны рекомендации о перспективах и

направлениях совершенствования российской правотворческой политики.

Основные положения диссертации

отражены в следующих публикациях автора

Статьи, опубликованные в научных журналах и изданиях, которые

включены в перечень российских рецензируемых научных журналов и изданий

для опубликования основных научных результатов диссертаций:

1. Золотухина Т. А. Проблемы законотворчества субъектов Российской

Федерации [Текст] / Т.А. Золотухина // Право и политика. – 2004. –

№ 11 (59). – 1,3 п. л.

42

2. Золотухина Т. А. Способы устранения коллизий в законодательстве

субъектов Российской Федерации [Текст] / Т.А. Золотухина // Право и госу-

дарство: теория и практика. – 2005. – № 1. – 0,625 п. л.

3. Золотухина Т. А. Роль федерального Центра в изменении правового

статуса регионального нормотворчества [Текст] / Т.А. Золотухина // Право и

политика. – 2005. – № 3 (63). – 0,625 п. л.

4. Золотухина Т. А. Правотворческая политика Российского государ-

ства [Текст] / Т.А. Золотухина // История государства и права. – 2008. –

№ 15. – 0,44 п. л.

5. Золотухина Т. А. Российский лоббизм: современное состояние и пер-

спективы развития [Текст] / Т.А. Золотухина // Право и политика. – 2008. –

№ 10 (106). – 1,25 п. л.

6. Золотухина Т. А. Проблемы социализации российского законода-

тельства [Текст] / Т.А. Золотухина // Конституционное и муниципальное

право. – 2009. – № 17. – 0,5 п. л.

7. Золотухина Т. А. Влияние указного правотворчества на характер

правотворческой политики России [Текст] / Т.А. Золотухина // Право и поли-

тика. – 2011. – № 1 (133). – 0,625 п. л.

8. Золотухина Т. А. Исторические предпосылки формирования совре-

менной правотворческой политики России [Текст] / Т.А. Золотухина // Исто-

рия государства и права. – 2011. – № 4. – 0,5 п. л.

9. Золотухина Т. А. Суверенизация российских регионов (субъектов

Российской Федерации) как правовая коллизия [Текст] / Т.А. Золотухина //

Исторические, философские, политические и юридические науки, культуро-

логия и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2011. – № 3 (9).

Часть III. – 0,625 п. л.

10. Золотухина Т. А. Соотношение юридических конструкций «законо-

творчество» и «законодательство» [Текст] / Т.А. Золотухина // Право и обра-

зование. – 2011. – № 11. – 0,625 п. л.

11. Золотухина Т. А. Влияние федерального центра на законотворче-

ство в регионах [Текст] / Т.А. Золотухина // Наука и образование: хозяйство и

экономика; предпринимательство; право и управление. – 2012. – № 7 (26). –

0,7 п. л.

12. Золотухина Т. А. Основные направления оптимизации российской

правотворческой политики [Текст] / Т.А. Золотухина // Наука и образование:

хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2013. –

№ 4 (35). – 1,25 п. л.

43

13. Золотухина Т. А. Правовая политика в области укрупнение россий-

ских регионов [Текст] / Т.А. Золотухина // Конституционное и муниципаль-

ное право. – 2013. – № 5. – 0,5 п. л.

14. Золотухина Т. А. К вопросу о современном состоянии и перспекти-

вах развития российского законодательства [Текст] / Т.А. Золотухина //

European Social Science Journal (Европейский журнал социальных наук). –

2014. – № 5. Том 1. – 1,2 п. л.

15. Золотухина Т. А. Особенности законотворчества в субъектах РФ

// Исторические, философские, политические и юридические науки, культу-

рология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2014. – № 9 (47).

Ч. 1. – 0,625 п. л.

16. Золотухина Т. А. Федеральный законотворческий процесс и его

проблемы // Евразийский юридический журнал. – 2014. – № 9 (76). –

0,75 п. л.

17. Золотухина Т. А. Современное состояние и направления совершен-

ствования законодательства России [Текст] / Т.А. Золотухина // Государ-

ственная власть и местное самоуправление. – 2015. – № 4. – 0,75 п. л.

Монографии:

18. Золотухина Т. А. Закон субъекта Российской Федерации как источник

права [Текст] / Т.А. Золотухина. – Ростов н/Д: «Феникс». – 2005. – 11 п. л.

19. Золотухина Т. А. Правотворческая политика современной России.

[Текст] / Т.А. Золотухина. – Ростов-на-Дону: ООО «Наука-Спектр». – 2011. –

27,5 п. л.

20. Золотухина Т. А. Законотворчество и законодательство в России:

теория и практика. – Saarbrucken, Germany. – LAP LAMBERT Academic Pub-

lishing GmbH & Co. KG. – 2012. – 26,375 п. л.

21. Золотухина Т. А. Прошлое, настоящее и будущее законотворческой

деятельности в России. Монография [Текст] / Т.А. Золотухина. – М.: Изд-во

Юр-ВАК. – 2015. – 20,94 п. л.

Статьи, опубликованные в других научных изданиях:

22. Золотухина Т. А. Общая концепция регионального закона [Текст] /

Т.А. Золотухина // Актуальные проблемы правоведения. – 2004. – № 3 (9). –

0,625 п. л.

23. Золотухина Т. А. Коллизии в законодательстве субъектов РФ и спо-

собы их устранения [Текст] / Т.А. Золотухина // Правовые проблемы эконо-

мической, административной и судебной реформы в России : научные труды

членов Российской академии юридических наук (РАЮН) и материалы обще-

44

российской научно-практической конференции РАЮН (г.Москва, 20–21 де-

кабря 2004 г.) // Научные труды. Выпуск 5. М.: Издательская группа

«Юрист». – 2005. – 0,44 п. л.

24. Золотухина Т. А. Суверенны ли российские регионы? [Текст] /

Т.А. Золотухина // Проблемы теории и юридической практики в России : ма-

териалы Международной научно-практической конференции (г. Самара,

28–29 апреля 2005 г.) / отв. ред. А. Е. Пилецкий. – Самара: Изд-во Самар. гос.

экон. акад. – 2005. – 0,375 п. л.

25. Золотухина Т. А. Соотношение федерального закона и закона субъ-

екта Российской Федерации [Текст] / Т.А. Золотухина // Основы государства

и права. – 2005. – № 4. – 0,625 п. л.

26. Золотухина Т. А. Ликвидация регионального законодательства как

способ укрепления государственного устройства России [Текст] / Т.А. Золо-

тухина // Актуальные проблемы государственной безопасности Российской

Федерации. Сб. тр. науч. конф. / Рост. гос. ун-т путей сообщения. – Ростов

н/Д. – 2008. – 0,25 п. л.

27. Золотухина Т. А. Законодательное оформление лоббистской дея-

тельности в Российской Федерации [Текст] / Т.А. Золотухина // Государ-

ственность и право славянских народов в условиях глобализации : труды

6-ой международной научно-практической конференции (г. Ростов-на-Дону,

27–28 февраля 2009 г.). – Ростов н/Д.: Рост. гос. ун-т путей сообщения. –

2009. – 0,375 п. л.

28. Золотухина Т. А. Юридическая природа и сущностные характери-

стики правовой политики России [Текст] / Т.А. Золотухина // Россия, XXI

век: право, общество, государство : материалы межрегиональной научно-

практической конференции (г. Ростов-на-Дону, 9 октября 2009 г.). – Ростов-

на-Дону: РИО «Профпресс». – 2010. – 0,44 п. л.

29. Золотухина Т. А. Отзыв: Иванников И. А., Рубанова Н. А. Меди-

цинское право. учебное пособие. М., 2008. 208 с. [Текст] / Т.А. Золотухина //

Правовая политика и правовая жизнь. – 2010. – № 1 (38). – 0,3 п. л.

30. Золотухина Т. А. Предпосылки ликвидации сферы совместных

предметов ведения и полномочий [Текст] / Т.А. Золотухина // Общественные

науки. – 2011. – № 5. – 0,94 п. л.

31. Золотухина Т. А. «Законотворчество» и «законодательство»: соот-

ношение понятий [Текст] / Т.А. Золотухина // Проблемы формы Российского

государства: прошлое, настоящее, будущее : труды Международной научной

конференции (г. Ростов-на-Дону, 8 февраля 2012 г.) / под ред. И. А. Иванни-

кова. – Ростов н/Д.: ФГБОУ ВПО РГУПС. – 2012. – 0,5 п. л.

45

32. Золотухина Т. А. К вопросу об осуществлении законотворческих

полномочий субъектами РФ [Текст] / Т.А. Золотухина // Общественные

науки. – 2012. – № 4. – 0,875 п. л.

33. Золотухина Т. А. Основные этапы исторического развития законо-

творческой деятельности в России [Текст] / Т.А. Золотухина // Историко-

правовая реальность в глобальном и региональном измерениях : материалы

XXVII Международной историко-правовой конференции (г. Евпатория,

20–23 сентября 2012 г.). – Украина. Киев – Симферополь. – 2012. – 0,44 п. л.

34. Золотухина Т. А. Основные направления повышения эффективно-

сти российского законодательства как способы совершенствования право-

творческой политики в России [Текст] / Т.А. Золотухина // Источники права

Украины, других государств и международного сообщества: история и со-

временность : материалы XXIX Международной историко-правовой конфе-

ренции (г. Феодосия, 19–22 сентября 2013 г.). – Украина. Киев – Симферо-

поль. – 2013. – 0,5 п. л.

35. Золотухина Т. А. Общая концепция российской правотворческой

политики [Текст] / Т.А. Золотухина // Актуальные вопросы правовой полити-

ки : сборник научных трудов Международной научно-практической конфе-

ренции (г. Москва, 3 февраля 2014 г.) / АНО содействия развитию соврем.

отечеств. науки. Изд. дом «Науч. обозрение»; ред. кол.: М. В. Васильева

(гл. ред.) и др. – М.: ООО «Ваш полиграф. партнер». – 2014. – 0,56 п. л.

36. Золотухина Т. А. Российское законодательство: современное состо-

яние и перспективы развития [Текст] / Т.А. Золотухина // Вестник юридиче-

ского факультета Южного федерального университета. – 2014. – № 2. –

1,125 п. л.

37. Золотухина Т. А. Коллизии законодательства субъектов Российской

Федерации и способы их устранения [Текст] / Т.А. Золотухина // Россия в со-

временном мире: политико-правовой аспект: материалы международной науч-

ной конференции (Ростов-на-Дону – Дивноморск, 4 – 8 мая 2015 года) / под ред.

И. А. Иванникова. Л. А. Минасян. – Ростов н/Д: ДГТУ. – 2015. – 0,94 п. л.

46

Подписано в печать 24.09.2015.Times New Roman.

Формат 60×84/16. Усл. п. л. 2,0. Тираж 100 экз. Заказ 159.

Оригинал-макет подготовлен и тиражирован в ООО «Эпицентр»

308010, г. Белгород, ул. Б. Хмельницкого, д. 135, офис 1



Похожие работы:

«ЕГОШИН Олег Ананьевич ВЛИЯНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ МЫСЛИ НА ИНСТИТУТ ВОИНСКИХ НАКАЗАНИЙ В РОССИИ (СЕРЕДИНА XV – НАЧАЛО XX вв.) Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Казань – 2015 Научный руководитель: Официальные оппоненты: Ведущая организация: Иванов Виталий Алексеевич, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой...»

«СТЕПАНЕНКО РАВИЯ ФАРИТОВНА ОБЩЕПРАВОВАЯ ТЕОРИЯ МАРГИНАЛЬНОСТИ Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук Казань, 2015 Рыбаков Олег Юрьевич, доктор юридических наук, доктор профессор, заведующий кафедрой философских наук, Научный консультант Официальные оппоненты Ведущая организация: теории и истории государства и права Российской правовой...»





 
© 2015 www.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.